Загрузка…

PSYLINE (ПСИЛАЙН) это международная организация, объединяющая 52 квалифицированных специалиста(ов) пси-сферы.

00
:
20

ПСИЛАЙН Всегда рядом

давайте это обсудим: сказочная история как трамплин для свободных ассоциаций старшего подростка и молодого взрослого

 я люблю предлагать клиентам как трамплин для их свободных ассоциаций, ведущих к ядерному напряжению в их психике, сказочные истории, двигаясь к обсуждению скрытых напряжений-желаний окольными путями

Сказочная история

Ключевое переживание на уровне мысли: «Все рухнуло в моей первой любви, потому , что я плохой и не-идеальный, я во всем виноват, я больше никогда не полюблю никого на земле, хотя с ушедшим из отношений человеком я был , как в дурмане, но я ведь должен любить и любовь должна быть единственной, в моей жизни именно поэтому никого никогда не будет больше и точка»

( Пояснение: это сказка-предупреждение для подростков мужского пола с 16-17 лет и взрослых, которая читается тогда, когда отношения первой любви точно завершились разрывом и это пришлось на время пребывания в лагере, но при этом именно оставленный подросток точно очень переживает и плачет, а вы точно знаете, что иная сторона в завершенных отношениях непоследовательна в поведении, заносчива, горделива и самолюбива,  не хочет отношений, а просто периодически, когда слышит убедительные рассуждения об исключительных качествах  оставленного подростка и его полезности и услужливой мягкости и иных качествах, проверяет насколько сильное сохранилось влияние на подростка у нее - стороны выступающей в качестве человека оставившего, ушедшего  и проверяет может ли подросток  предоставить доказательства ее нужности и значительности. То есть интересует только подтверждение оснований для проявлений самолюбования и особого права на все самое исключительное, где точно есть тенденция всецело переложить вину за завершившиеся отношения на оставленного, однако доказательств для справедливости восхищения собой необходимо все больше и больше и все время кажется, что этих доводов очень мало, где постоянно через общих друзей оценивается  насколько подросток, которого оставили, - молча причем оценивается,- способен быть полезным и имеет ли высокий статус среди других подростков, верховодит ли,  где требуется подтверждения своей самооценки восторгами на постоянной основе, возможно вторая оставившая сторона и возобновила бы отношения, но только если эти отношения будут идеальными , - а ничто в реальности не может быть идеальным,-только при уверенности, что оставленный подросток может  удовлетворить потребности на идеальном уровне, будет полезен, при доказательстве, что при возвращении получиться занять более высокий, влиятельный  статус в отношениях и с большой силой воздействовать своей силой, усмирять подростка и оказывать это  воздействие, видя плоды, то есть если есть шанс увидеть возможность подпитать свои нарциссические чувства (то есть чувства связанные с собой, со своей самоценностью, самоуважением, самопринятием).  А смысл предлагаемой сказочной истории выражает позицию великого гуманиста, основателя детского психоанализа , детского психоаналитика Француазы Дольто, говорящей о том, что первая любовь должна умереть, в смысле завершиться, закончиться,  символически "умереть", поскольку в ней больше исследования своего опыта, очарованности прелестью, мало ответственности, мало понимания себя и реальных особенностей партнёра, обычно она заканчивается разрывом отношений и если переживания после разрыва такого разрыва не завершены, не отжиты, итог плачевный, ведь иначе зациклившись на трагичном финале первой, незрелой  любви можно застрять на предподростковом нарциссизме ( проблемах самопринятия, самоуважения, самолюбования и возможности найти правильное отражение своих качеств через общение и похвалы с другим похожим человеком); мы находим намеки на метафорическую реализацию мысли, что первая, незрелая любовь должна умереть, как говорит Ф. Дольто, в трагичном финале шекспировской пьесы «Ромео и Джульета», а так же – в трагическом финале «Маленького принца» Антуана-де-Сент-Экзюпери, в первой, скороспелой, незрелой любви обычно нет ответственности за последствия своих реакций  и она не способна порождать в гармонии нечто плодотворное, ибо на это нет возможностей ни внутренних, ни внешних. А оснований застрять в предподростковом и подростковом нарциссизме пруд пруди. Этап предподросткового нарциссизма связан с ситуацией, когда все проблемы крутятся вокруг себя самого, в смысле своего самопринятия (принятия всех своих противоречивых особенностей) и самоуважения, есть постоянные сомнения в том, что являешься достойным человеком, существует лишь потребность в подтверждении этого самоуважения восхищением, причем постоянным, с выраженным тщеславием, максимализмом, где есть переживаемая невозможность представить , что другой человек может иметь иную позицию, отличную от твоей и быть порядочным человеком, уверенность , что есть право на большее внимание и на все исключительное, зависимость от пользы и выгоды, которая получена от других, где другие по сути лишь функция, расширяющая эмоциональные и реальные возможности за счет всего, что берешь у другого. Именно поэтому Ф. Дольто  замечает: «Но не является ли нарциссизм одной из опасностей, которые подстерегают нас в отрочестве и одним из его искушений? Конечно, да. Любовь это слишком большой риск погубить прошлое без надежды на будущее...Нарциссизм - это то же самое, что эгоизм в любви: любят только себя самого, пребывая в иллюзии, что это кто-то другой, потому что нет другого выхода. Эхо не нравится нарциссу. Он не ищет в ней "другого", поскольку созерцание собственного изображение приготовило ему ловушку....Нарцисс...теоретически он гомосексуалист... обмен беглыми ласками, онанизм вдвоем....по мифу они (Нарцисс и Эхо) никогда не встретятся, поскольку юноша занят только своим отражением...Говорят, что гомосексуалистов становиться все больше и больше, но это неправда! Юноши считают себя таковыми и живут так, потому что обожглись на первой любви. Это легкий путь. Освобождение от обязательств. И они остаются гомосексуалистами, поскольку никто не поддерживает их в желании рискнуть еще раз. Они потерпели поражение в первой любви, и никто не сказал им: "Не отчаивайся, это лишь первый опыт. Он подготовит тебя к другой встрече, когда все будет надежнее и произойдет с человеком, который поверит в тебя"...Только научившись ответственности, они станут взрослыми и тогда не нужно будет возвращаться в состояние предподроскового нарциссизма... У первой любви может быть только трагический конец....Такая как есть она должна умереть, она не сможет образоваться в новую жизнь.." (Дольто Ф. На стороне подростка, Екатеренбург, Рамма Паблишин, 2018-с..45-48, 59-60). О чем тут? О том, что когда интересуешься собой в аспекте как добиться самопринятия и не раниться , потеряв уверенность в себе, от других, когда они  высвечивают твои недостатки и когда переполнен проблемами принятия своих особенностей , принятием понимания, что являешься достаточно хорошим человеком , проблемами самоуважения, все в этом случае у тебя крутиться вокруг себя и это называется нарциссизмом. И именно при нарциссизме тянет к человеку полностью подобному тебе, который только и делает , что повторяет твои мысли и  замечает , правильно называя словами, исключительно твои особенности и качества, восхищается, в крайнем случае – такой человек повторяет и твой пол, например, тянет к представителю твоего пола. Однако , необходимо помнить, что гомосексуальные проявления бывают не только такой природы, но и результатом внутриутробных генетических мутаций (Дик Свааб,2010). Задача помочь порассуждать о своих чувствах от разрыва в первой любви под непривычным углом, помочь стимулировать шаг к тому, чтобы  не застрять в нарциссических проявлениях предподрасткового возраста, помочь разобраться в своих переживаниях. Направлена именно на помощь в обсуждении сложных чувств после разрыва отношений. В основе представленного сюжета как предупреждения , лежит древний сюжет отношений , отраженный в былине о Добрыне Никитиче и первой его супруге киевской чародейке Маринке Игнатьевне, которая была его женой до Настасьи Микулишны. Добрыня Никитич хотел импульсивно и бесцельно подстрелить голубей на ее тереме, но его стрела попала  в окно и в зеркало Маринки Игнатьевны, разбила большую ценность для киевской чародейки Маринки Игнатьевны ( что может быть ценней для нарциссической личности вещи, позволяющей любоваться собой), за это она назвала Добрыню Никитича засельщиной-деревенщиной, он на нее разозлился, а позже она его чарами приворожила (метафора манипулятивных  действий, - действий  , приятная форма которых не отражает содержания и которые направлены на то, чтобы помимо воли вызвать в другом нужную тебе реакцию и усемерить в нужном тебе направлении,- формирующих эмоционально-психологическую зависимость), Добрыня Никитич словно одурманеный начал испытывать влечение к ней, сделался ее возлюбленным и перестал есть и пить, стал чахнуть, а когда пришел к ней на вечер увидел, что там она со Змеем Горынычем, на самом деле она любила Змея, с любовью она нажаловалась Змею на то, какой ущерб причинил ей Добрыня Никитич, разбив зеркало,  но Добрыня Никитич напугал Змея своей силой и Змей решил, что Маринка Игнатьевна под сильным влиянием Добрыни Никитича, как друга, сердечного друга, подумал, что у Марины не он один друг, что предпочитает она него, а Добрыню Никитича. Однако  чародейка сказала, что, на самом деле, она любит Змея Горыныча, как друга сердечного и может доказать это и превратить Добрыню Никитича в быка- тура с золотыми рогами, который будет ей со Змеем Горынычем воду возить, - все это только для того, чтобы как можно более наглядно доказать свою преданность Змею Горынычу, просила вернуться Змея, но Змей уже разуверился в Маринке Игнатьевне и улетел от нее, чародейка киевская Маринка превратила –таки Добрыню Никитича в гневе в тура с золотыми рогами, но это не вернуло Змея Горыныча, а после чародейка еще пришла на пир к князю, где была  мать Добрыни Никитича –  вдова Афимья Александровна ( в некоторых былинах ее называют Мамелфа Тимофеевна) и его крестная Анна Ивановна;   там Марина возилась с княжескими детьми и стала хвастаться, что превратила Добрыню Никитича в быка с золотыми рогами и ходит он десятый , как атаман,  среди превращенных ею. Мать Добрыни вдова была уже слишком стара, чтобы вступать в перепалку с  чародейкой, хотя очень хотелось. В перепалку с киевской кудесницей вступила крестная Анна Ивановна и даже подралась. А мать Добрыни материнской силой поворожила даже. Чародейка Марина решила расколдовать Добрыню Никитича, поскольку было понятно, что Змей Горыныч к ней уже не вернется, да и на нее надавили на пиру,  она нашла его в образе тура , сказала, что любит его вечной любовью  и говорила, что расколдует его, если он жениться на ней и с ярым отчаянием собиралась за него замуж. Киевская чародейка твердо убеждала богатыря, что расколдует его и  взамен он должен женится на ней, Добрыня сказал, что женится, но проучит ее, как подобает мужу, проучить свою жену.  Маринка Игнатьевна не поверила ему и вступила с ним в брак, вскоре Добрыня увидел, что она чародействует и ведьмачит-волошествует и  на деле у нее нет не одной иконы Христа и поскольку она любила на самом деле Змея, хотя о вечной любви она говорила Добрыни, да ещё над Добрыней беззастенчиво помимо воли волошила-ворожила ,за то, что обнималась и миловалась со Змеем Горынычем , да была чародейкой, Добрыня жестко проучил ее, как было принято в древности, зарубил ее. Это жестская метафора полного разрыва с прошлым и манипулирующей, управляющей тобой женщиной чьи поступки по форме, не совпадают с действительным их содержанием, когда за благими признаниями в вечной любви ничего не стоит, кроме ожиданий использовать ситуацию выгодным для себя образом. Позже он женился на Настасье Микуличне, дочери Микулы Селяниновича, с которой первоначально они схлеснулись на поединке, в борьбе друг с другом,  признав равные силы  друг у  друга, поженились, а именно - по окончанию поединка Настасья Микулична подала идею на ней жениться, предполагалось, что подчинится ему в акте брачных уз не потому, что слабее, а потому, что признает в нем силу, а такое предложение было подарком Добрыни Никитичу, способному повысить свой статус в обществе (славяне переходили из отрочество ко взрослость через акт супружества ) за счет этого, иметь возможность удовлетворять свои потребности на постоянной основе и иметь подтверждение того, что перед ним приклонили голову и подчинились. Добрыня согласился и остался женат на Настасье Микуличне - женщине с бурным нравом, но способной поддерживать очаг, быть преданной и умеющей сохранять отношения. Это был его второй брак. (по: Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. Издание подготовили А. П. Евгеньева,Б. Н. Путилов. М., 1977. №9.). В основе этой былины лежит еще более древний сюжет отношений, отраженный в сказке Иван-Белая Рубаха, где у Ивана первая суженная, оказавшаяся самолюбивой и, к тому же, так или иначе влюбленной на самом деле в Змея Горыныча, пыталась извести Ивана, свести его со свету, мучила, выведала в чем сила Ивана, а сила была в его белой рубахе, похитила ее и ушла к своему возлюбленному Змею-Горынычу, Иван переживал предательство, однако смог снова обрести силу, с помощью которую ему оказали Орел, воробей и Сокол,  нашел в себе силы победить Змея с помощью кольца, которое получил от Орла, Воробья и Сокола, оно позволяло оборачиваться зверями, потому ему удалось одержать триумф , в том числе - победить горе в себе, он сам разоблачил Елену Прекрасную и тогда уже , раз она любила Змея Горыныча и предала его, выкинул ее из дворца, по другой версии казнил Ее, во второй раз Иван сделал своей суженой уже служанку. И в былине и в сказке жёстко зарубают за предательство, проявляя в этом особую ярость, чтобы символически показать, что избавляются от искушения вернуться к прошлому. В предлагаемой сказке-истории способности героини -колдуньи взяты из образа Хозяйки медной горы П. Бажова, способность делать окаменелым она использует в сказке «приказчиковы подошвы», где хозяйка медной горы превращает героя в каменную глыбу, но герой был отрицательный, агрессивный и пустой. Такая способность обычна для сказок и мифов, в древнем сюжете  из греческой мифологии горгоны взглядом превращают людей в камень. Отрубленная Персеем голова Медузы горгоны обладает этим свойство колдовства и после смерти Медузы. Такой способностью головы и после отсечения превращать в камень мифический герой Персей неоднократно пользовался. Сказка (которую предлагаю ниже) на осознание тяжелых чувств , связанных с завершением первой любви, на принятие этих чувств и принятие базовой несовместимости во вторичных (вторичных, значит не-родительских) отношениях. Эта сказочная история демонстрирует метафорическое предупреждение об опасностях разрушительных первых отношений с оттенком манипуляции, эмоциональной зависимости и иллюзий любви. Этот опыт в жизни , так или иначе, большинству придется проживать и перерабатывать. Обсуждение этой щекотливой темы облегчается через сказку , направленную на осознания возможностей выхода из застревания на разрыве и иллюзиях первых, скороспелых отношений, может предлагаться как  старшим подросткам с 16-17 лет, так и взрослым, например, в "Орленке" старшие подростки отмечали, что много плакали от любви. Здесь эта сказочная история  позволит в безопасной форме , мягко поговорить о таком опыте, когда первая любовь именно завершилась разрывом, а переживания крайне сложные и заставляют много плакать от любви и погрязать в иллюзиях. Обычно в первых отношениях совсем мало понимают какого человека выбирают и часто бывают манипулятивные игры и жёсткий разрыв без внятного объяснения причин. При этом в  действительности за уходом без внятного объяснения причин и играми в сложные манипуляции, сочетающие в себе бойкоты (уходы в молчание без предупреждения и объяснения причин) и пинги ( закидывание удочки о возможности вернуться, с целью проверки сохранения своего эмоционального контроля над жертвой и возможности занять более значимый, авторитетный статус) , спрятана определенная патология характера или личности, стоит за этим определенный тип личности, для этого могут использоваться и признания в любви , за которыми на эмоциональном уровне ничего не стоит, могут быть обвинения в том, что не был столь догадливым и не прочитал мысли в нужный момент и не выдал нужную реакцию. Многие психологи отмечают, что порой за таким стилем поведения стоит некоторая скрытая  психопатология. Так вот за этими, если выразиться иронично и метафорично, "прекрасными" играми в молчанку, прячутся особенности разного характера: от социальной психопатологии, связанной с недостатками воспитания в процессе социализации (в народе это проявление известно, как бытовое хамство ) обычно сочетается со скрытым, сглаженным психическим расстройством  с проявлениями до более явного психического расстройства с открытой манифестацией (проявлением). Как правило совершают уходы в "молчанку"  и разрыв без объяснений в любом возрасте без внятного объяснения причин те люди, в истории развития которых есть тенденция а) манипулировать людьми на фоне истерической организации собственной личности, центр которой театральность и желание постоянного внимания, желание постоянно соблазнять и боязнь соблазненного и самого соблазнения, или на фоне  нарциссической гиперэстетической или шизонарциссической организации личности , то есть в ситуации, при которой все в поведении так выходит, что  неминуемо крутится вокруг проблем самопринятия (принятия самого себя), самоуважения и человек пытается сделать с другим человеком нечто, с целями о которых он и не догадывается , совершая поступки, содержание которых не соответствует проявлению их внешней формы, желая вызвать нужную реакцию и повлиять в нужную себе сторону помимо воли; б) эмоциональная холодность при том или ином сочетании нарциссических и шизотипических черт , когда человек просто зациклен на своём саморазвитии,  избегая людей в самоизоляции. А большинства людей избегает, в силу страха, что его разоблачат в неидеальности , увидят, что он неидеален, но при тайном чувстве, что такой человек -такая личность все же грандиозна. Она  словно в Коконе грандиозности своей психики и заслуживает всегда нечто большее и имеет особые права , правда, и грандиозность такого человека, такой личности  надо постоянно доказывать, ибо такая личность колеблется между грандиозностью и самоуничижением, потому рядом должен быть тот, кто сможет жить , подкрепляя восхищением полюс грандиозности. Такая личность существует на пограничном уровне функционирования личности. Такой личности необходимо постоянно слышать восхищение, потому из своего кокона она не вылезет , чтобы прочувствовано понять другого; в) вечная инфантильность и жажда внимания  истерической (Гистрионической), театральной личности, которая всегда ведет себя, как человек более младшего возраста, дошкольного или среднешкольного возраста, проявляет себя в жизни крайне театрально, требует внимания на постоянной основе, эмоции которой ярче, чем у детей более младшего возраста, но поверхностны, возможно, такой человек будет с органикой ( то есть нарушениями мозгового кровообращения, или перинатальной энцефалопатии  в новорожденности или во внутриутробном развитии иметь повреждения в форме гиперактивности, возбудимости и нарушений внимания), органика вызывает мозаичное соединение прямо противоположных свойств личности - потому такие отношения  так или иначе , рано или поздно обычно должны будут вынуждено завершиться. Такая любовь должна «умереть», а первая не-зрелая «любовь» всегда должна умереть, чтобы перейдя в некое новое состояние, человек испытал уже зрелую, плодотворную любовь, к уже иному открытому навстречу, искреннему, совсем другому, зрелому человеку, который способен к принятию инаковости и любви вне манипуляций и игр в молчанку без объяснения причин....,

Сформированная нарциссическим расстройством и /или шизонарциссическими чертами эмоциональная холодность обычно делает человека абсолютно прочувствованно и искренне не понимающим, насколько болезненные переживания такой человек вызывает своими действиями. Есть вероятность , что такая личность никогда не могла выбраться из кокона своей психики, чтобы прочувствовано понять какие же переживания наполняют тебя ещё будучи в отношениях, -типа "а откуда я знаю?"- и уж тем более такая личность не будет напрягаться, чтобы нечто прочувствованно понять после их окончания, такой личности по сути все равно после окончания отношений, если мысли этой личности не достаточно эффективно угадывали и не пытались насытить ненасыщаемое доказательство Ее совершенства на идеальной высоте, отразив великолепные качества именно в нужную секунду и нужными словами , то уже все равно. Такую личность можно, конечно, "догонять", как подростки выражаются "бежать волосы назад и догонять", каким-либо образом "приманить", насильно "связать", и "поговорить". Вот только скорее не удастся добиться от такой личности именно открытой, искренней, эмоциональной реакции,  скорее всего,ее не будет. Есть вероятность, что такая личность заблокирует человека в сетях и в электронной почте, добавив в чёрный список, закроет свою страницу, отключит телефон, сменит симку и перестанет отвечать на звонки, на смс. Если узнает, что окружающие осуждают это тут же под ожидания будет бравировать демонстративной открытостью, все образы в сети при этом, как и у театральной демонстрации, кривляния,  с улыбкой «пан-американ», которую основатель позитивной психологии Мартин Селигман, сравнивает с кривлянием обезьянки, только вот позы будут на фоне общей закрытости, без стремления на встречу людям и их вниманию, как у истерических личностей, позы как бы сами для себя, без яркой экзальтации.

 

Гиперэстетическая нарциссическая личность или сочетающая в себе нарциссические и  некоторые истерические черты личность как манипулятор "уходит в предутренний туман" почти всегда, только личность с истерическими чертами с наполненным ярким выплеском поверхностных, но бурных чувств и поз шоу, ярче , чем у маленького ребёнка ,но без внятных слов, а нарциссическая с некоторым большим погружением в себя, но с холодными позами ,догадайся мол сам.  Хотя и те , и те делают это , оставляя  надежду, что  они (такие личности) могут вернуться, вот-вот в любую минуту, держа другого на лески удочки. Это называется в виктимологии "пинг" (манипуляция, связанная с проверкой сохранения контроля над жертвой, путем забрасывания удочки о возможности вернуться или о попытках вернуться ) , вот так человек любого возраста и будет в надеждах, как говорят, словно рыба с крючком во рту, с крючком в губе трепыхаться – вроде и живой, но телепается полумертвым на конце лески без воздуха, постепенно задыхаясь, цель не добить такого человека окончательно и бесповоротно, а выражаясь метафорически, зажарить на медленном огне в масле и съесть. Метафору крючка используют, так как  подобного рода манипуляции называют "пинг", что впереводе " леска удочки".  Такой манипулятор не добьёт человека окончательно – у него другая предсознательная цель - мучение, проверка контроля, перекладывание вины и шанс занять снисходительно-покровительственно-контролирующий статус в отношениях, более влиятельный и значимый, пока оставленный с заискивающей угодливостью заглядывает в глаза и доказывает совершенство того, кто оставил. Расчёт на то, что оставленный решит "одуматься" в том, чтобы быть собой и иметь какие-то свои интересы и докажет, что виноват во всем в мире и положит все на алтарь интересов манипулятора, будет обслуживать Ее (его) интересы и то, что ей (ему) видится грандиозным делом жизни и решит явственно "осознать" свою вину, которую на него любезно переложили.

Соглашусь со многими моими коллегами, считающими, что схема при этом всегда одинакова – тайное, малоосознанное , но навязчивое желание держать любого в неопределенности, и держать на крючке долго, как можно дольше, желательно, конечно, вечно, но все это так, чтобы человек прочувствованно переживал фантазии об «обиде» такой личности разными способами, цель дать навязчивую надежду на продолжение отношений, но так, чтобы это было связано одновременно с болезненными эмоциональными страданиями и сладостным влечением.

Обычно такая манипулирующая личность в это время начинает некий неосознанный фантастический отсчёт времени, и когда оставленного довели до нужного уровня разрушения психики, стихийный манипулятор неосознанно позволяет убедить себя окружению в том, что хорошо бы вернуть того, от кого ушел, вернуться к человеку, ибо человек , безусловно, может быть ПОЛЕЗЕН, он  может выполнять разные нужные ФУНКЦИИ, как никто другой и потому оставивший возвращается, -как бы случайно и стихийно, -словно со словами «и шо я в тебя сразу стал такой влюбленный» (слова первого адъютанта Попандопалы из фильма «Свадьба в малиновке», которые он говорил всем, кто ему угождал -угождал так или иначе) , при этом (это же оставленному человеку возвращение было больше другого необходимо, "это ты нечто от меня желаешь в большей степени") и поскольку это другому больше необходимо и оставивший не собирается появляться с повинной головой, поднимает этим снисходительным, но триумфальным  возвратом повысить свой авторитет, свою значимость в отношениях до желаемого уровня, теперь  неосознанно манипулирующая гиперэстетическая личность нарцисса в снисходительно-покровительственной позиции над тем, к кому она пришла, обычно оставленному ранее в такой ситуации  разрешено смотреть на пришедшего после разрыва ласковыми, заискивающими глазами и быть угодливым, доказывая совершенство такой личности и свою вину, причём доказательств будет всегда мало. Этот разворот отношений в реальности может отрицаться, если есть убеждение, что хорошие мальчики (или хорошие девочки) не видят плохого и не замечают чужие недостатки, однако это стиль взаимоотношений возникает как бы сам собой и стихийно, при этом важно помнить, личность в полной мере выражает себя в подобных стихийных проявлениях и это случается так вне зависимости от способности осознавать реальность.

 

Инфантильные истирические (Гистрионические), театральные личности выглядят младше и ведут себя , как будто они люди более младшего возраста, чем есть на самом деле, но всегда с неестественной позой. Они уходят молча из отношений просто потому, что это очередное эгоцентрическое экзальтированное шоу,при том у них внутри сгусток неразличимых для них чувств, непонятных, о которых , как говорят психологи, нечего сказать, ибо нет там умения понимать и называть правильными словами собственные чувства и эмоции, там околопсихотический сгусток неразличимых  захлестывающих эмоций и чувств, о которых нельзя ничего сказать, не говоря уже о том, чтобы учитывать как-то, понимать, принимать во внимание и уважать чувства другого, у этого человека возникает импульс, он выражает этот импульс, не понимая зачем и что это за импульс, просто возникло, как говорит одна коллега такой человек подобен " щенку, постоянно отвлекающемуся то на бабочку, то на гусеничку – само очарование и непосредственность. " Но психологической зрелости в отношениях с таким человеком быть не может.   

Девять характерных черт зрелой любви по Отто Кернбергу:

 

1. Интерес к жизненному плану партнера (без разрушительной зависти).

2.Базовое доверие: обоюдная способность быть открытыми и честными, даже в отношении собственных недостатков.

3.Способность к настоящему прощению, в отличие как от мазохистического подчинения, так и от отрицания агрессии.

4. Скромность и благодарность.

5. Общие идеалы как основа совместной жизни.

6. Зрелая зависимость ( в смысле взаимосвязанность); возможность принять помощь (без стыда, страха или вины) и оказать помощь; справедливое распределение задач и обязанностей – в отличие от борьбы за власть, обвинений и поисков правых и виноватых, которые ведут к взаимному разочарованию.

7. Постоянство  страсти. Любовь к другому, несмотря на телесные изменения и физические недостатки.

8. Признание неизбежности потерь, ревности и необходимости защищать границы пары. Понимание, что другой не может любить нас точно так же, как мы любим его.

9. Любовь и оплакивание: в случае смерти или ухода человека потеря позволяет нам в полной мере понять, какое место он занимал в нашей жизни, что ведет к принятию новой любви без чувства вины с другим человеком. Надо понимать, что не умение пережить разрушение отношений, неумение пережить давшую о себе знать не совместимость с другим человек, не умение пережить отказ - это не показатель любви, это скорее показатель не хватки зрелости и не хватки возможностей восстанавливаться, иногда даже эмоциональной зависимости, похожей на зависимость, как у наркомана. Сказанное не говориться прямо подросткам. Ваша задача через обсуждение предлагаемой ниже сказки не прямо , мягко ,  создать условия, которые позволяют выразить реальные переживания подростка по поводу сказки и по поводу жизни и начать разбираться в происходящем с ним, помочь понять поднимающиеся в нем переживания, помочь отгоревать, уметь удерживать, выдерживать и возвращать в приемлемой форме его грусть и горевание, а не навязывать в лоб ваши представления о том, что такое любовь и отношения. А поэтому эти пояснения для вас, они не должны озвучиваться прямо в лоб и в готовом виде вслух подросткам 16-17 лет, которые говорят, что они много плачут сейчас от любви, когда был разрыв, а отношения были с явно горделивой, заносчивой и самолюбующейся личностью, уверенной в своей исключительности или демонстративно самоуничажающейся на публику настолько явно, что возникает мысль, что такой человек хочет таким образом получить комплименты и подпитать самооценку. Ваша задача обсуждать сказку, которая предупреждает об опасных иллюзиях любви в жизни и показывает на уровне метафоры, как умирает «незрелая», «первая» любовь и как это можно отгоревать. Читать нужно, конечно, как и все сказки, увлеченно, вовлечено, понимая, что читаешь, делая небольшие паузы. Время чтения 1 час. Обсуждение 35 минут. Необходимо найти этот час и тридцать пять минут. Но история эта читается подросткам 16-17 лет с сохранным и высоким интеллектом, подростков с признаками гиперактивности и снижения интеллектуальных процессов отправляйте к психологу. Если отношения не разрушены, нельзя внушать подросткам, что в их возрасте все не серьезно, бывают исключения , когда паспортный возраст меньше , чем реальный, бывают случаи, когда подросток более зрелый по факту, старше, чем его паспортный возраст и чувства у него зрелые, но в этом случае и таких трагических разрывов часто не бывает и таких тяжёлых переживаний, которые сложно отгоревать. Относитесь ко всему с максимальной серьезностью, свои мысли не навязывайте, стимулируйте думать при обсуждении, наблюдать за своими собственными переживаниями. Можно просто найти время читать это с отрядом и обсуждать, выискав для этого время, если вы заметили, что назрела необходимость обсудить тему Любви и горевания по завершению отношений первой любви, если обратили внимание, что  эта тема просто витает в воздухе, если выразиться метафорически. Можно взять и прочитать эту сказку по ролям, кто-то читает за птичку, кто-то за скалу, а кто-то несколько слов, которые есть от автора. Перед началом скажите, что очень важно позволить себе послушать себя, прислушаться к себе, следить за своими чувствами и реакциями. Побыть с собой и своими чувствами. Последить какие чувства в какой момент возникают. Можно для подростков прояснить, чтобы сохранить связь с реальностью , что колдовство это метафора, то есть образное выражение, иносказательно обозначающее такое поведение людей , в котором с целью влиять помимо воли создается такая форма внешнего проявления, не соответствующее содержанию, когда говориться и делается одно, а имеют ввиду совсем другое, чтобы вызвать ожидаемую реакцию и  этим хотят повлиять на человека помимо его воли, управлять другим , управлять именно так, как хочется и усмирить другого, подчинить, оказывая влияние, вызвать отклик на свой вкус  и потому произносят одно, а имеют ввиду другое, совсем не то, что хотят на деле, с целями , о которых другой не догадывается. И это делается  не для того, для чего кажется, это делается, когда есть то или иное  желание сбить с толку и закрутить мозги, заморочить, чтобы получить нужную для себя реакцию; так бывает, когда есть нездоровая зависимость в отношениях с человеком – то есть навязчивое чувство поглощенности и подчиненности своей жизни другому  в ущерб себе , без всякой самостоятельности, без понимания себя и ответственности за  свои реакции, как в дурмане. Как пишет слова Ирины Мюллер на своей социальной странице  в блоге сети «вконтакте» 16 февраля 2019 в 1 ч 53 минуты психолог Татьяна Тимченко: «Наверное страшно понимать, что не бывает «навсегдашней» любви, двух вечных половинок, романтических отношений, длинною в жизнь, идеального супружества, верности до гроба и прочего набора незрелых фантазий. … есть смысл задуматься, отчего так хочется что-то заморозить или заморозиться в своем идеале? Что за феномен прячется в ваших отношениях, который, вероятно, вы игнорируете?



Если в отношениях изначально существует манипулятивный сценарий, сценарий власти и подчинения и прочие игры, то ожидать зрелого развития отношений не приходится. Такой сценарий всегда зависит от сценариста, в нём четко прописаны роли и игры. Сюжет изначально строится на зависимостях, обесценивании, лжи, алчности, страхе. Такой брак психологи называют «мёртвым». И сладкий запах утешительных иллюзий лишь добавляет некрофильной энергии.



Как еще назвать намеренную слепоту, притворство…». И с этим нельзя не согласится. Такое поведение может начаться в старше-подростком и ранне юношеском возрасте и перетечь во взрослость, повториться в клише отношений в браке. При отсутствии зрелости трудно расстаться, даже когда другая сторона играет в молчанку и другие сложные манипуляции. Эмоционально зависимый постоянно
 хочет  идти в привычный паттерн-образец  прошлого в иллюзорной надежде все переиграть. Это именно при безответной надежде-желании все переиграть , с упрямой слепой навязчивостью предпочитает идти не вперёд, а непременно назад и требовать груш от тополя, опять требовать "груш от тополя" (как говорят в одной европейской поговорке), заставляя себя думать, что собственная иллюзорная безграничность и всемогущество заставят таки "тополь" дать "груши" или вымучивая себя, можно убеждать всех, включая себя, что на деле не нужны желанные, сочные "груши" и "груши" нужны лишь маленькому, ущемлённому эго (самосознанию), что где-то есть нечто помимо самосознания и вот оно на деле не желает "груш" . И  сколько хватит сил убеждать  в этом , столько все и продлится  снова в той же колее. Все это под лозунгом стихийной, невольной установки: "я всемогущий, я заставлю себя не желать "груш", я все смогу , возможности мои безграничны и я должен не желать "груш"! И потому, может это долго продлиться, именно на силе самовнушения, а потом желание "груш" вылезет соматизацией (прорывом на уровень тела напряжения) от этого натянутого как струна,не признаваемого, неудовлетворенного желания "груш", то есть прорвётся "бегством в болезнь" и в 70 процентах случаев дело закончится риском преждевременной смерти. В навязчивом стремлении вернуться в разрушающие отношения, в которых, как  в дурмане, читается страсть  обеспечивать этим себе привычное вечное повторение прежнего паттерна (клише, шаблона поведения, который раз пусть уже и обеспечил разрушение, зато привычен, вдруг я все переиграю) ,
 выработанного в этих отношениях, которые уже один раз привели к распаду и разрушению. Так надёжно прячется (даже от себя самого) стремление культивировать в себе фантазии о другой оставившей стороне, а не представления о реальных особенностях другой стороны и не совместимых с Ее собственных особенностях, приведших к разрушению отношений. Так живут, 
поддерживая в себе фантазии о человеке, который инициировал разрушение при первой крупной трудности и гордятся этим ( а может быть даже так, что ушедший  захочет возвращения от некой безвыходности, когда его (или Ее) бумерангом, в свою очередь, бросили в новых отношениях и такой человек ,-будь то  парень-старший подросток, мужчина или девушка-старший подросток, женщина,- решил(а) поддержать свою самооценку "эхом прошлого": представлением ,что о нем (о ней) все ещё кто-то помнит, значит "вот как можно ценить себя", «меня примут обратно, вот какой (какая) я ценный(ценная), надо же , мною все ещё восхищены») и желающий возвращения в отношения , которые были полны разрушительной агрессии, где вырабатываясь, чувствовал себя как наркоман, желает на деле саморазрушаться, чувствуя, что достоин такого, ибо вечно виноват и ведь просто должен быть исключительно идеальным, всеми силами заставлять себя чувствовать  идеальным, а это значит навязчиво обеспечивать в себе все возможности , направленные на культивирование фантазий о себе совершенном ( идеальном), умеющим жить именно с оказавшимся разрушающим человеком , потому что так надо, никто из нормальных людей такое не способен выдержать, а я могу, я должен, так говорят испокон веков, потому что хорошие мальчики и девочки делают все идеально, не как простые смертные, а правильно, не замечают чужих недостатков и их не бросают и в идеале правильно любить одного(одну), даже, когда этот один разрушает и мучает, а не строить после распада, новые отношения с более со-бытийным и соответствующим своим потребностям и особенностям человеком. И такая установка и поведение начинается в подростничестве и может продолжится и позже. Оно интересно,потому что  с точки зрения здравого смысла странно именно идти к прежнему в прежний паттерн отношений, в прежнее клише, в прошлое, где человек,который мучал постоянными раздорами и,в свою очередь , скорее не умеет выдерживать, удерживать и возвращать в приемлемой форме твоё недовольство, начать снова требовать "груш от тополя" и попадать в прежнее клише культивирования в себе эмоциональной зависимости, когда без другого жить не возможно и все в этом в ущерб себе, а отношения явно разрушающие, ибо ни ты не можешь выдерживать близко этого человека, ни он не может выдерживать, удерживать и возвращать в приемлемой форме твоё недовольство , а вот фантазировать в дали от этого человека о том , как бы ты с ним (с ней) жил и вкладывать в эти представления сексуальные фантазии , ты можешь,культивировать в себе эмоциональную зависимость в трудности расставания с тем , что истощало и мучало, наслаждаться наплывами фантазий о человеке из прошлого, наслаждаться наплывами навязчивых мыслей как бы ты все "переиграл" в прошлом, -по сути наслаждаясь содержаниями своей собственной психики, -можешь! что ж ! так тоже можно! В этой ситуации, конечно, Простить можно, возвращаться не нужно скорее всего, а если тебе нужно такое, стоит подумать зачем?! Про что это в тебе?!  Фрейд говорил , что жизнь понять можно только назад, но добавлял- жить Ее можно только вперёд . Именно проще делать вид и играть во всемогущество, при отсутствии зрелости, чем пережить трудности расставания, хотя ничего уже не осталось и другая сторона глуха к искренним словам и играет лишь во внешне эффектные игры по наводкам добродеятельных-мудромыслов и велению своей души, выглядящей, будто пустой колодец, души, в которую под желание окружающих можно погрузить любую фантазию и именно другой стороной легко выбирается игра манипуляций –«нет ты не угадал, что мне нужно, нет и так нет, и вот так тоже нет». Читать сказочную историю, представленную ниже, лучше в такой атмосфере, когда можно усесться где-то на полу или на песке со свечками–таблетками, при этом придется читать при свече, как в древние времена. Эта работа со сказкой требует особой доверительной атмосферы, не торопливости, в нашей жизни мы и так многое делаем на бегу, на лету, не успевая спросить себя, зачем мы нечто делаем, для чего это нам и что при этом  на деле чувствуем) 

Птичка и скала

Эпиграф

«Обернусь я, бедная, кукушкой,

По Дунаю-речке полечу

 И рукав с бобровою опу́шкой

 Наклонясь, в Кая́ле омочу.

Улетят, развеются туманы,

Приоткроет очи Игорь-князь,

И утру́ кровавые я раны,

Над могучим телом наклонясь».

Плач Ярославны, «Слово о полку Игореве»

 

 

«Я думаю, расставаться нужно со всеми — со всеми, кто перестал тебя ценить или ценить ваши отношенияХорошее становится обыденным и перестает быть ценным: кто-то кого-то начинает обесценивать и участвовать в отношениях с одолжением. «Радуйся, что ты со мной живёшь» и прочее.

Пришло время менять. Если ты не будешь услышан. Если честность не приведет к сближению позиций. Если перекос в важности и нужности друг для друга сохранится. Надо менять.

Заменить можно любого человека в жизни, если не держаться за отношения любой ценой. Только созависимость работает на удержании другого и пребывании рядом с ним любой ценой.

В отношениях участвуют оба и ценить их должны оба
».

Лилия Ахремчик, психолог и тренер

 

…Но выходишь на свет, как на сушу

Из холодной глубокой тени,

Сохрани беззащитную душу,

Хоть дыханье её сохрани.

Отрывок, Григорий Хубулава

 

Как сказывают под распевный звон гусель-самогудов синему морю на тишину,  Вам всем, добрым людям, на послушанье,  да и слыхивали Вы уже в высоте соколиной эхом чудодивным, что за горами, да за крутыми, да за лесами , да за дремучими, да в местах раздольных, да средь полей привольных, там , где высока  высота поднебесная,  где глубока глубина океана-моря, где широко раздолье земли, да где глубоки омуты днепровские,  высоки горы Сороченские, да  темны леса Брянские, где черны грязи Смоленские, быстры, да светлы реки русские сказывают былички , да небылицы дивные. А сейчас время одной из них, ведь бывало- не бывало, да только жила на свете маленькая птичка и задумала она путешествовать по белу свету, желая повидать самые заветные уголки земли заморской, самые сокровенные места силы! Раз было задумано, значит будет сделано! В один прекрасный день Птичка взмахнула своими крохотными крылышками и полетела далеко- далеко и уж к вечеру оказалась у бескрайней солёной воды! Облетев большие водные просторы, Птичка решила,- с приближением холодной густой ночи, -приземлиться на скале, которая белой, каменной, голой вершиной , казалось, подпирала небосвод...

 

Она не заметила, как рыже-пурпурные облака с золотистыми, сияющими краями , стали густо фиолетовые, а как только опустилась ночь – иссинячерными. Морская гладь стала прозрачной , словно черный хрусталь. Что-то грохотало вдали.

 

Внезапно птичка почувствовала какое-то тёплое движение жизни, устроившись поудобней , чтоб скоротать холод ночи, - почти пригревшись непонятным теплом, которое обычно не могут порождать камни, -неожиданно встрепенулась , проснувшись в середине ночи , словно повинуясь странному импульсу, решила заговорить отчего-то со скалой, которая , казалось, спала вместе с ней какое-то время, но сейчас по едва заметным признакам наполнилась внутренней жизнью, словно в Ее сердцевине нечто пробудилось…

 

 Птичка нерешительно произнесла вслух на древнем наречие: эх,  скала ты дивная, да древняя, ты прости мне речи странные,  кругом нет тут дождя , да будто дождь дождит, темно море хрусталем чёрным , ай дождя-то нет, да только гром гремит всюду, а в тебе будто жизнь кипит, скажи, ты заколдована?

 

Скала гремит эхом ущелий: я - скала заколдованая, закована я, да! - проухала скала после паузы вновь, будто хотела подчеркнуть это особо: - Да! Заколдована !

 

Шум моря вторил ей. Пахло водорослями и холодом ночи, ставшей неестественно спокойной , не смотря на этот шум моря. Пожалуй, невзирая  на все обстоятельства, продолжим наш рассказ, однако продолжим его привычным нам, современным языком, не тем древним наречием, на котором вели разговор скала и птичка, так, чтобы нам с тобой было понятно

 

Птичка пробормотала : скала, а кем ты была до колдовства? ты женщина , как я или ты мужчина?

 

В тишине слышался лишь тихий плеск воды. Но вдруг птичка услышала сквозь нависшую тишину, которая уже начала казаться ей бесконечной, голос скалы.

 

Скала: была, была, заколдована я, я был я , -бормотала скала, трещала эхом ущелий- я - мужчина ...

 

 Вдруг ветер пахнул запахом йода и горьких трав.

 

Птичка вдруг почувствовала щемящую жалость к скале : кто ж  жил-то во твоей ,во сторонушке, как пропели бы в былинах баяны внуки Велеса, не мужички ли,  да все разбойнички-чародейники,что скалой-то тебя оборотили,  так что непоотведать-то тебе-ка счастия великого, как ты теперь ? Как ты себя чувствуешь, заточенный в скалу , в образе камнем скованным? кто тебя заколдовал-оборотил , да и превратил в скалу твердокаменную ?

 

Ветер стал сильнее и поднял волны, которые ухали и грохотали.

 

 Скала как-то едва слышно простонала: о! Птичка , как хорошо , что ты заговорила со мной, никто давно не спрашивал как я ! Со мной никто давно уже не заговаривал! Я привык молчать , я был юным молодым человеком, наивным, погружённым в мечты и фантазии , изголодавшимся по любви…

 

Птичка перебив прощебетала : и при этом ты молчал, но как можно молчать, если изголодался по любви?

 

Ветер стал ещё более порывистый…

 

Скала прогремела глухо и обессилено: Можно, наверное, древние , седовласые баяны-сказочники пропели бы в былинах - легко сковали  колдовством мои ноги резвые и связали чары ,сделав камнем, мне руки белые! Не побить той силушки заклятия великого потому именно,  что молчание мое помогло в колдовстве лютом! Ведь я был в чем-то избегающим всего . Я был, как мне казалось, избегающим  бесчувственности мира, малой наполненности переживаниями этого мира , существовавшего вокруг меня, избегающим всего вокруг


Птичка с плохо скрываемым волнением спросила: как ты избегал всего?


Скала болезненно усмехнулась грохотом глубин:  просто…. через погружение в себя, я прятался в мире наводненном фантазиями , полном чувствами, да думками внутри моей души , но в душу никого не впускал. И в какой-то момент я почувствовал себя камнем отколотым от себя настоящего !

 

 

 

Птичка вздрогнула: как так?

 

 

 

Скала, казалось, поёжилась в ответ,  сквозь свой каменный панцирь: Да, птичка, так бывает! когда-то давно одна могущественная, таинственная колдунья, в сияющем ореоле славы, колдунья,  чьей тайной пищей было безропотное восхищение ею самой со стороны поклонников, которым нет числа, властная колдунья, питающаяся восхищением, в тайне самолюбиво-высокомерная , прослывшая исключительной в своей грандиозной силе и красоте, превратила меня! Да, именно она  обратила меня в то , что в Ее представлениях добавит мне несокрушимой мощи…


Птичка встрепенулась, прошептав: а за что она это сделала?!


Что-то прогремело в туманной дали бескрайней пустоши моря…


Скала вздохнула и туман опустился на Ее вершину: да та чаровница-колдунья ведь,  что знала, то надо мной и делала, и мне там-то одному да мало можилось, как бы сказали древние, потому она это и совершила  , что хотела в отместку моему покойному отцу силу слова своего показать, силу слова, да силу влияния, за то, что я-то сам  не столь могуч, да нет во мне расторопной деловитости, как у него, во внешних мирах. За страхи моей матери, не вселившей в меня накал бьющей во вне силы великой,  творящей преображение мира внешнего, такой мастерской высоты, чтобы это признали в свете, да в обществе. Да  с такой мощью существующей, чтобы я получил возможность озолотить кого угодно. Сделала она это за мое молчание , за недостаток выраженного во вне восхищения ею- восхищения силой колдуньи, которое я в отличии от многих не столь обильно раздаривал  и поскольку я так неестественно хрупок в Ее глазах и безучастен, особенно перед Ее собственной всепоглощающей силой - силой творческого разрушения во имя преображения - разрушения всего зыбкого , в этом она видела  именно благое преображение, и , поскольку я сам убегаю и убегал всегда от всех тайных ритуалов общения с ней, убегал то в свои внутренние миры молчания , то в скрытый под толщей разных чувств гнев , обращённый в обезличенное пространство мира , меня изощрённо и легко заколдовала  именно эта колдунья-чаровница!

 

Что-то грохотало в глубинах моря, запах водорослей и трав стал острым

 

Птичка вздрогнула от ужаса: о, боже! Как именно это произошло?!

 

 Темное ночное небо переходило в бескрайнее пространство моря, которое поглощали эти просторы неба в завесе черной ночной тьмы, морские воды в ночи еще более тщательно и сокровенно, чем обычно, прятали в себе великолепие сокровищ своей бездны и небольшие, призрачные, почти невидимые стайки рыб , тёмными тонями силуэтов, где-то глубоко кишели среди темно-зеленых водорослей и при дневном свете пестрых ракушек, которые сейчас были блеклыми.

 

Скала процедила напряжённо из своих глубин: Когда-то, милая птичка, колдунья предстала передо мной - в ту пору совсем юным, не ребёнком , не отроком ,но очень молодым человеком- обратившись в женщину - великолепную, очень тонко-сложённую , изящную женщину, способную творить силой своей раскалённой энергии разрушения,  во имя преображения, прямо из твердыни материи , прямо из глубины камня твёрдого  , да мертвого, создавая геометрически правильные , холодные формы, радуясь силе своего мастерства и неистово влюбляясь в это мастерство -  в своё колдовское действо, в творение рук своих. Когда она творила так силой своих чар у неё учащалось дыхание и возникало быстро нарастающее сладостное ощущение щекочущих, пиковых переживаний , рождалось чувство сладостных , судорожных толчков наслаждения,  выделяющегося из пустоты ее глубин, так , что ничего живое, наполненное жизнью Ее уже не волновало…

 

Птичка прошептала: и что это пленило тебя?!

 

Скала прогремела: да, наверное, это так и было, я словно погрузился в крепкий сон , будто от зелья какого, как сказали бы баюны  древних, минувших веков, не было сил пораскрыть свои очи ясные, ... да ещё она так пела, так пела…. Ты бы только слышала птичка Ее голос. Да ещё она говорила такие слова своим несравненным, сладким голосом,  от которого я трепетал. А эти все сладостные модуляции и вибрации проникали незаметно в меня, через ее успокаивающий, манящий голос. Я от него терял волю и сама она не успокоилась пока не заманила меня в самую чащу у пиков гор, начинающихся прямо у таинственной глади озера, совсем чёрного вечерами!

 

Птичка вздрогнула и едва слышно проговорила: а как она выглядела-то?

 

Скала вздохнула снова: Она ,как привыкла обычно, обратилась  юной женщиной - тонкой изящной женщиной, в белых сияющих серебром одеждах , в сияющем белизной венчике цветов, со светлым, свежим личиком, скрытым вуалью , чёрной слезой сиял только шпинель на шее – таинственный самоцвет  на плетённом белом шнурке, да манил чёрный с охровым оттенком взгляд,   глубокий, зовущий , который глядел, окутывая меня теплотой и светом  - светом , который ,- как я понял позже,- она просто отражала от моих юношески-невинных, незрелых глубин. Она завораживала этим теплом, которое поглощала из моей же души и при этом все повторяла, как трели слова, которые я сам хотел услышать, какие приятные это были слова...! Какая она была красивая для меня, я раньше не видел такой красивой: тонкое , точеное тельце,  хрупкое , как фарфор, нежная, маленькая, ласковый взгляд, и свежая, прозрачная кожа! И какие приятные слова, какие слова… позже обернувшиеся жестокостью…

 

На черном небе появились густо-серые облака.

 

 

 

Птичка пробормотала: но для чего ей быть такой жестокой в итоге и почему Ее так задевало твоё избегание реальных пространств ритуального общения с ней в лесной чаще и твоя , как казалось ей, как ей чудилось, хрупкая безучастность?

 

 

 

 Скала вздохнула: она не видит в этом жестокости! Она -  тонкая телом , но сильная колдунья , просто так живет. Она любит чувствовать мощь своего влияния , любит когда ею восхищаются и восхищаются всем совершенным к чему прикасается Ее рука. И любит творить, -напуская чары, -из твёрдой , мертвой материи , из прочного материала , перерабатывая так себя в самой своей сердцевине! Да! Она перерабатывала так себя саму - такую манко -прекрасную, злокачественно- разрушающую, то есть болезненно-разрушающую в нечто существующее во вне  - в мире людей, в пространствах реальности и с помощью чар острого пряного соблазна,  так же ловко перерабатывала других в мире своего колдовства , по своему желанию.

 

Птичка испугано пролепетала почти шёпотом : зачем?!

Скала словно бы вновь усмехнулась горько и едва заметно: чтобы так переработанными через превращение, так околдованными Другими людьми, окружающими Ее  , заполнить свою пустоту в душе и подтвердить для себя самой , что она живая -  все ещё живая и все еще вполне настоящая, сильная и может воздействовать на этих людей и решать их судьбу! Заколдовала , переработав в камень,- почувствовала себя живой, сильной настолько, что может вершить судьбы!

 

 

 

Птичка выдохнула : а зачем именно так?

 

Море гремело серо-чёрной глубиной…

 

 

Скала ещё глубже вздохнула вслед за ней: это трудно признать, но она это делала ради своего удовольствия! Я очень подходил под это Ее желание, под все Ее желания, включая желание переработать меня и получить удовольствие от процесса влияния на меня и превращения меня в нечто такое , какое ей представлялось незыблемым и удобным, подходящим под  Ее потребности в ее же фантазиях обо мне! да! Именно так через колдовство она сделала меня скалой и через это колдовство она чувствовала себя живой, так она чувствовала силу своего воздействия на меня и на внешний мир людей!

 

Птичка встревожилась: но как ей это удалось?!

 

Желто-серебряная рябь бликов, выглянувшей из-за тяжёлых туч Луны, покрыла море

 

Скала напряжённо выдавила из себя: из-за моих особенностей, я понимаю, что был слишком доверчив , слишком открыт чарам и полностью закрыт для своих подлинных чувств , слишком хотел, -несмотря на тайную хрупкость своей души, -с минимальными усилиями справляться с обыкновенными человеческими трудностями, делая все легко , слишком хотел любви, изголодался по любви, слишком верил словам, хотел быть хорошим, вопреки пониманию реальности. Хотел ничего не видеть и не видел.

 

Птичка сосредоточено спросила перебив: А как именно ты не обращал внимание на реальность?

 

Скала тяжело вздыхая пояснила:  Если реальность не соответствовала моей жажде видеть хорошее и надежде на хорошее, то я полагал, это проблемы реальности! Не понимал, что я не перестану быть хорошим, если увижу реальность. Я думал: Если скажу твердо, что все то, что меня разрушает, действительно, разрушает, я перестану быть хорошим человеком.

 

Птичка пробормотала: НО как ты не принимал реальность, как ты это делал?

 

Скала устало проговорила: Тогда я не брезговал тем , что искал способа легко справиться с тяготами на душе, примитивно  справиться, через изоляцию, оторванность от реальных сложных чувств своей души, с помощью маски улыбки , пытался перерабатывать все неприятное в жизни.

 

Птичка нерешительно спросила: И получалось?

 

Скала прошептала: Да, понятно, что никакой переработки так не будет, ведь я не кудесник, будет только маскировка, фокус, однако мне казалось, - хоть поверхностно , понарошку,- но что-то сделаю и так смогу добиваться хоть тени радости в реальности.

 

Густые, серо-чёрные тучи набежали за это время на ночное небо

 

Птичка пробормотала , встревожено перебивая : и удалось?!

 

Скала проухала в ответ печально: я слишком мало понимал реальность, потому -скорее нет, я лишь создавал видимость…. Однако не понимал , что реальные сложные  чувства от этого никуда не денутся, что они все равно осядут на дно души и могут в Любой момент прорваться наружу в форме неконтролируемого гнева или болезни, я был так наивен и не понимал, что пленён внешним впечатлением от кодуньи ,

 

Птичка поежилась и нерешительно уточнила: А сейчас понимаешь?

 

Скала обессилено ответила: Не знаю,  и не знаю вообще позволяю ли я себе это понять и прочувствовать даже сейчас. Просто она была так прекрасна,  я не давал себе думать и не понимал, что она получает удовольствие от соблазнения , но в добавок питается моим же теплом, моим же восхищением, моей же расторопностью… Колдунья просто отражает то , что испытываю я, однако ничего не источает сама, ей нечего источать !

 

Птичка только удивлено выдохнула: как это?!

 

Скала , казалось,  невидимо, усмехнулась с большой горечью: очень просто… Она не порождает чувства, она только отражает мои чувства и мое восхищение! И  ей не приятна никакая естественность проявлений, ей приятно соответствие Ее ожиданиям,  соответствие только Ее желаниям. Колдунье приятно такое странное чувство насыщения через удобные ей чувства и как это говорят в мирах грядущего -эмоции , потому что она питается эмоциями, ей приятно просто отражать восхищение, которое испытывают  к ней самой, даже если это специально надетая улыбка. Фальшивая улыбка.

 

Птичка пробормотала сомневаясь: такое в мире делают часто, разве нет?

 

Тучи поглотили луну и густая чернота ночи повисла над морем…

 

Скала, очень тяжело дыша где-то в глубинах камня, с выдохом ответила: Просто в реальных пространствах большого мира такую неестественную улыбку распространяют для всех обычно колдуны, играющие жизнями, как чарующие- жонглёры, управляющие живыми людьми, словно марионетками- петрушками на ярмарке. Знаешь,  как говорят в мире грядущего, -которое открылось мне , будто я стал вещуном, когда превращён был в скалу, - как хитро говорят  учёные мужи грядущего среди земного народа,- это люди скрыто социопатические  , побуждаемые всемогущественным контролем (то есть такие, которые побуждаемы желанием стать всемогущими настолько, чтобы превосходить других и контролировать других и влиять на них, захотел , чтобы тебе сделали то добро, какое ты хочешь, улыбнулся, пусть думают, что рад им) , они страдают по сути  от Того, что находятся среди живых, не похожих на них, людей. Такие желают контролировать всех через улыбку и воздействовать на людей, получать от них то, что хотят. Чтобы их все любили. Такие имеют удовольствие от перешагивания через интересы других! вот так!

 

На густом, иссиня-черном  небе вновь появилась луна и на хрустальной глади воды , вновь возникла дрожащая бледная лунная дорожка

 

 Птичка сдавлено прочирикала : а с какой целью люди , надевая маску улыбки, это делают ?

 

 Скала протяжно и обстоятельно проговорила: с одним лишь побуждением почувствовать силу своего воздействия на других людей вокруг, господство и власть в желании делать с человеком нечто , с целями  которые скрываются и о которых сам человек и не догадывается , а снаружи поступки не соответствуют их содержанию, они делают внешне не то, на что это походит, не то, что чувствуют. На вид одно, на деле - другое! Не любят тебя, не нравишься им ты, а они тебе улыбаются, пусть тебе кажется, что они тебе Рады!

 

Птичка вздрогнула всем своим маленьким тельцем: а раньше ты этого не понимал?

 

Скала огорчённо пробубнила: Да, я не понимал , что в мире скрытых пространств таинственного леса, так ведут себя колдуньи , предстающие наивным людям в облике прелестном и тонком, с очаровательным прозрачным лицом, с маской улыбки, с невероятной, кажущейся очаровательной, тёплой улыбкой и они умеют смотреть пристально, ласково,  с отражённой глубиной дивных миров в глазах, даровито переполненных чарами. Такие любят надевать улыбку, как маску , чтобы приучить к такому соблазну своих жертв - людей девственно-наивных, тревожных, мнительных и в тайне боящихся открытого противостояния с чем -либо или с кем -либо , боящихся быть самими собой ,  жертв слишком юных и наивных , чтобы понять, что вещи вокруг , и сами внешние проявления людей , часто не такие, какими кажутся! Такие жертвы колдуньий плохо понимают намерения людей- сказала, вздохнув стонущим грохотом глубин скала и добавила :-  колдуньям-чаровницам привлекательны угодливые , незрелые душевно, как говорят в мире людей , с незрелой внутренней глубиной, большой внутренней хрупкостью , склонные к подавлению всех внутренних, тяжёлых  , разрушительных сложных чувств.

 

Птичка огорчённо выдавила из себя : и такие наивные люди открыты чарам?!

 

Скала болезненно проговорила шёпотом ущелий: да! Только они обычно легко открыты чарам колдуньи и готовы , чтобы угодить всем , особенно пленительной прелести колдуньи, делать что угодно, даже носить маску улыбки тоже, не замечая ничего вокруг . Но от этого, правда, их собственные разрушительные тяжёлые, сложные чувства никуда не исчезают, а просто погружаются глубоко внутрь, в пространства тайных глубин души,

 

Птичка прошептала едва слышно: почему так выходит?!


Скала с особой горечью выдохнула: потому , что такие люди открыты сами, -в силу своей хрупкости и угодливости, -всем изощрённым скрытым чарам , так и я , юный, легко носил такую маску улыбки, желая угодить чаровнице- колдуньи и сначала был пленен ее  влиянием и этаким заботливым наблюдением ,управлением и властью надо мной , осуществлённой нежной и хрупкой рукой. Затем не замечал , что перестал быть угоден самой колдуньи, к которой сам же в порыве странного и таинственного возбуждения тянулся всей душой и всем сердцем. Я сам бежал, как на свидания, к ней в чащу, к скалам у озера, я дрожал от переполняющих меня истомных чувств, был так наивен и  открыт Ее чарам.

 

Птичка вздохнула: Ты понимал, что происходит с тобой?

 

Скала дрожащим голосом ответила: я не замечал ничего, а значит, как говорят в большом Мире , я был открыт колдовству Ее чар и слишком восторжен. А открытые всем проявлениям чар люди всегда хорошая пища для колдуньи! Я был слишком безотказен,  слишком слит внутренней хрупкостью , незрелостью, с тенденцией прятать за специально-сотворенной благой улыбкой, настоящие сложные чувства,  натужно на людях носил как личину-маску-улыбку, да еще и мечтал о сильной любви, хотя боялся проявлять все сильные чувства прямо,

 

Птичка тихонько прошептала, щебеча едва заметно: ты слишком мечтал, чтобы тебя любили и надеялся, полюбить сам?!

 

Скала прогрохотала в ответ: наверное, в тайне все мечтают, чтобы их сильно любили и принимали всю их внутреннюю противоречивую душу, хотя и боятся этого, а потому сами склонны мечтать о воздействии на других, склонны на все соглашаться из страха, что их разлюбят, отвергнут, разгневаются, рассердятся и потому решают избегать всякого неоднозначного в отношениях с людьми, предпочитают не видеть угроз и не замечать опасности, исходящей от окружающих. Делают вид, что ничего опасного не происходит.

 

Птичка прощебетала: Но  кому такие могут угодить?

 

Скала хрипло проговорила: Такие  склонны сами ,не замечая опасности, прилепляться к тем , кто просто, как попугай, повторяет то, что они хотят слышать, повторяет их мысли ради того, чтобы напустить чары и кто готов выдавать проявления поведения по форме, не соответствующие содержанию и намерению, чтобы влиять на Мир . Вот так смотря в душу, подобным мне, эта колдунья, дрожащим, томным взглядом и тихим шепчущим голосом говорит правильные, красивые, цепляющие слова, но слова, это просто слова…она так живет и глубоко не понимает того, что стихийно делает…

 

 

 

Птичка с еле различимым вздохом спросила : почему так происходит с такими открытыми чарам людьми, как тебе чувствовалось?

 

 

 

  Скала горько -горько пролепетала: все просто… из страха! боятся любого даже минимального раздора, даже минимального столкновения, всего Того, что зовут среди людей грядущего конфликтом. Такие говорят о недовольстве  не в слух, а «про себя», дают знать  лишь молчанием, которое скрывает их собственную тайную склонность к насилию именно через молчание. И для себя оправдывают свою угодливость (которую как говорят в большом мире , они достигают через изоляцию отчуждения от своих чувств, когда ничего не чувствуют, а только думают, порой в форме морализаторства, когда не смотрят на ситуацию, как она есть, а лишь повторяют оценки «это плохо» -«это хорошо»,  не гибко видят окружающее , не понимают относительности всего происходящего , хотят ткнуть носом в недостатки людей,  в то, что с  виду «хорошо, безошибочно и безукоризненно». И говорят слова правильные, будто ждут, что их похвалят , будто от этого  станут они идеальными, хотя никто не идеален, но они сами убеждают всех и себя, что это всё они во имя любви к людям и так  оправдывают все своё морализаторство и молчание именно якобы проявлением великой любови к людям. Не называют тайные свои страхи и насилие молчанием правильно , то есть не называют насилие через  молчание именно насилием , а называют это любовью к людям! Промолчат о своем недовольстве и скажут, что промолчали из любви к людям. А на деле боятся. Промолчали потому, что боятся, что их перестанут любить. Но зато такие безотказны и услужливы , они-то и открыты в своём внутреннем зове чарам колдуний и таким был я! - скала опять вздохнула уханьем глубин и вновь продолжила: -я был открыт чарам , изголодавшись по теплу и любви , был истощён , в силу своей вечной угодливости из мечты, чтобы меня не отвергли и относились с теплом, не в коем разе не отвергли, а любили по-настоящему ,

 

Птичка вздрогнула и проговорила, словно опасаясь того, что кто-то подслушает, едва слышно: и что это помогало добраться до желаемого, добиться желаемого?!

 

Скала прогрохотала, словно выдохнула басом: но разве этого можно добиться ? … вся суть в том, что моя угодливость, с одной стороны, и избегание внешнего расторопного, деятельного общения, с другой стороны, эти мои чувства были не Любовь к людям , были не сопереживанием, не со-чувствием , это был страх внутреннего отвердения и внешнего отвержения меня самими людьми.Страх отвержения меня в миру среди людей,

 

Птичка вздохнула: а зачем так-то?!

 

Скала огорчённо едва слышно проговорила, тоже словно, опасаясь, что кто-то подслушает, хотя слушать было некому: о! это был тонкий, изощренный ложный , защитный образец переживания мира во всем белом свете и ложный привычный способ переживания всего вокруг , который был спрятан у меня в душе. Я видел то, что хотел. Это такой искажающий реальность Образец, который искривлял все, включая прежде всего, искажение  самого восприятия реальности, искаженное понимание себя, с целью избежать всякий болезненный опыт в разговорах, в любом  общении! Я хотел не замечать обмана, жеманности, игры со мной, как с вещью  и не замечал. Обман , жеманность и игра со мной , как с вещью, от этого не исчезали.

 

Птичка дрожащим голоском спросила: и что это было выгодным для колдуньи свойством твоей души, как думаешь, как чувствуешь?

 

Скала вновь вздохнула треща грохотом ущелий: Почувствовав своим внутренним чутьем, как радаром, во мне такого избегающего всякий болезненный опыт и угодливого, да еще и безотказного и исключительно исполнительного, Колдунья предстала передо мной дрожащей, трепетной , такой щемяще-хрупкой. Колдунья шептала такие тихие,  приятные слова и ожидала моей реакции с трепетом. А если подходящая реакция была , эта реакция показывала ей свою собственную  возможность воздействовать на меня, на Мир людей и заполняла Ее пустоты души восторгом от своей силы. Эта сила подтверждала Ее превосходство. Говорила она таким дивным голоском, детски-наивным, прелестным, звенящим, с тихим придыханием, она так любила трогательное восхищение собой , казалось, она  называет любовью именно наслаждение моим восхищением ею. Она звала меня так манко, так неистово, звала согреться на Ее груди посреди чащи , прямо в чаще, погруженной в прохладу ночи. Ее глаза искрились блеском , таким скрытым, чёрным, с влажно -охровым огнём в самой сердцевине и таким холодноватым огоньком ,  она смотрела куда-то за пределы этого мира, она окутывала собой, но все в ней  говорило, что Ее отношения это не Любовь , а просто прямо,- не больше не меньше,- судьба и зов судьбы. Однако,  я сам  был так опьянен Ее чарами и фантазиями настолько , что не понимал,  по-человечески любить колдунья не может и не сможет.

 

Птичка тихонько, осторожно проговорила:  почему ты не подумал об этом раньше?!

 

Скала ещё горче прежнего выдохнула: Признаюсь, на деле же я не думал ни о чем , колдунья казалось такой светлой, такой манящей, я забыл сам себя, помнил только Ее взгляд, завлекающий, погружающий в омут своих глубин взгляд. Память сохранила только Ее глаза, которые, казалось, искрились влажным блеском и, казалось,  только они меня интересовали, только эти глаза и помнил я....Такие чёрные глаза, с холодноватым охровым огоньком, который выжигал своим очарованием душу.

 

Птичка пробормотала : и ты не замечал ничего странного?!

 

Скала выдохнула гулка: нет…. И я видел везде Ее облик, с этим выжигающим глубины, манким взглядом. Совсем не замечал,  что отношения наши были  с каким-то  заколдованным циклом чар, где есть Ее наслаждение моим  восхищением ею как  колдуньей, а потом возведение меня за это на пьедестал , а затем неминуемо всегда наступало грандиозное сбрасывание меня с этого пьедестала . 

 

Птичка тихонько проговорила: и ты ничего не разглядел?!

 

Скала прогрохотала еще сильнее, но упавшим голосом глубин ,огорчённо : Да, многого я не мог не замечать, но мне было все равно, что воля, что не воля, да в Ее глазах светилась заманчивая мысль «надо же какой меня видят особенно-грандиозной и удивительной, какой видит меня этот человек со смертной жизнью в душе, как меня ценят его глаза, как меня любят его глаза, какая я невероятно-прекрасная , это ещё раз показывает какая  сила у моих чар, какая я особенная, как много я могу, как много заслуживаю» -за это она начинала тёплым голосом шептать мне разные слова,  наделять меня качествами, не соответствующими реальности и всемогуществом заодно. Все это было в ответ за проявления невероятного точного видения и наблюдательности в отношении ее достоинств, которое  она отмечала. Это было в награду, словно бы  за это восхищение ею. Сразу в Ее глазах светилось «только очень особенный человек может МЕНЯ так оценить и ценить, ценить мои чары , надо же какой он особенной меня видит, значит он и сам  удивительный, исключительный и я прямо изнемогаю в щекочущем чувстве реального переживания, что я сильная и как прекрасно, что он может понять мои чары и потому полностью защитить мои чары от всех ревнителей истины, желающих уничтожить меня из зависти,  так понять мои чары может только очень особенный человек, я не могу не заметить насколько он на все готов ради меня, как он безотказен со всеми, а значит может быть полезен и мне, он может проявить удобные мне особенности, исключительные, он мне пригодится»,  - затем я не понимал как, через пару ночей в лесу, происходило обесценивание Того , что идеализировалось во мне и в глубине Ее волшебных глаз само собою светилось : «какой  же он оказывается тугодум и простой как пень, мягкотелый, словом тряпка, засельщина-деревеньщина, по всему слишком видно, не имеет внутреннего стержня, на все согласен , как отвратительно слащав, как напоминает угодливого и раболепного слугу, как напоминает безотказного хлипкого раба – как похож на вещь со сломленной волей, невозможно любить раба, в конце -концов , что он такое перед моими чарами ?  это я обладательница дара зачаровывать, я заслуживаю лучшего, я заслуживаю большего» -так  я не замечал , как колдунья легко,  мягкой рукой осуществляла разрушение моего образа и человеческого во мне через обесценивание и такое существовало в отношениях  с ней по кругу, всегда… Но как только я ловил себя на этих мыслях, неведомым образом, словно ниоткуда налетал ветер, пытаясь все смешать, переместить, надавить своим напором и погнать куда-то прочь, а прямо из сумрачно-сырых лесных низин поднимался густой, смолистый , горьковатый запах хвои, такой масляный, тяжелый, ощутимый, и запах дождя и терпкий запах влажной земли , и сразу в этот момент ты начинаешь ощущать, как вдруг остро пахнет приятной мускусно-медовой теплой, сырой, подгнивающей древесиной, и тут же начинает щекотать ноздри сильный , камфорно-грибной аромат листвы, - понимаешь, что постепенно становишься совсем пьяным , одурманеным лесными ароматами земли , встревоженной ветром и всякий листок на ветке отвечает на это призывное движение ветра, всякий листок готов нести своё шумное звучание в неведомую даль вслед за воздушным потоком и в голове не остается никаких мыслей…

 

Птичка пробормотала : это как?!

 

Скала горько ухмыльнулась угрюмо: У меня исчезали все мысли и все происходило просто  от сверхидеализации моей души колдуньей в награду за мое восхищение ею к обесцениванию меня и разрушению всего меня. И при этом я не замечал, что когда бегу к ней в чащу , я добровольно становлюсь безвозмездным давателем , как в мирах грядущего скажут, становлюсь донором и предлагаю себя, как пищу к праздничному  столу, и мое  восхищение колдуньей  -это всего лишь  пища для мертвой,  сияющей ее пустоты в облике тоненькой хрупкой женщины и для светящейся томным светом холодного огня ее манких чар и для Ее дивной внутренней глубины кудесницы, опирающейся на бездну пустоты.

 

Птичка поёжилась и тихонько спросила: что происходило с колдуньей , когда она видела как ею восхищены?

 

Скала горько выдохнула: Так она начинала с щекочущим чувством, не замечая как это происходит,   ценить  образ себя как чаровницы и колдуньи, который я наполнял восхищением, как бы подтверждал , что надо ценить ее, доказывал ее ценность для самой себя и я сам создавал этот Ее образ ещё более грандиозным через комплименты в Ее адрес как  колдуньи и через тёплые слова и ласку, она вытягивала из меня восхищение, она жаждала восторгов и подношений  и сама не понимала как, сразу же  помимо воли , начинала любить отражение себя во мне, любить себя отражённой в моих глазах, любить свой собственный холодный огонь во мне и в ней рождалось чувство «вот какой у меня дар зачаровывать, я являюсь уникальной чаровницей и это заметил именно он, вот как меня видит , как меня ценит, вот какая я, просто « ого-го», меня задаривает восторгом и подношениями  и какой исключительной и полной грандиозных колдовских сил считает , так тонко меня видеть может только необычный, особенный человек,  этот человек особенный и исключительный раз меня такой видит, это судьба» . Так, похоже, сама не понимая почему, вдруг начинала за это восхищение любить во мне  образ себя, такой , какой я Ее увидел. То есть просто любить себя- любить образ себя, отражённый в моих сияющих восхищением глазах, затягивая меня внутрь своей души с холодным огнем чар, с мягким усилием и убеждённостью «я такая восхитительная и так сильны мои чары , чтоб это заметить явно надо быть особенным человеком, какой же ты прекрасный раз оценил меня и если ты так видишь меня и так ценишь, то ты достойный человек, достойный и моего снисхождения и сдержанной страсти»

 

Птичка горько вздохнула и спросила: что же происходило с колдуньей в ответ на море восхищения ею?!

 

Скала грустно проговорила: И вот в ответ на это восхищение собой колдунья начинает понимать как всемогущественна сила Ее влияния, ее власть и  Ее переполняет иллюзия Того , как всемогущ , я как человек, если Ее такой способен увидеть, значит неиссякаема и всемогуща моя способность наблюдать, замечать Ее силы  и непревзойденность ее чар, то есть все крутиться вокруг того, как Ее ценят и как Ее принимают, какая она особенная, как ее видят. А для нее  это означало одно - во мне есть исключительность, достойная ее внимания, ибо во мне есть зоркость , означающая совершенную наблюдательность   (какое-то время это было возведено колдуньей на пьедестал) . В это время во мне видели явно очень уникального человека, удостоенного шанса быть приближенным, раз я  такой  невероятной и удивительной  увидел колдунью и был верен своим убеждениям !

 

Птичка вздохнула , но все же спросила: и как себя вела колдунья при этом?!

 

Скала едва слышно пробормотала: И колдунья на наших встречах в чаще стала шептать много-много преувеличенных слов обо мне, слов далёких от реальности , тёплых и ласковых, хвалить меня  за несуществующие достоинства и за  всемогущество, за зоркость моей души, захваливать. Она стала сильно восхищаться мною в ответ,  прижимая меня к груди , восхищаться положительными сторонами моей души , называя их внутренней зоркостью и видеть их исключительными настолько, что не скрывала, что желает страстно  заключить в объятия надолго, что единственная ее мечта, ещё плотнее меня  обнять, согреть на груди и спрятать от мира. Верно говорили в старь: «Птицу кормом, а человека словом обманывают» и добавляли: «Похвала молодцу — пагуба».

 

Птичка выдохнула смущённо : м-да, не зря во времена моей прабабки говорили про таких, как колдунья, которая была твоей: «Ай-ай, месяц май! Тепел, да холоден» , но долго так продолжалось, как ты говоришь и что было потом?!

 

Скала выдавила из себя: потом в один из вечеров в чаще у озера она вдруг обесценила все, сказав, что эти качества моей души иллюзия и потому  смешны перед Ее колдовскими чарами и я смешон , позже пару раз появилась передо мной, затем исчезла , сказала лишь , что она честна и загадочно улыбнулась. Я метался по чаще у озера- везде мне мерещился ее образ, я бежал за ней и манящим сиянием её глаз, чудившихся мне повсюду , втягивающих холодным огнём в свои самые тёмные, потаённые глубины,  я метался по чаще несколько дней. Везде чудился Ее тонкий силуэт.

 

Птичка грустно проговорила: и что ты делал?!

 

Скала горестно, со слезами в хриплом уханье голоса , прошептала: Я тогда был мужчиной, хм….,но как сумасшедший бегал к озеру, слышал, доносящийся  с горы певучий, звенящий её голос и чей-то хриплый в ответ, произносивший громким, шепчущим басом любовные признания. В посёлке у озера и в сторожке лесника  говорили, что это новый  , несчастный поклонник колдуньи бегал по лесу за ней. Он как одержимый шептал ее имя и  создавал светом  Ее портреты , говорят,  даже жил с ней в Ее горной пещере , а во влажных сумерках у озера, прямо  у Ее ног, пел ей о своей любви и именно тогда ,невероятным образом, создавал Ее портреты из света, пока она играла полунамеками и щекочущими ласками с ним, высасывая из него восхищение собой ради своей подпитки. Конечно, ради подпитки своих глубин на благо, как она понимала это благо и  ради служения через чары на пользу неизвестных, вышних миров. Но вместе с восхищением собой, она высасывала и жизненные силы. Да, он терял силы, чах, угасал , но шли годы. Я тоже сходил сума и меня перестали узнавать окружающие, даже близкие. Я тоже чах.

 

Птичка почти всхлипнула: а что говорили тебе обо всем?!

 

Скала болезненно прогудела: в сторожке говорили, что колдунья-чаровница в своей пещере бросала в костёр, похожий на пиктограмму, дубовые брёвнышки , да ворожила-волошила, приговаривая : «Да как разгораются брёвнышки во костреце моем, так пусть разгораются  думы -следы памятные в головушке молодецкой, пусть так разгорится  сердце молодецкое, у молода почитателя,  да поклонника моего,  да первого,.. первого, да среди равных, божье дело хорошо, да волошество - помощь вышних наставничков , да соподвижничков завсегда лучше…Мать моя, Морена великая, владычица морозов стужных, да зим вьюжных, властительница той землицы сырой- ледяной, откуда я родом- племенем , да хозяюшка погребов подземных, серебряный узор плетущая , да  в образе   Снегурушки застенчивой  со спокойствием , да с ледяным, душу выжигающим всем с нею бывавшим не-праведными , стань ледяна землица  глубока, поглоти  силу молодецкую, обидевшего меня горем -кручиной безучастною , словно гадину  немую! Кинь в смолицу горящую , да в бездну горючую молодо сердце его кипучее, да будет по воле моей от коло и до коло во веки веков!» и говорят бросила при этом в костер фигурки смотанные, седовласые, засмоленные, да обожжённые, я не поверил тогда…  И вот однажды я узнал, что новому поклоннику колдуньи, который жил с ней в пещере, полубезумным, с горящими неистовым блеском глазами, удалось ,как говорили,  сбежать на свободу от томных ласк чаровницы и даже далеко за морем успеть  восстановится и обрести подлинную Любовь с живой девой лугов . А я ничего не понимал, для меня это была удача!

 

Птичка прошептала взволнованно: и что случилось с колдуньей?!

 

Скала горестно проохала: Колдунья была в гневе, она упустила человека и его смертную душу, пока играла в полунамеки , проверяя силу своего воздействия и опробуя чары , скрывающее Ее истинные побуждения, как сказали бы люди грядущего – пряча мотивы под масками-личинами, упустила возможность поддержания собственной жизни именно восхищением и блеском  восторженной оценки, ушел шанс поддержать себя самим огнём его смертной жизни. Не смогла. Как рассказывал в сторожке лесник, было слышно ночами  , что она выла в горах от злости, досады и обиды, ведь так глупо потеряла своего нового почитателя , писавшего светом Ее портреты и потеряла огонь его смертной жизни .

 

Птичка сдавлено спросила: и как утешилась колдунья?!

 

Скала пробормотала: Ее помощница кудесница-Жрица зажигала добытые из молний огни, стараясь Ее утешить, выходя с факелом и фонариками к озеру, и  пуская их с венками из живых цветов и трав, любовалась мерцающими огоньками под тонким куполом прозрачного пергамента   , легонечко подталкивая их по воде.   А колдунья с холодным гневом Страсти исполненной зла от бессилия, да  под маской благодушия, смотрела за горизонт, куда сбежал Ее поклонник. Обида разрывала Ее сердце , «ее не ценят», -клокотало у нее в груди постоянно и все внутри неё  наполнялось этим клокотанием, -под  напором смутного, скрытого желания, в котором неудобно признаться даже себе, – под напором желания доказать , что и Ее власть сильна, вопреки всему , и она не утратила мощь своего влияния через чары, она востребована ! Колдунья с сияющими от гнева глазами смотрела вдаль , пока  Ее кудесница-жрица плавала в тонкой белой рубахе  между фонариками и венками из трав и цветов, шепча заклинания. Голое тело кудесницы-жрицы просвечивало сквозь тонкую рубаху, она поднимала белые руки из воды и вокруг нее появлялись светящиеся звездочки огоньков, кружащихся в дивном танце прямо в воздухе.

 

Птичка аж вздрогнула и спросила: а что было с тобой в это время?!

 

Скала поникшим  , но все ещё грохочущим, пусть и едва уловимо, голосом, проговорила:  Я все же был мужчиной, но  в это время метался по чаще и мне чудилась лишь колдунья, мне казалось, я вижу только колдунью, причём  сразу в нескольких местах одновременно, то тут, то там . Пытался ухватить ее , а она исчезала. В мозгу пульсировала мысль, что вот сейчас я докажу свою преданность колдуньи и она станет моей, ведь колдунья внезапно исчезла от меня , а вся энергия, которая накапливалась на жизнь с ней и жизнь около неё не нашла выхода, а потому клокотала во мне незавершенным действием и требовала Ее возвращения обратно! Я был по-настоящему безумен. Глаза мои сияли страстным сумасшедшим блеском. Идея доказать свою преданность колдуньи ослепила меня, как ослепил солнценостный облик колдуньи.

 

Птичка пробормотала: к чему это привело?!

 

Скала грустно сообщила: Я сам не заметил , как стал жесток и толстокож со всеми,  кто с теплом смотрел на меня , мне казалось это они мешают колдуньи обратить на меня свое внимание, снизойти к озеру до открытого, прямого общения и вновь приблизить меня к себе. Это они специально порождают иллюзию, что у нас нечто с ними в отношениях существует, нечто подлинное, а значит, колдунья может решить, что я забыл о ней и лишь поэтому  колдунья не придёт, а она так хочет, но, мне чудилось, что хочет не из голода по восхищению, а из подлинной любви, а все эти людишки, притворяющиеся близкими мне, ей мешают, они считают , что мое пробуждение по утрам и песни для них, но нет – все для нее, все для нее, я чувствовал себя погруженным в полусон забытья рядом с колдуньей-чаровницей, я чувствовал себя в таком же полусне, когда был погруженным в фантазии о ней, но мне было все равно, что на воле, что в неволе у колдуньи. Я принимал свои навязчивые мысли о ней и боль за Любовь , но я всегда был склонен к зацикленности и навязчивым мыслям.

 

Птица всхлипнула: и что с тобой случилось?

 

Скала грустно прошептала: Я был раздражен. Меня бесило все- даже птицы в моем саду. Особенно одна маленькая птичка, любившая и меня, и щебетать у меня на плече ,  любившая усевшись доверчиво ко мне на плечо, тереться о мою шею, когда я гулял в саду. Однажды в гневе я чуть не свернул ей голову. Она даже не поняла , что произошло, удивлённо пискнула, вздрогнула всем своим маленьким тельцем , посмотрела на меня тёмными горошинами глазёнок и едва заглатывая маленькой грудью воздух,  с больно сжимающимся и вырывающимся из груди сердцем, потихоньку , как-то неуклюже, улетела. Еле улетела. "Что ей надо от меня?" -раздражено думал я о птице и,  в это время, как сумасшедший, продолжал носится в чаще, у озера, близь пещеры, надеясь, что колдунья впустит меня к себе. Я даже создал  алтарь колдуньи у озера. Потом, намного позже, я  узнал, что маленькая птичка, которой я чуть не свернул шею, -так она стала раздражать меня своими трелями, -полетела в горы, подлетела к пещере колдуньи и стала щебетать ей о том, как я исполнен страстной любовью к колдуньи , как я предан ей- колдуньи-чаровнице из вышних миров, как  на деле нужен колдуньи, и внушая тоненьким щебетанием колдуньи без всякого страха, как Ее ко мне саму тянет, просто она не прочувствовала , просто ей надо понять, насколько я могу быть преданным почитателем Ее чар, ведь жизнь ей это показала ,  она просто не понимает кто Ее с такой одержимой страстью готов боготворить и делать это так яростно, что в ответ она не может не вспыхнуть любовью , ведь я, по щебечущему пению птички, так исключительно неотступен, внушала-внушала, пока колдунья смутно не поняла, что я все ещё пригоден для высасывания из меня восторга и тепла, пока  колдунья, не вспыхнула страстью от щекочущего сладкого ощущения того , как ею все ещё  восторгаются, как  много можно получить переживания своей ценности от меня, что все годы, когда она не находилась рядом со мной , когда не была вместе со мной, она невероятно тосковала по столь точному отражению ее уникальности, по этому моему восторженному переживанию ее значимости и собственной ценности и каждый день думала об этом. И потому, наверное,  колдунье никогда не надоест дышать моими восторгами, видеть то как все новой и новой ценностью я наполняю Ее чары, как восторгаюсь  ежедневными изменениями красок ее души в играх с чарами. Она тогда, похоже, наконец вспомнила, как вкусно поглощать мою восторженность, а ещё в тайне очень хотелось показать ушедшему за море поклоннику и самой себе, что вот она какая-  ей спустя годы все ещё преданно поклоняются  . И наконец однажды , сидя в своей пещере , перед наполированной до блеска стеной, глядя на своё отражение , она позвала к себе свою кудесницу- Жрицу.  Помощница -Жрица-кудесница покорно явилась. Колдунья, теребя чётки во влажных пальцах, велела ей узнать, приму ли я Ее у озера в чаще в нашем месте снова, обратно, готов ли лицезреть ее солнценостность.   Жрица-кудесница явилась ко мне с этим вопросом .

 

Птичка пробормотала: и что было дальше? Ты отказался?!

 

Скала усмехнулась и с какими-то горькими , едва ощутимыми слезами в голосе сказала: как бы не так…напомню еще раз, я был мужчина и  был опьянен, без вина, был не в себе… В то время на чащу уже опустилась прохлада, пахло землей, травами, соснами и озерной тиной. Я согласился и, как дурак, трепетал от радости. Мне сказали уже на тот момент, что в качестве ответа я должен буду послать ей волшебную флейту- Кугиклы , у которой не просто не соединенные вместе куги-стебли камыша , а заморские , дивные, складные, да ладные трубочки-стебли камыша верховных волхвов, покрытые хрупкими пластинами зеркала; она необычная, с тонкими, отрывистыми , пронзительными звуками, которые как только извлекались тем, кто на ней играл, порождали свет, а зеркальные пластины наполнялись этим внутренним светом и отражали играющего идеально прекрасным, таким, каким не мог быть не один живой человек на земле. Я знал, что обычные кугиклы , были распространены в древних районах восточно-славянского заселения, которое когда-то было расположено в пределах Брянской, Курской, Калужской, Смоленской, Тверской и прочих областей, но где взять волшебную , у которой трубочки-стебли камыша покрыты тонким, хрупким магическим зеркалом для волхования-волошенья?

 

Птичка взволновано спросила: и что ты сделал?

 

Скала подавлено шепнула:  Говорили на вершине самой высокой горы, за мертвым озером у призрачного пастуха можно найти именно такую флейту-кугиклы. Я стал ещё более сумасшедшим, я бредил тем, как я Ее достану и колдунья оценит меня и мое подношение и тогда уже навеки станет моей. Колдунья могла чувствовать себя живой только увидев, что восторгаются ею на идеальной высоте , ее появления необходимо заслужить, почувствовать , что  в отношениях с колдуньей ты,  доказывая,  что любишь на идеальной высоте Ее солнценосность и восторженно почитаешь, готов это делать, не просто как смертный, а непременно истекая кровью,  вылезая из кожи. При этом твоё истекание кровью в этом процессе вылезания из кожи и твоя боль от прежнего обесценивания и игнорирования свидетельство той самой  твоей любви на идеальной высоте  для колдуньи. Будто эта боль делает достойным ее появления, покинутой новым поклонником . На деле это такая манкая возможность  зализать гниющие раны самолюбия, нанесенные ей самим фактом исчезновения нового поклонника за морем с живой девой лугов.

 

Птичка сдавлено проговорила: и ты делал это ? Сдирал кожу, желая угодить?!

 

Скала проговорила: Да, когда я сдирал кожу, изнывая от усталости,  взбираясь на вершину горы у мертвого озера, я в тайне даже доволен был своей жертвенностью - вот чего от тебя требуют, вот  так тебя обесценивали и обесценивают, а ты мужественно терпишь и терпеливо ждешь, и вот  теперь тебе в награду дали надежду, что подпустят к себе , ноги вытирают, а ты остаёшься предан, потому что веришь, что заслужил, чтобы об тебя вытирали ноги, ибо именно ты плох и то, что ты это терпишь, лучшее живое свидетельство жертвенности, это не сможет не оценить колдунья. Да, я забыл, что такое жертвенность , а что такое саморазрушение, жертвенность это беззаветная самоотверженность, это , например, особенность моего друга Святогора, которого кроме святых гор, земля иная не носила, женившегося на красивой болеющей женщине, пролежавшей 30 лет в избе, словно корою древесною скованной,  вставать ночами к рождённой у них маленькой дочери, вместо нее, чтобы кормить малышку и ухаживать за ней, а то, что я делал это было не жертвенностью это было добровольное саморазрушение  и доказательство того, что вот каким я могу быть идеальным, хотя все (как мне казалось) тыкают носом в мою не-идеальность и не достойность… Но попробуй кто-то сказать мне об этом моем заблуждении, я бы заявил, что они обесценивают мое красивое, высокое, самотверженное , беззаветное , подлинное чувство с колдуньей, я бы орал,что они клевещут. ….

 

Птичка прошептала: и что было дальше ? Ты достал кугиклы?!

 

Скала сдавлено проухала: Разодранный в кровь, в лохмотьях, я наконец добрался до вершины, измотанный и с невероятной болью в мышцах. Там я вымолил  у призрачного пастуха флейту-кугиклы со стеблями камыша, покрытыми тонкими зеркальными пластинами. И передал Ее ,-через кудесницу-Жрицу , помощницу и наперсницу, -колдуньи.

 

Птичка спросила почти неслышно: и что сделала колдунья?!

 

Скала хмыкнула горько-горько: Колдунья затрепетала, возможность снова вернуть себе ощущение своей силы, стала так реальна, вот сейчас Ее по -настоящему оценят, вот сейчас ее накормят восторгом и теплотой своих живых глубин. Она стала ворковать от этого о том, как ясно  она сразу  осознала мою исключительность и как поняла насколько я ей нужен и прямо она уже созрела до Того, что  можно сейчас погулять  со мной по нашим местам , вспомнить прошлое и милым голоском , который я так и слышал, -но всегда через кудесницу-Жрицу,- возводила мои достоинства до высоты сверхдостоинств , ибо надо же какой особенной я до сих пор Ее вижу, в отличие от Ее нового поклонника, так дерзко вырвавшегося от неё и посмевшего стать счастливым с какой-то там живой девой лугов за морем. И вот колдунья , играя своими чарами, становится до красивого заботливой уже на расстоянии, причем настолько, чтобы загасить всякую бдительность.

 

Птичка тревожно спросила: а какая у колдуньи была цель?!

 

Скала словно вздохнула и сдавлено проговорила, обстоятельно рассказывая о мельчайших деталях: У колдуньи была одна невольная цель - заставить себя почувствовать свою самоценность , в момент когда Ее обесценили наглым уходом к деве лугов , она не могла это пережить и вдруг среди прежних почитателей  нашёлся тот , кто не переставал  любоваться ею и он может стать подпиткой этой самоценности, чувству , что она заслуживает совершенного и  такой простак может наконец позволить высосать свое живое тепло и  восторг и именно он мог добровольно предложить высосать всю жизненную энергию , предоставляя себя как пищу,

 

Птичка спросила: а что тебе было делать? Что ты должен был предложить ?!

 

Скала тяжело проговорила: хм, не знаю, но сам до конца не понимая, я добровольно спешил предложить , как пищу  своё восхищение колдуньей через которое сама колдунья получает непередаваемое чувство дрожащего восторга от любования собой «так вот я оказывается какая стоящая, вот какая у меня сила заставить любить и повиноваться мне, вот какой исключительный человек, раз он меня такой видит» , а потом перед колдуньей вновь замаячит возможность обесценить меня снова словами «пошел вон», «не годен ни на что» и все, чем наделяла меня прежде, разрушится.  Так ей удавалось разрушить образ меня околдованного ею через обесценивание, разрушить отношения и исчезнуть !

 

Птичка прошептала: Зачем ей это?

 

Скала подавлено повторила вопрос: зачем?! Да ради невольного момента наслаждения , который наступает для колдуньи, когда виден момент адской боли в моих глазах. Именно это даёт себя  почувствовать  колдунье наиболее остро  наполненной жизнью – той, жизнью, которую переживаешь, когда в душе много разных чувств , дает ясно ощутить себя наполненной силой разных чувств, сразу внутри вспыхивают сильные чувства. Ему Больно, значит я ценная, значит меня ценит. Вероятно, так   наступает и  ощущение переполненности мощью от чувства, что может воздействовать, так она чувствует себя способной вселять Любовь в живых , а значит переживает себя особенной и стоящей. Так она чувствует, что хочет  и может внушать любовь. Так на нее откликаются, значит она живая и сильная, не более,

 

Птичка задумчиво пороговорила: а для чего?

 

Скала болезненно вздохнула: Для чего? Для этого ясного переживания напряжения от переполненности живыми , пиковыми чувствами, как скажут ученные мужи время грядущего, эмоциями, вне зависимости от знака этих эмоций: не важно плюс или минус. Появляется, наверное, переживание «я наполнена чувствами разными,  чувствами сильными, значит я живая».  Это возможность колдуньи Почувствовать себя драгоценной и любимой для качественного насыщения восхищением собой, которое она считывала в моих глазах. Это возможность  предстать не иначе , как способной иметь такую силу чар  и значимость, что может легко заставлять мучится столько лет своего поклонника, который живет лишь приписывая молчанию разные фантазии и смыслы. Вот какая силища! Вот какая она  стоящая, вот какой Ее все ещё видят, что даже разрыв и исчезновение  не перебили восторг и доказательство этому  боль в моих глазах , чувствуя присутствие которой колдунья предстаёт в своих глазах очень важной, совершенной,  по заслугам оценённой наконец-то, грандиозной, великолепно умеющей внушить Любовь и эти Все цикличные потуги с тем , чтобы наделить  в своей фантазии уже меня всемогущей идеальной зоркостью,  меня как поклонника, именно в пространствах своих фантазий , фантазий сладких , да дивных и затем вскоре вновь обесценить меня же, как тютеху, мямлю и неумеху. А происходят такие вещи именно ради наполненности всех колдуньий  разными чувствами, которые они получают от восторгов и когда видят боль, а раз больно, значит их любят ! Так замещают бездны своей пустой души, переживаниями своей крайней значимости и значительности , важности. Колдунью захватывают моменты проживания внутри ее души острого ощущения , что она совершенна, поскольку является способной  ВНУШАТЬ ЛЮБОВЬ к себе,

 

Птичка задумчиво, с некоторым возмущением выдохнула: а зачем колдунье чувствовать себя способной внушать Любовь?!

 

Скала вздохнула: а чувствовать себя способной внушать Любовь ей нужно, наверное, ради того, чтобы увериться в своей силе и пережить момент самолюбования в переживании: «Ах, вот что я значу оказывается, вот я какая важная  и значительная, вот какова моя сила, как я могу влиять на другого, какая  я оказывается! Вот как меня безмерно все-таки ценят , как в меня верят, так я заслуживаю только лучшего, вот сама не пойму почему вдруг такие щекочущие чувства рождаются к тому ,кто так мною восхищен, в тот самый момент когда прежний звавшийся Новым , преданный когда-то , поклонник после раздора и кручины  устроил свою жизнь за морем с девой лугов , я тут же от возможности слышать много восторгов  почувствовала нечто к  первому поклоннику моему, первому среди равных, все доказывает, что я имею особое право на идеальное, мне нужно только идеального, и это идеальное для меня готовит Бог за поворотом, а ушедшему и самой себе я ещё докажу, что я заслуживаю совершенства и это сделает очевидным для ушедшего,  кого он потерял, я докажу и ему и себе вес моей значимости и чар». Как только я начинал думать об этом всем, что есть в побуждениях и действиях колдуньи , поднимался ветер, он нёс дух терпких ароматов, принадлежащих невидимой за горизонтом дали и давал почувствовать запах озера и замшелых кочек, ветер бил в лицо, душил напором воздуха, поднимал шумом листвы нечто тревожное из самых потаённых глубин души и нагонял где-то рябь прямо на водную гладь. Было в этом что-то пугающее , но без всякого рассуждения о смысле происходящего , я , похоже, сам хотел задыхаться в потоках ветра. Ветер врывался хлёсткими порывами и вспыхивал светом солнца, остужая его, как только ты хоть вскользь думал о влиянии колдуньи , ветер вспорхнув над землей, мчался вдаль, захватывая лучи солнца , бьющие кружевным узором сквозь листву и , казалось, пытался захватить тебя. Так начиналась едва различимая игра светящимися бликами солнечных зайчиков - ветер гнал зайчиков сквозь кружевную вязь листвы и в этом была какая-то волшебная магия и обнажалась какая-то странная зависимость и вынужденная подчинённость , ветер пытался схватить меня за волосы, пахнуть своим дыханием мне прямо в лицо, как -будто в нем есть нечто ещё, кроме случайных потоков воздуха, поднимающих и уводящих за собой все вокруг, есть что-то такое непонятное, непостижимое , превосходящей видимое и это чувствовалось во мне самом и вокруг в этот момент. Тут я понимал, что готов задохнуться в потоке ,- хочется фантазировать на этот счёт , - начинаешь представлять , что с тобой в этом момент в самом ветре присутствует нечто странное, потустороннее , секретное, то, которому ты стремишься противостоять и устоять на ногах... И ты машинально пытаешься сделать так, чтобы ветер не перебил направление твоего движения, не смешал твои планы, но щекочущее душу ощущение, что в этом биении потоков воздуха сейчас есть какая-то секретность, не доступная сознанию, которая норовит захватить тебя, сделать частью своего движения, упругим напором невидимого потока, изменить твоё направление, по-настоящему пугает тебя и в этот момент ты прочувствовано понимаешь, что ветер порождает - шум, а шум норовит смешать твои мысли, увести прочь от только что всплывших в душе пониманий, куда-то в безвременье

 

Птичка возмущённо пробормотала : а зачем это колдуньи?!

 

Скала огорчённо прошептала: Так колдуньи получают шанс много чувств любовью не являющихся  назвать этим словом. А  я называл своё влечение  к саморазрушению у ног колдуньи, свою боль, свои навязчивые мысли о колдуньи  -любовью. Я звал любовью желание ума своего быть преданным идеалу единственности, чтобы пережить моральное торжество над живой жизнью,  а колдунья звала любовью своё желание слиться с моей душой  как добровольным деятелем-донором и сделать меня, прочно слитого с ее душой, орудием, инструментом, расширяющим ее возможности и своей  подпиткой ее чувства, что она драгоценная, как никто иной.  И ее подпитка  самолюбию через мои комплименты и восхищение легко была названа ею судьбой и страстной любовью

.

Птичка задумчиво и взволновано прошептала: Колдунья всегда называла любовью чувства, возникающие в ней, в ответ на восхищение ею?!

 

Скала с болью прошептала:  Да  весь этот ритуальный цикл  отношений колдунья полагала любовью , именно момент, когда есть  "наслаждение восхищением ею самой- и когда появляется сверхидеализация меня в ответ на восхищение ею-а потом, неминуемо, следует обесценивание меня как неумехи " , например.  У колдуньи именно это и было страстной, любовной судьбою Ее отношений, исполненных накопленного  случайного и стихийного зла в импульсивном гневе и цикл этот был постоянен , неизменен .

 

Птичка вздохнула: а ты понимал, что так будет всегда?!

 

Скала протяжно проговорила: Я не понимал это. Но даже  если после очередного обесценивания , колдунья исчезала от меня, как  от  разочаровавшего добровольного давателя-донора, в поисках более идеального донора и более идеальных отношений и создавала новые отношения с новым дарителем- донором, то она рушила и новые отношения под тем или иным предлогом.Все по старой схеме. Если после скандала, раздора и в других новых отношениях и новый ,другой человек, обесценивался колдуньей (а  любой обесценится всегда, иначе колдунья, как личность не функционирует на высоте души, не выходит у неё ) тогда и эти отношения разваливались , а других вариантов под рукой не появлялось, вот тут можно прощупать старые. Да и часики бессмертия, встроенные в пустоту ее души, не давшие, как оказывалось, вечной молодости , навязчиво тикали, напоминая о близости старости, она тут же загоралась, вернуть прежнее питание в отношениях, вернувшись ,-в доставляющие питание восторгом , - прежние отношения, в отместку устроившемуся прежнему поклоннику , доказывая и самой себе -вот как и  ее ценят, и она может устроится не одна!

 

Птичка: но как ты оказался во всем этом?!

 

Скала простонала: В общем окружении среди людей в посёлке у озера и меня, зная жертвенным  безотказным давателем- донором, подталкивали к колдуньи,  как исключительного , пленившись очарованием колдуньи и колдунью ее приспешница кудесница-жрица, очарованная ее  солнценостным светом, подталкивала ко мне. Да еще невольно подталкивала колдунью и маленькая птичка, из моего сада, обессиленная от ужаса, который вселяло мое подлинное сумасшествие, даже моя маленькая птичка,  которую, если быть искренним, я не мог вспомнить.. Да, как на грех, у меня полностью исчезла память сердца на текущую жизнь, я помнил лишь свои фантазии о колдуньи и ее томные глаза, которые казались мне добрыми звёздами. Хотя звезды на деле не добрые и не злые, они только отражают чужой свет . А птичка, сама не понимая, в безумной попытке спасти меня от надвигающегося сумасшествия, заставляла своими трелями колдунью прийти  ко мне, раз уж я так хочу и поддерживала невольно во мне сладостную зависимость забытья от колдуньи , толкала в ее объятья и ,в свою очередь, и кудесница-жрица -помощница колдуньи  всеми силами заставляла меня насыщать восхищением колдунью на расстоянии и делать все от унижений до подношений, - подзадоривала меня к тому,  чтобы отправлять через  нее ,как кудесницу и жрицу, подношения,  передавать добытую заветную, волшебную флейту-кугиклы с покрытыми зеркальными пластинами трубочки камыша волхвов, как подношение к жертвенному алтарю –алтарю самолюбования колдуньи ,

 

Птичка напряжённо пробормотала : ты же сам был рад сделать подношение?!

 

Скала простонала: да  , я был ,как зачарованный, и сделал то, что мне сказали, сделал подношение. Я тогда пришёл  с добычей к жрице - оборванный, грязный, пропахший потом с безумными глазами, зажав в ладонях флейту , именно кудесница-Жрица  начала  толкать меня к колдуньи, протягивая надежду на тоненькой ниточке. Колдунья никогда сама не снисходила до общения со мной с тех пор , как исчезла, а общалась со мной исключительно через свою помощницу- кудесницу-Жрицу и даже после получения флейты-кугиклы ни разу не обратилась ко мне лично.

 

Птичка, охваченная тревогой, спросила едва слышно : как ты думаешь, почему все так?! Тебе не казалась странным, что она общается с тобой только через помощницу-кудесницу, еще и кто-то подталкивает переправлять ей подношение? Как чувствовал, была ли у неё вина за исчезновение?

 

Скала прогрохотала с болью: не знаю … но вероятно в тайне даже от самой себя, до конца не понимая, что творит, она не намеревалась появится  передо мной с повинной головой за своё внезапное исчезновение. Наоборот , она намеривалась явится передо мной в лучах славы, чтобы, как кажется ныне, получить ещё больший заботливый контроль надо мной , получить необходимую, ещё более повышенную значимость, как сказали бы ученые мужи грядущего, еще большую авторитетность и влиятельность в отношениях со мной, в позиции "надо мной", усмирив меня и подмяв под себя нужным образом. Колдунья мечтала предстать в светлом ареоле мысли : « Вот какой нужной я являюсь, вот как меня ценят и можно ещё питать свою ценность восхищением этого смертного, ради самолюбования и иметь возможность показать ушедшему поклоннику и самой себе свою крайнюю востребованность». Это происходит совершенно невольно.

 

Птичка вздохнула с каким-то возмущением: и что произошло потом?!

 

Скала прошептала: Колдунья не появлялась. Я мучимый призрачными надеждами, метался, как сумасшедший. Колдунья могла понять, что оборванный, провонявшийся в пути к вершине на встречу призрачному пастушку, ведущий себя как  сумашедший,в силу Того, как поглощали меня фантазии и моя боль,  потерявший всякую память сердца на текущие события, а не на туманы прошлого, раздражительный и захваченный бессилием злобы , я не могу быть ей так полезен , как она первоначально ожидала, когда протягивала на ниточке надежду.

 

Птичка протяжно и печально спросила: почему все так?!

 

Скала прошептала безжизненным, осипшим тоном: Я, как пища уже испортился. Не качественный. Не такой, как она полагала в тот самый момент, когда протягивала на ниточке надежду на свое солнценосное появление. Я смутно чувствовал, нормально быть уже не может и такая колдунья любить на человеческой высоте не может.

 

Птичка промямлила разочаровано: это изменило твоё понимание всего, что происходило?!

 

Скала упавшим голосом шепнула : скорее -нет! Я же наполнял себя фантазиями о том, как любит она меня в глубине своего безжизненного сердца  и фантазии стали для меня  всем, потому я стал терять интерес ко всему реальному. Передо мной в фантазии вот уже скоро  возникнет огромный шанс реализации моих любовных грёз  с воздушными сладостями исполненных надежд, как на праздничном столе яства в момент торжества, и мне  казалось, что колдунья истинно и глубоко любит и ценит меня и я даже готов был к тому, чтобы меня съели.

 

Птичка , задрожав пролепетала: а что она ела?!

 

Скала горько, шумно и протяжно вздохнула: Колдунья не ела животную пищу, она ела сразу людей. Где-то в глубине души я понимал это. 

 

Птичка просипела: ты это понимал , понимал, что это разрушает и разрушит тебя?!

 

Скала глухо, бесцветным голосом проворчала, с некоторой паузой, словно перед ее мысленным взором вставали образы минувшего: Но мои фантазии были наполнены  образами колдуньи , не имеющими сущностного содержания, они будоражили  мои ощущения, навязчиво заставляли меня испытывать духовный голод и порождали еще более сильное желание насытится признанием колдуньи,

 

Птичка упавшим голосом тихонько спросила: а колдунья сама что-нибудь предлагала?!

 

Скала скрипучим тоном прогремела: колдунья предлагала культ, свой культ и культ себя.

 

Птичка шепнула: а ты понимал, что образы колдуньи в твоей фантазии не являются реальностью?!

 

Скала дрогнувшим голосом выдохнула: я не хотел ничего понимать… Но эти образы колдуньи в моей фантазии  - были  лишь пустыми миражами, которые  я истолковывал,  как сказали бы ученные мужи грядущего, в качестве сверхценного , общекультурного идеала всех времен и народов и , конечно, истолковывал как бесконечно драгоценный личный  идеал, и эти образы незаметно порождали сценарии моей жизни, которые , как мне казалось,   могут помочь мне определить для себя самого мою собственную нужность и ценность всего, что затрагивает мою жизнь. И вот так я думал, что ясно понимаю лучше всех, что именно для меня красиво, что хорошо, что мне хочется и что имеет смысл. Я сам не мог собрать себя самого во едино вокруг переживания своей собственной отдельной жизни и  вокруг ценности моей жизни, я растворял себя в фантазиях и бежал от жизни в фантазии.

 

Птичка тяжело вздохнула : а колдунья что-нибудь понимала, как тебе чувствовалось?! Тебе что-то было ясно во всем этом прежде, в то время?!

 

Скала медленно растягивая слава проговорила: нет! И ясно проступало для любого из окружающих, кроме меня, что для колдуньи все крутиться вокруг восхищения, которое испытывают перед ней  и весь смысл  в Ее  сверхидеализации меня за это, а потом эта игра завершается обесцениваниванием, что происходит как бы стихийно и беспричинно . Это все так , как бы само происходит, она ничего не понимает , осознаёт только , что пламя щекочущих чувств вспыхивает в ответ на восторг ею, застывавший в моих глазах, вот такое дрожащее нежностью и фантазиями восхищение с  моей стороны , как поклонника, которого она так жаждала, в ответ на него вдруг вся Ее омертвелая душа испытывает восторженные чувства и сама не понимает с чего бы это.  А понимает она только то, что крутится вокруг нее , что ею восхищались, потом мало восхищались и не идеально восхищались  и  вот снова восхищаются, поэтому через меня можно доказать любому не восхищающемуся , что она востребована и у нее есть основания для самолюбования, а заодно доказать это самой себе. Потому  и в ответ на мой восторг колдунья сама не понимала, как вспыхнула в ней опять жажда слияния с моей душой, когда я должен  бы перестать быть собой, а только через восхищение и дары смог бы доказать, что заслужил обслуживать колдунью, став ее рукой и инструментом в мире

 

Птичка выговорила с придыханием едва сдерживаемого тревожного волнения: что было с колдуньей?!

 

Скала словно вздрогнула и выдавила полушёпотом : Казалось, в колдуньи вспыхнул новый голод по такому манкому слиянию с моей душой и страшный , вопреки рассудку, голод по новому восхищению. Этот голод чувствовался настолько сильно , что колдунья и решила называть это судьбою в отношениях с ней, но я не хотел понять, что  и после сверхидеализации  за мое восхищение Ею в слиянии будут меня снова обесценивать и будет разрыв или холодное отдаление от меня через избегание под любым предлогом, такой цикл бесконечен. Я не хотел этого понимать. И не мог оценить то счастье удивительного шанса на нормальную жизнь, который выпал через Ее молчание , которое она снова и снова навязчиво демонстрировала и тот шанс на счастливый разворот судьбы, который выпал  через молчание Ее помощницы кудесницы-жрицы , что на деле было тоже благо, сути которого я не ценил.  Чужая Любовь , когда сам по-настоящему не любишь, -а лишь понимаешь, что демонстрировать Любовь втайне выгодно и нужно каждому приличному человеку определённого возраста, -наверное, раздражает. Такая чужая Любовь смотрится так же противно и жалко, как навязчивая забота о беспомощном, переживается как нечто отвратительное, раздражает, вызывает лишь гнусную  злость, а иногда просто льстит самолюбию и может быть хорошей подпиткой самомнению .

 

Птичка сдавлено пролепетала : а как ты чувствуешь, какой видела себя колдунья , так поступая с тобой?!

 

 Скала ещё тише выговорила сдавлено чеканя слова: Колдунья видела себя особенной, будто твёрдо знала, что заслуживает всего лишь идеального,  но , как не странно, чудилось, что при этом и сомневалась в своей идеальной значимости, не имела глубокого переживания ,что нечто и вправду заслужила, поэтому эту значимость должен был давать ей через постоянный восторг я, а Ее сбежавший поклонник, убедится, что и она востребована без него, в этом же должна была еще раз убедится и  Ее кудесница-Жрица, и все окружающие, и в тайне- ее собственная душа,

 

Птичка пробормотала: а колдунья считала, что находится у всех на виду?!

 

Скала грустно пробормотала: колдунья жила в пещере, ибо боялась, что люди заметят Ее неидеальность, не бесконечность Ее всемогущества и отсутствие у неё  столь необходимого переживания полноты собственной   великой ценности и значимости, как ей порой самой хотелось,  и боялась, что многие поймут про неё все, разоблачат эту Ее  неидеальность , а она страстно надеялась , что все поймут, что она заслуживает того, чтобы иметь только самое лучшее, идеальное, получать любой опыт только так, чтобы извлекать из него всю выгодную ей самой пользу . Если этого не может обеспечить на идеальной    высоте никто из  поклонников, значит, это должно сделать общество и весь мир, покорившись Ее чарам, признав в ней совершенство, -совершенство, пекущееся лишь о благе справедливости среди человечества в  пространствах нашей реальности, исподволь оберегая эту реальность чарами. Колдунья была убеждена , что никогда не  должна ни на каплю  страдать и переживание ею неудач не должно случаться в принципе, такое переживание неудач всегда является для неё чем-то особо плохим, подрывает Ее ощущение того, сколь она значима, сколь очевидно  заслуживает только лучшего, поэтому она была убеждена, что всякого переживания неудачи следует избегать любой ценой и доказывать свою востребованность, насущную нужность ее чар всему миру  и ценность собственной сияющей, солнценосной внешности всеми силами до полного истощения.

 

Птичка тихо выдохнула: зачем ей нужен был кто-то?

 

Скала с лёгким сомнением , упавшим голосом заметила: Колдунья представляла, что Ее ценность заключена в том , чтобы все тщательно, непременно прекрасными словами давали ей понять, что она заслуживает этого лучшего и подтверждали это подношениями к  алтарю ее самолюбия, чтобы  объясняли ей, какая она « уникально особенная», непрестанно напоминая, как восхитительны Ее чары  и при этом неистово и регулярно  повторяли эти «подтверждения» ее « уникальной особости», ей нужно было внушать , что никто ей не соперник, что трудно представить, что все,  что ею делается, делается руками  живого человека, нужно было тщательно оберегать ее от вредного воздействия всякого соперничества, всякого намека на критику, однако так, чтобы было пространство, в котором в постоянном соперничестве она могла побеждать  , но таким образом, чтобы при этом все только и делали , что оберегали Ее от всего вредоносного, человеческого…,  да  и что там…  она и не была человеком в подлинном смысле , да и живым тоже , она сама хотела отодвинуть физические ограничения подлинной человечности, чтобы доказать, что она-то «то что надо на совершенной и идеальной высоте» и может возлюбить все человечество , как бы существуя над этим человечеством, если не стать самой почти Богом, то где-то рядом с Богом. А ведь человек всегда неидеален. Я хотел быть с колдуньей, обладающей властью надо мной, и наивно желал при этом  оставаться самим собой, что , конечно, невозможно, зато я никак не хотел понять , что ожидать мне надо Того момента, когда я  буду заживо съеден в близости, в плену своего сонного забытья на Яву, когда будут балансировать мною,  словно тростинкой на ладони циркача, заставляя колебаться между захватывающим дух взлетом,  -когда я чувствовал возведение меня на пьедестал,- и падением от того, что толкали меня вниз в пучину ада вечной вины через регулярные обесценивания, показывающие , что я всегда не такой и не дотягиваю до  «того самого», не понимаю и я не думал, что сам не замечу как это случится, но буду превращён в нечто собою не являющееся , сделаюсь переработанным  до неузнаваемости. Но так и случилось, хотя, если бы мне это сказали, я бы ответил, что все эти люди клевещут и порочат святого человека.

 

Птичка пробормотала : как тебе чувствовалось колдунья переживала свою вину?! И что происходило в это время с тобой?!

 

Скала как-то огорчённо пробормотала: Колдунья  видела  , конечно, себя лишь несчастной жертвой с хрупкими крылышками раненного самолюбия, - самолюбия, которое ранили мои не-идеальные слова и поступки, -я и знать не хотел, что никто на деле не идеален и идеальности требовать невозможно, я знал лишь, что  Ее самолюбие ранили проявления   неидеальности моей души,  я весь был неидеальным в поступках и не совершенным до мозга костей, это не могло Ее не ранить! Да, колдуньи было не важно, что никто из людей не идеален. А новый поклонник сбежал от неё , осознав , что истощается и разрушается от ее причудливого сочетания жажды слиться с его душой полностью и  избеганием , с постоянным подавлением всех чувств. И это при стремлении  холодно возвести на пьедестал и , в то же время, исподтишка столкнуть всякого вниз с пьедестала , с того самого пьедестала, установленного для лучшего поклонника, что  обычно происходит через обесценивание, со сдавленным криком души «как?! и ты так безжизненен и неидеален! Как ты не понял моего молчания и избегания»,- когда не помогает ничего, даже создание светом ее портретов.

 

Птичка тихонько тоненьким голосом выдавила: я не совсем поняла, как это все произошло и чувствовала ли колдунья своих поклонников жертвами, как тебе казалось?! И как тебе самому было с этим знанием жить?

 

  Скала задавлено прогрохотала :  я говорил, кажется, в своих глазах колдунья была настоящей жертвой, жертвенным «давателем»-донором,  не понимая и не осознавая, что она жертвует только высокомерием и, снисходя, даёт лишь радость своего внимания, только когда ей самой выгодно , дает лишь то, что ей удобно , что ей заблагорассудится и так , как ей этого  хочется , в той форме , в какой видится приятным для самой себя, не принимая во внимание ни чьи реальные потребности, ничью живую душу .

 

Птичка с усилием произнесла вслух тот вопрос, который застрял у нее в горле: другими словами, только когда ей выгодно, она откликалась?

 

Скала, растягивая слова, ответила: Да, делает все лишь в той форме , в какой выгодно ей и в тот момент, когда ей выгодно и такая снисходительная отдача, не признающая того, что нужно  другим на деле , не признающая, что именно хочется другим, не заботящаяся об эмоциональных переживаниях других -это просто самолюбующийся снисходительный эгоизм: «захочу поманю кого-нибудь надеждой, в тот момент, когда мне выгодно,  когда мне нужно, захочу, духовно изнасилую молчанием, конечно, во благо, когда пойму, что приближение не выгодно, когда напитываться качественно нечем  и когда пойму, что на деле все было иллюзорно в ожиданиях идеальности, а захочу сделаю так, чтоб ты сошёл сума в моей изощренной попытки тонко изнасиловать тебя этой тишиной, чтобы ты сам  приписывал моему молчанию какие угодно фантазии и смыслы, чтобы наконец еще раз глубоко-глубоко осознал силу моего влияния и мою цену как колдуньи, когда вконец изведешься» – это всегда говорили молчаливо уставившись на тебя ее прекрасные глаза, застывшие огромными охровыми звездами на ее свежем личике с тонкой, прозрачной кожей. Такие прекрасные-прекрасные глаза. Я же ничего не хотел видеть. Казалось даже днем опускался серый вечер, всякий раз как во мне рождалась мысль о колдуньи, было так зябко, чудилось, что даже неприятная пронизывающая прохлада ветра против меня, пробирая до костей, стремительная и промозглая, она  разносит колючие мелкие капли срывающегося дождя и насмехается над слякотью моей души. А на густых , словно от разлитой туши, темных контурах горизонта нависали тяжелыми шапками тучи, косыми струями то и дело норовил хлестать  дождь, делая все беспросветно серым, и этот ветер стремился сорваться ото всюду, в моменты когда навязчиво наплывали мысли о колдуньи.

 

Птичка задумчиво спросила: Колдунья во что-то играла?

 

Скала глубоко вздохнула: Колдунья исподволь , стихийно создала изящную игру со мной, причем создала ее такой , что я стал полагать ,  я только я наполняю ее энергией, но  на деле именно я не замечал,  что очень ошибался, поскольку моей энергии для колдуньи и раньше было постоянно  мало и  всегда было мало и думаю, будет мало постоянно. А со временем колдунья , -почувствовав  еще большую опустошенность , - обычно начинала требовать много, как бы невзначай и не прямо. Она  мягонько так  затевала новую игру, в которой могла нежно духовно  насиловать меня молчанием. Делать это  с живым интересом.Так она исподволь требовала от меня любви той высоты, что выходила за пределы всего человеческого, а потому скатывалась к нечеловеческой манере действий.

 

Птичка поежившись прощебетала: а что  делал ты в это  время?!

 

Скала надрывно и хрипло ответила: И тогда мне приходилось вновь и вновь привлекать  свою фантазию, с целью оправдать все, оправдать то, что я тащил на  цветущий, горный алтарь колдуньи мою собственную свежую жертву – флейту-кугиклы, выпачканную моей собственной кровью. И я чувствовал от этого себя очень больным. Во мне чувствовалось безумие , жажда растоптать себя во имя чужого призрачного счастья, не пугала возможность быть слопанным целиком заживо вместе с  моей жизненной силой, а все потому, что я слишком привык, что из меня часто делали мальчика для битья, во мне жила ненависть к себе , моя ценность  слегка расшатывалась всякий раз, когда от меня нечто  такое требовали , а я не мог дать, ненависть к себе проклевывалась в моей жизни с такой силой и рвением, что я не могу противостоять обычно этому.

 

Птичка задумовшись произнесла: А когда такое расшатывание уверенности в себе происходит?

 

Скала, словно глотнула воздух: Особенно часто такое происходило, когда меня считали малохольным тютёхой  и мямлей , к тому же  мне слишком хотелось чувственной любви и когда я уже готов был преодолеть своё безумие , восстановиться от этого вязкого безумия, уйти от странного культа колдуньи в какие-то новые, живые отношения, соблазнительную колдунью оставил новый поклонник и именно когда он нашёл счастье с девой лугов за морем, колдунья захотела меня, как доказательство своей востребованности,  потому через кудесницу-Жрицу ,-свою наперсницу,- колдунья была  тут как тут и вновь твердила , что как никто способна  предложить сильнодействующее средство от всех моих бед в безумии и от всех кошмарных теней и горестей в сонном забытьи с потерей памяти сердца на текущую жизнь. Колдунья готова была предложить как средство - липкое всепоглощающее слияние с Ее великолепными,  чарующими глубинами пусть пустой, но души. Эти глубины всасывали восхищение , которое исходило от других и было направлено на нее  и Ее  сияющие амбиции. Эти глубины, полные переживаниями пёстрых  претензий на идеальное , безусловное, восторженное восприятие  , жаждали меня, как казалось, чтобы я мог стать Ее частью, стать ее орудием влияния на мир, ее инструментом, ее любимой вещью. Она хотела снова нежно тянуть из меня все жилы, чтобы я снова и снова разбивался в кровь, исполняя ее прихоти, урабатывался до беспамятности, а она бы все добытые ценности тратила на прихоти удовлетворения своего самомнения и доказательства обоснованности ее самолюбования и востребованности, на поддержание переживания своей исключительной необычности, конечно, названной любовью к человечеству

 

Птичка горько проговорила: зачем тебе было это?!

 

Скала отозвалась печально:  В тайне даже от себя , вероятно, в отношениях с колдуньей, я желал, чтобы в моей жизни все было бессменно и устойчиво, все было как надо, предсказуемо, возможно, в тайне я желал даже, чтобы меня унизили, заставляя страдать. Я хотел , чтобы меня заставляли пережить мою внутреннюю  уязвимость и  подталкивали прочувствовать это снова и снова  и  превратили бы наконец  во что-то , пусть противное моей сущности , но так, чтобы мне показали свою силу, доказали мне, что превосходящая сила существует, а  я маленькое ничтожество и чтобы позволили себе легко заставить меня пережить тотальную вину за все и побыть , таким образом , в роли козла отпущения, чтобы ещё раз пострадать, поскольку, как мне в глубине души казалось, муки возвышают над собой прежним. Мне остро чудилось, что я не заслуживаю ничего хорошего в жизни, ибо , наверное, как мне казалось , я всегда не успевал ничего, что требовала жизнь и не предпринимал первого шага, я даже вспомнил, что  не остановил отца, когда он шёл навстречу смерти (я не задумывался, что не мог, был мал, это просто само собой потаённо рождалось в душе)  и потому , что был уверен в тайне , что только страдающие душевно чисты и имеют внутри своих глубин все человеческое, а я не хотел быть грязен .

 

Птичка задумчиво с каким-то надрывом спросила: а почему ты хотел все повторить и еще раз пострадать?

 

Скала прохрипела в ответ: Просто это привычно, это уже невольно выработано до стихийности, ты усвоил это как способ жизни и перешагнуть через привычный способ жизни уже не можешь. Я готов был крутиться  вокруг колдуньи и ее алтаря в ожидании сладостной, пожирающей меня близости в слиянии с ее душой, стать ее орудием в мире, ради опьянения своим страданием и Ее вниманием, крутиться вокруг колдуньи, у которой Ее собственное Я, похоже, было таким хрупким  , словно тонкие крылышки самомнения у невидимой бабочки Ее самолюбующейся души, горделивой в своём  самолюбовании, такие, которые может сломать и уязвить любое слово и я готов был наслаждаться этим и жизнью, чтобы быть рядом с существом в облике тонкой колдуньи с прозрачной кожей свежего личика. А она приходила в ярость всякий раз, когда кто-то высказывал мнение не совпадающее с ее  собственным и с неистовым позерством говорила, что  любит сильно и впервые в жизни, когда всякий раз встречалась с любым новым поклонником. Как только наплывали эти навязчивые мысли о колдуньи, поднимался ветер, пронизывающий , словно пробирающийся под одежду, чтобы не надел, и даже под кожу, оставляя незащищенным тело перед налетающими неоткуда пронзительными вихрями пустоты,  пробирая до костей, словно  вонзаются в тело тысячи иголок холодного воздуха и леденят душу... И капли дождя ,какие-то серые, мутные ,свинцовые и очень частые, такие же холодные и болезненно обдающие тело острым ознобом , как и мысли о колдунье, не дают покоя и  сначала ты их собираешь в кучу, а потом справляешься с ними, первоначально просто это делаешь силой воли, а затем превозмогая бьющую тебя дрожь, чувствуешь, как сам собой выбрасывается поток  тепла, собранный из последних сил и ветер порывистым ударом  со всей мочи бьет в спину, заставляя убыстрять движение...и больше не остается мыслей совсем, все в тебе стихает

 

Птичка каким-то усталым голоском прощебетала: А что делала колдунья?

 

Скала сдавлено проговорила: Колдунья, сама не понимая как, была тут как тут через свою кудесницу-жрицу, стоило лишь задуматься о восстановлении от ее сонного дурмана и забытия , порождённого особенностями отношений с ней, она появлялась, предлагая надежду на сладостную, всепожирающую близость с ней , чтобы расширить пределы своего колдовского влияния, а, следовательно, расширить и сделать заметным переживание Того какая  у нее сила и как ценны Ее колдовские чары , как ценна и востребована Ее значительность, которая  еще больше возрастает через угнетение  в использовании меня самого, и через переживание власти надо мной, над которым, вследствие моего сонного забытья и фантазирования о ней, можно покровительственно властвовать, заботливо контролировать, что так приятно и так же приятно, как переживание, что можно лепить меня по своему образцу, навязывая свои взгляды, свой культ  , свой образ жизни. Все это, чтобы я соответствовал ее потребностям всецело, но скажи мне кто-то что-то на эту тему , я бы сам  пришёл в ярость и счёл его клеветником .

 

Птичка прошептала: а кто-то пытался тебя вразумлять , сказав такое?

 

Скала , казалось по ноткам ее тона, ухмыльнулась с печалью и горечью в голосе: Хм… Да  кому было сказать такое? птичка не прилетала ко мне щебетать, лишь изредка наблюдая за мной издалека и тихонько вдали напевая свою песенку, да я и забыл кем или чем она для меня была, остальных своим Злобным, больным раздражением я разогнал, казалось, навечно.  Соблазнительная колдунья, хрупкая, с втягивающим в себя холодным огнём внутри Ее пленительных глаз, испытывала  жгучий стыд из-за того , что Ее покинул поклонник ,  неистово когда-то , до полного истощения служивший ей, создававший ради нее портреты светом, вот так вдруг сбежал ради девы лугов за морем ,  при осознании этого своего поражения, от понимания бессилия ее чар, не давших довысасывать восхищение своей глубиной, колдунья тонула в обиде и досаде. Колдунья искала, металась и стремилась выбрать, где бы обрести поле для подпитки своей востребованности и переживания совершенства ее драгоценности через несложные действия,  совершив которые она бы могла снова блистать, не слишком рискуя и не прилагая больших усилий, чтобы пережить успех и насладиться восторгом от образа себя в глазах поклонников, например, в моих глазах и легко  с навязчивым рвением  от этого восхищения могла бы с новой силой стремится  к сверхсовершенству, как скрытому превосходству и  к обретению абсолютного признания. Она хотела следовать  своей жажде чувствовать восторг поклонения и сладость обожания и эта жажда восхищения у колдуньи возникает, ибо  она чувствует себя на деле несколько неуверенно, поскольку неидеальна и поэтому нуждается в эмоциональной подпитке. Но жажда подпитки ненасыщаема, сколько ей не дать, все мало, а потому мне, как вечно по-детски восторженному ,  неокрепшему и не восстановившемуся предлагала  сладость слияния с собой вновь и возможность стать безвозмездным давателем-дарителем-донором.

 

Птичка особо упавшим тоном пробормотала: я что-то не совсем поняла, ты чувствовал, что тебя хотят поглотить , сделать своим орудием, сделать удобной функцией, исполняющей покорно все прихоти, чувствовал себя, как в дурмане и как зачарованный все равно шел навстречу?

 

 Скала  как-то иронично и горько вздохнула: Нет, я твердо ничего не понимал, все отрицал. Конечно… Я считал, что в переживании мною дурмана зачарованности виноват только я, не замечал , как  именно , с помощью каких именно действий меня манила в сладкий Мир  полного поглощения колдунья,- меня как живого человека. Я изнемогал  в желании поглощения моих жизненных сил  и моих побуждений,- ради обогащения своей личности таким опытом, я не замечал ,как  вовлекался манками и  жестами в отношения ,в которых меня будут незаметно и ласково пожирать изнутри. Я не обращал внимания на то, что я чувствую себя истощенной жертвой с больной душой , которую пьют изнутри с голодухи, в желании насытить чувство своей значительности и востребованности. Опьяненный, я тащил флейту с камышовыми трубочками, покрытыми зеркальными пластинами Жрице, чтобы она передала Ее колдуньи в горной пещере.  После полуночи ободранный, дрожащий, в старых лохмотьях, грязный, истощённый , я стоял перед Жрицей на коленях и в глубине моих глаз, синхронно дрожащему телу, дрожала надежда  на снисхождение колдуньи, обещавшей слияние в сладкой , пожирающей меня мучительной близости к ней, близости, поглощающей душу. Хотя на деле это я должен был ее прощать, но не тут то было, она не хотела появится с повинной головой, она хотела вернуться победительницей и завоевательницей,  ловкой получательницей достаточного уровня восторга, удовлетворившей свою жажду восхищения собой, именно она полагала, что ее долг - признать меня достойным ее внимания, и именно признав это, она полагала, вероятно, что снисходительно возвратит меня в Мир Ее собственных нереальных фантазий обо мне и у нее появиться новая высота авторитетности и значимости в отношениях со мной .

 

Птичка тяжело проговорила: Чего хотела колдунья, как тебе чудилось, когда манила погружением в мир ее фантазий о тебе?

 

Скала охая выдавила из себя: Я был мужчиной…не знаю, но я думал, что  Этот Мир фантазий колдуньи вернёт меня в то время, когда мои улыбки и ирония были в ее глазах бесподобны и смотрелись неимоверно искрометными, а все мои высказанные вслух мысли слушались с дрожащим благоговением и открытым ртом, когда говорилось мне с придыханием,   что все эти мысли  невероятно умны, когда колдунья просто светилась удивительным томным огнём  всякий раз, когда я  шёл к озеру в чаще, это было так сладостно, что невозможно было воспротивиться и липкий Мир соблазнительных тёплых фантазии колдуньи манил. Это был Мир фантазий , о которых она шептала  , окутанная флёром такого невероятного, чарующего, соблазнительного шарма, она делалась такой манкой , что от одних слов об этом захватывает дух и все в ее чарах обещает  дать возможность пережить себя рядом с колдуньей исключительно особенным.

 

Птичка пискнула немного печально: что ты находил в  словах колдуньи?

 

Скала задумчиво пробормотала: У колдуньи все прекрасные, шепчущие о сладостной исключительности слова, полные  поверхностного флера идеальной красоты и обещания счастья в забвении себя, зачаровывали меня , лишая  ясности ума, лишали всякой личной, трезвой критичности, лишали ясного взгляда на мир, лишали переживания полноты жизни, а она говорила исключительно то, что я хотел слышать, по форме именно то, что ожидал я и  окружающие,  но  при этом , признаюсь, колдунья была ещё и такой прекрасной, ее глаза казались такими ласковыми и добродетельными, а вся ее душа казалась, такой загадочно сложной, яркой в своём блеске чар  и такой бесконечно очаровательной, такой  неизживаемо  привлекательной, когда тихонечко и нежно затягивала меня в свою самолюбующуюся орбиту, в свою сладкую паутину чар, из нитей тайного упоения  красивым отражением себя в моих глазах... Я был ослеплен ее сиянием и поэтому колдуньи было легко обратить меня в скалу, на деле это мое искажённое восприятие реальности через молчание и маску не-естественных улыбок стало гораздо более огромным ущербом для подлинности моей жизни и сделалось тем, что открыло меня силе Ее чар, колдунья тоже мастерски играла молчанием

 

 

 

 

Соленный ветер гудел в скалах и шумел грохотом волн в морской пучине.

 

Птичка проговорила устало и протяжно : а что надо было делать, как думаешь?

 

 

 

Скала надтреснуто шепнула: о , не знаю…, Но на деле как говорят в большом мире лучше было бы высвободить напряжение и пережить энергию моей боли от безысходности , иллюзорности и разочарования, хорошо бы было пережить в полной мере мой страх отвержения и отвердения и этим высвободить побудительную силу - энергию для новой жизни и обсудить с кем-то подходящим мой голод по любви и страх отвержения и отвердения , но это угрожающее дезорганизующее чувство, какого-то горя от потери отца, которое туманным воспоминанием , словно заноза застряла в душе и чувство тревоги , желание только через мучение заслужить нечто хорошее и стремление полагать себя приятным во всех отношениях в своих глазах и глазах окружающих  и желание ловко справится с трудностями, сыграло роковую роль и я привык скрываться от себя и других через молчание и маску улыбки и не замечать, что я так ухожу все дальше от самого себя в угоду колдуньи

 

Птичка сочувствующим тоном спросила: Что у тебя было на душе?

 

Скала тяжело, сдавлено проговорила:  я был мужчиной и ,сам не замечая, я умудрялся сплавлять все вместе в душе в клубок хаоса - все чувства, как сказали бы ученные мужи грядущего, все эмоции , все мысли и всё поведение, и так я не обращал внимания, что сам обрываю связи с реальностью неприятной для меня «здесь- и -сейчас». Да,  я не замечал, что у меня больше нет представлений о постоянстве особенностей людей, они воспринимаются такими, как я хочу их видеть в тот или иной момент, они чудятся такими , как мне приятно, мне казалось, что только так я буду порядочным, ведь хорошие люди не замечают чужих недостатков! И я сам не понял, что у меня больше нет понимания постоянства особенностей колдуньи и образов специфики внутреннего мира людей и специфики внутреннего мира колдуньи в моей собственной душе, они казались мне такими, какими я их хотел видеть, как возможно сказали бы мужи из учёных людей в грядущих веках, да, я думал порядочный человек не имеет права видеть опасные изъяны и недостатки других... надо было признавать и защищать свои границы души,  такую невидимую черту в душе, говорящую где я и где не я, где то, что мне приятно , где то, что неприятно, понимать  чему именно мне нужно «принадлежать» - тому, что находится вне меня и не связанно с навязчивостью и вовлечением в культ колдуньи,  удобный для того, чтобы кто-то удовлетворял Ее потребности. Да, нужно, наверное, было понимать, в чем мои особенности, где мои мысли, мои чувства  и мое тело и его комфорт, который принадлежит только мне, где мысли и чувства и тело других людей, не впитывать чужое , без критического осмысления, надо было чётко понимать, где заканчиваюсь я и начинаются другие, которые могут быть не похожи на меня и я могу  глубоко чувствовать , что я  запрограммирован на развитие своей души и своей собственной  индивидуальности, которая может быть не похожа на других и не должна всем нравится  и важно прочувствованное понимание, что такое мое «собственное» из того, что можно назвать истинно моими мыслями и чувствами , а что во мне не откликается,  и эта граница между мной и тем , что мне нравится и чувствуется ,как мое, и миром других людей , влияет  на то, как я воспринимаю себя, как воспринимаю других людей, и как другие видят меня, как они относятся ко мне.

 

Птичка задумчиво, хрипло проговорила: Что бы это тебе дало?

 

Скала протяжно выговорила:  С таким прочувствованным пониманием, я мог бы жить, не боясь увидеть неидеальность людей, их опасные недостатки без потери переживания , что я достаточно хороший человек, при этом я мог бы позволить себе почувствовать истину простого признания , что другие люди могут быть порядочными, а могут быть не-порядочными, могут быть чистыми, наивными, а могут быть  и просто выглядящими, кажущимися наивными, а в своих необдуманных случайных поступках представать соблазняющими колдуньями, ибо другие люди  это обособленные, очень  разные душевно личности, не такие, как я и они могут быть другими, разными, у них могут быть разные достоинства и слабости . Если не признавать для себя их опасные, разрушающие меня особенности, эти особенности от этого не исчезнут, если я буду добрым, великолепным в своей обходительности и желающим мира во всем мире, то от этого другой совсем не обязательно станет таким же благостным, есть такие разрушающие особенности у людей, не совместимых со мной, что от таких людей надо бежать! Но может просто было важно изначально  признать, что есть люди, которые, видя мою безотказность ,  могут понять, что меня можно бесконечно использовать в своих целях и ради своих потребностей, а есть люди нуждающиеся в поддержке!

 

Птичка тяжело выдохнула: А что было особенно важным для тебя?

 

Скала снова прогрохотала гулко и болезненно:   Важно, наверное, прочувствовать, что я не могу изменять других по своему желанию, я могу изменятся сам, но вовсе не потому, чтобы этим изменением себя самого  изменить кого-то из других людей, как по взмаху волшебной палочки, не возможно  этим изменить других людей в нужную мне сторону, я могу быть неидеальным, но достаточно хорошим, потому что мне так комфортно и   понимать и уважать и способность  других тоже иметь свои границы комфорта и признавать у других людей свою высоту умения ощущать наличие собственных границ души, пределов души, а потому  понимать, что  другие люди это отдельные личности, у них могут быть слабости, изъяны, опасные особенности, они могут быть очень непохожи на меня душой и  не могут быть продолжением моей собственной личность и чьей бы то ни было личности, и я не могу быть продолжением их личности, в ущерб себе и не могу  рисковать ради их ситуативного удобства и комфорта своим душевным здоровьем в тот момент,  когда ты становишься продолжением потребностей чьей-то личности, помогающей ей без острой необходимости лишь по прихоти, легко и интересно орудовать в мире, забывая себя и истощаясь до уровня тряпки, например, в своём служении колдовскому культу . Наверное,  важно было позаботиться об открытой, принимающей взаимности в прямом разговоре, в непосредственном общении , нет,  не биться упрямо головой там, где этой открытой,  принимающей взаимности в прямом разговоре, в непосредственном общении - нет . И  просто понять, это все нездорово.

 

Птичка судорожно пролепетала: А что ты чувствовал рядом с ней (с колдуньей) большую часть времени?

 

Скала прогрохатала сдавлено: Мне регулярно чудилось пока я был рядом с колдуньей и пока хотел снова быть рядом, будто я в пьяном дурмане, думал, что я недостаточно идеален и не так хорош, как должен быть.... а если я недостаточно идеален и не так хорош, как мог быть, то страшно и подумать, что может случиться, что может легко произойти , ведь меня вновь может обидевшись, посчитать не достойным, обесценить, спалить гневом и навеки бросить колдунья, в моем сердце так и пульсировала боль и стучало в висках смутное вязкое напряжение, дышать было постоянно очень тяжело настолько, не хватало воздуха, словно сам собой заканчивался воздух - всегда было очень -очень тяжело и больно дышать , будто от удушья и навязчиво казалось, что рядом с колдуньей всегда нужно быть настороже, иначе  случится все самое чудовищное, страшное и непоправимое в своём ужасе – она отвергнет, потому что увидит, что я ее не вытягиваю и не дотягиваю до чего-то необходимого и никак не могу побороть это опасное переживание и я постоянно ловил каждый -каждый полунамёк, поворот головы колдуньи, каждый жест, каждый случайный взгляд, опущенные ресницы, каждый вздох и фразу и все как-то само собой навязчиво раз от раза показывало, что она разочарована, жизни не рада, недовольна, не в духе, обижена, разгневана, раздосадована, не в настроении и все само собой мною истолковывалось не в мою пользу, а  в нежелательную для меня самого сторону и я регулярно ожидал, что колдунья меня бросит одного в чаще и обесценит, перечеркнет все, я каждый божий день боялся, я готов был отказывать  себе во всем, лишь бы каждый день иметь шанс порадовать чем-то колдунью – может теплом прижавшегося тела, может сюрпризами-подарками, может какими-нибудь поступками, в ущерб себе; я мог от страха даже кричать на колдунью, а потом гореть страшной вязкой виной и истязать себя муками совести, истязать себя самообвинениями, потом  идти извиняться и мирится  с повинной головой, вне зависимости, прав я был или действительно был не прав, поскольку мне казалось, я жить без нее никогда не смогу, а она вот при первой возможности сможет и всегда не упустит возможности продемонстрировать мне это и именно  это и было так  бесконечно болезненно и горько и так непреодолимо вероятно для меня и  так садняще очевидно для меня, я полагал , что я НИКТО рядом с ней  и  мне еще очень повезло, что со мной рядом колдунья и терпит меня, а потом сбежав и исчезнув, еще и сама решила вернуться обратно ко мне на наше место и я готов был показать любому, кто скажет , что мое отношение не-здорово и является тягой к разрушению себя, когда я тянусь к колдуньи , доказать любому, что я прав, что именно я могу показать, кто способен чувствовать и кто на стороне истины и я  готов был отстаивать свою странную, как мне тогда чудилось, ЛЮБОВЬ, показав всем, что это вовсе не та самая нездоровая тяга к саморазрушению в цикле чар манящего слияния в отношениях с колдуньей, пожирающей во мне все живое, не забытие в этом колдовском цикле чар в  слиянии с Ее внутренним миром,  который развивается в колебаниях  между «щемящей сверхидеализации меня на высоком пьедестале самого лучшего на свете»- и «горького обесценивания при опрокидывании меня с пьедестала»!.

 

 

 Птичка как-то хрипло на выдохе сказала: о , как мне больно за тебя, ты и представить себе не можешь, но как это все происходило? Что значит не было у тебя в душе постоянства образов особенностей людей и колдуньи?

 

 

 

Скала: Милая птичка, а ведь Все снова просто: я предпочитал заблуждаться, я всегда предпочитал быть в иллюзии , что все случайно в настораживающем поведении колдуньи и в поведении любого значимого Другого, что все просто так, и предательство в поведении колдуньи , которое я однажды наблюдал через клятвопреступление и разрыв подлинных переживаний близости в отношениях со мной , когда я как на свидание бежал к озеру, реализованное через Ее собственные холодные слова и не предательство вовсе , ни о чем это не говорит, она это слово, уничтожающее холодом близость, сказала просто так. Я хотел доказать самому себе, что это  не Ее особенности проявились ясно и в полной мере , это просто кто-то ей внушил и так совершил над ней циничное совращение соблазнами , именно над ней - невинным, красивым и внешне и внутренне созданием , каким была для меня колдунья, была тогда в моих иллюзиях и мне казалось эти Ее холодные слова были лишь случайность, отвержение моих чувств , озвученных для нее и разрыв переживания близости в отношениях со мной холодными словами это была случайность для меня прежнего, это ничего не значит и она решила вернуться вовсе не для того, чтобы доказать свою востребованность убежавшему от неё поклоннику! это я внушал себе , что такое Ее поведение ничего не значит, вот я сейчас стану улыбаться , стану ещё лучше и идеальнее и все будет так, как я хочу и плевать, что в большом мире грядущего это мое поведение иногда называют аутистическое фантазирование, как изоляция собственных чувств и болезненных предчувствий и процесс удаления от тревог и от проблемы, от реальности, но я не понимал , что так проблема не решается и я тогда лишь сопротивлялся общению, заставляя себя большими усилиями находится в стороне, я так замаскировал отрицание Того, что колдунья на деле через холодные слова отвергала близость со мной в отношениях и отвергала меня всего, меня настоящего , вне своих фантазий обо мне , потому что испытывает ко мне и моему способу жизни на деле неприятные чувства и решила вернуться ровно тогда , когда создававший из света Ее портреты поклонник, истощённый от общения с ней, сбежал с живой девой лугов из Ее культа. А  я на деле  представал именно для неё как разрушающий , непреносимый и не хотел знать, что колдунья отрицает меня как самоценного человека, имеющего свободу воли для своего развития и потому от меня бы она предпочла уйти или разрушить меня , ибо я для неё лично не ценен, а вернуться она решила только, чтобы доказать свою востребованность ушедшему с девой лугов поклоннику, доказать себе свою силу, доказать себе свою ценность, восстановить свою ценность в собственных глазах! но я придумывал для себя иллюзии , отрицая это и улыбаясь, убеждая , что это все было потому, что она до конца не поняла какой я настоящий, а сама сильно любит меня, просто не понимает этого и я придумывал, что она готова меня разрушить в качестве человека и уйти , просто потому, что ещё не осознаёт как глубоко меня на самом деле любит, это такой ситуативный гнев у неё и вернуться ей надо вовсе не для того, чтобы доказать себе самой и ушедшему поклоннику силу своего влияния , свою востребованность и ценность, поэтому у меня раз от раза происходило искажение реальности и я пребывал в незрелых фантазиях, оторванных от реальности и питался этими самопорожденными иллюзиями, надевая, как маску, улыбки. Я погружался в иллюзорные пиковые переживания от якобы близкой реализации надежды ,которая, якобы, вот уже сейчас станет частью реальности, если только тщательно настаивать на своём! О, да! я был удачной жертвой для колдуньи!

 

 

 

Птичка со слезами и отчаянием в голосе тихонько и мягко выговорила: я сочувствую тебе, ты не представляешь, как сильно и глубоко! Но как это все могло так случится ?

 

 

 

Скала хрипло проговорила : я был молодым наивным юношей и как все Угодливые люди, не расставался на людях с натужно надетой маской-личиной улыбки и не замечал, как у меня в душе происходит изощренное отвержение реальности, отвержение своих реальных особенностей и чувств и отвержение особенностей и чувств других людей - надевается маска улыбки и я как человек со страхом потери любви, погружаюсь в молчание! О, да, я тщательно погружался в молчание, это молчание даёт обычно напряжение в отношениях даже с колдуньями и особенно с колдуньями , потому незаметно отношения с колдуньей дошли до обнажения противоречий , заострившихся в окончательном раздоре, потихоньку стало очевидно мое не признание накопившихся реальных враждебных чувств к колдуньи и возник , как импульс застарелой боли , рвущейся во вне, сам раздор! я как человек боялся быть собой, мною отрицалась реальность! Я фантазировал , убеждая себя , что все , что не происходит к лучшему, что все менее неприятно, чем есть на самом деле, я отрицал уместность враждебности по отношению к колдуньи в определенные моменты , уместность раздражения и слез бессилия в ситуации, когда уместна не улыбка , а слезы , меня било внутренней дрожью и меня было так легко использовать колдуньи , поскольку внутри у меня Такого молодого и очень нехитрого человека с детской хрупкой наивностью был ад невыплаканных подлинных чувств и не выраженного гнева , ад застывший скалой неправильно обозначенных чувств и ад отрицания реальности! Я легко заменял одно реальное настоящее чувство на свою противоположность….

 

 

 

Птичка выдавила дрожащим голосом: это как ?

 

 

 

Скала хрипло процедила, с какой-то сдержанной нежностью: дорогая моя птичка , очень просто, например, раздражение и энергию враждебности по отношению к колдуньи в молчании заменял другим, обозначая не теми словами и называл молчание как насилие и угодливость из страха - любовью к людям , представляя это неправдоподобным, но оправданием и потому молчание, накапливающее напряжение , становилось особо садистским , я сам через молчание становился скрыто деспотичным , внутренне деспотичным , игнорируя на самом деле реальность и душу любого другого человека именно своим молчанием и надетой на себя улыбкой. Так я сам, не замечая, в своём бессилии выдвигал через тяжесть молчания наказание любому человеку и скрытое наказание и колдуньи тоже , вместо того, чтобы разрешить трудность, обсудить печаль и беспокойство и исчерпать возникший раздор через обсуждение, через выражение гнева, через признание разрушающей силы для моей души отношений с колдуньей, которая то поглощает меня, то обесценивает  и вместо Того , чтобы решится на побег от колдуньи , я ничего себе не позволял! Да, я так не мог , поскольку для разрешения, исчерпания раздора , для обсуждения своих предчувствий, обсуждения раздора , а после для побега от колдуньи , необходимо понимать ограниченность Ее силы твоей внушаемостью, перестать быть внушаемым , разрешать себе преодолеть внушаемость , преодолеть открытость чарам колдуньи и быть психологически взрослым человеком. Хочешь спросить, что значит быть взрослым? Наверное, уметь оречевлять свою интуицию, оречевлять свои смыслы,  свои чувства, свои эмоции, а вот избегание таких ситуаций молчанием говорит о том, что я настолько пугался окружающего мира и эмоций других людей, был настолько хрупок, незрел, что становился открытым внушению и во мне сама возможность раздора противоречий отражалась очень остро. Я быстро захватывался, как сказали бы ученные мужи грядущего, аффектом, таким взрывом бурных чувств, и замолкал, внутреннее игнорируя эти свои аффективно заряженные чувства раздражения и враждебности , надевал маску улыбки и самоуспокаивал себя , что замолчал не из внутренней хрупкости , а из великой любви к людям , а сам в тайне начинал злиться на колдунью, очень скрыто, очень завуалированно , переживая молча, начинал разговор с ней в уме, не отреагируя никак во вне, переполняясь враждебными чувствами, которые начинали оседать внутри и подтачивать мой внутренний мир и лишь поддогревать все напряжение раздора. Раздор в себе нёс я сам , как замолчавший человек в маске улыбки ! Помнишь, как говорят: «Сколько ни говори «халва»-«халва», во рту слаще не станет»

 

Птичка спросила сдержано: а что происходило в тебе на деле?

 

Скала оглушительно процедила: Это создавало вокруг меня самого ощущение некоторых самопорожденных чар фальши и атмосферу угнетенности и особое напряжение непереносимого молчания, которое ещё более заострялось , усугублялось  маской улыбки , воплощая ад скрытого, как сказали бы ученные мужи грядущего, ядерного, всепоглощающего напряжения , захватывающего и окружающих, и меня самого! Так , я с фальшивой улыбкой, мрачнел внутри самого себя, убегая от всех и вся именно в себя. Я погружался в самообвинение и обвиняя колдунью в холодности и наведении фальши соблазном чар, внутри себя болел и убеждал себя, что раздор с ней существует как нечто само собой разумеющейся, не по моей вине и не в силу столкновения с проявлениями злокачественной, другими словами, болезненной сущности колдуньи, - которые я интуитивно чувствовал, - болезненной колдуньи в своей грандиозной силе самолюбования претендующей на исключительность и питающейся восхищением, а просто потому, что так устроен не идеальный Мир и раздора в любом случае не избежать! И такой раздор под маской молчания и угодливой улыбки продолжался внутри моей души, моей психики, бесконечно , не явно и не открыто, а скрыто посредством нарастания молчаливого напряжения, которое давило на мою душу, представало как игнорирование голоса интуиции , реальных угроз и обесценивание реальных сложностей и реализовывалось, как игнорирование переживания не подлинности проявлений и колдуньи тоже!

 

 

 

Птичка всхлипнула она, полушепотом: о , господи, как я сочувствую тебе 

 

Скала хрипло вздохнула: милая птичка , ты даже не представляешь как мне плохо сейчас в образе безгласной скалы, которую никто не слышит , как плохо было мне тогда , когда происходило Все о чем я говорил, при это такие обстоятельства, сочетались тогда во мне с бесконечным подавлением враждебности и бесконечными внутренними диалогами , в которых происходило такое же бесконечное столкновение с самим собой и реализовывалась борьба с противоречиями моего обычного поведения , которые сделала очевидными колдунья и к тому же становилось реальным столкновение моих предчувствий по поводу колдуньи ! Но всё это буйство борьбы внутри души делалось молча, причём так приближалось лакомое для колдуньи больное состояние моей души, которое бы позволило ей найти опоры во мне самом , чтобы осуществить своё колдовство и из-за моего молчания , набирая лишь неистощимую силу для чар , это все было очень удобно для колдуньи , ибо я как молчащий и улыбающийся человек не мог быть сильным настолько , чтобы дать открытый отпор , был истощён, растрачивая энергию на подавление реальных чувств , не мог открываться и выражать чувства искренне! о, если бы ты знала птичка , какая это для меня была трудность, я уводил себя от возможности восприятия реальности и реальной души колдуньи , когда я сам для себя мог бы прояснить в открытом диалоге то, что происходило, я предпочитал лишь внутреннее быть затопленным чувствами  и уходить в молчаливую оборону под маской улыбки , оправдывая такое поведение заботой о другом, о колдуньи в том числе , ведь я вроде был таким хорошим с виду, в своих внешних проявлениях и никак не нанёс другому открытого ущерба выражением чувств и своей иной позиции, не нёс ущерба и выражением своего восприятия реальности , значит меня полюбят и не отвергнут! Но на деле подавление одной тревоги, вызывало прилив другой непонятной смутной тревоги! Для меня самого в тайне казалось , что выраженная иная позиция это всегда разрушение моей хрупкой души , думают иначе, значит меня не любят и потому я сам думал, что все чувства , если они иные , чем у другого , всегда разрушают любого другого , просто потому что они есть у меня внутри души.

 

Птичка нерешительно спросила, уточняя: а что произошло бы , если бы эти чувства увидели в тебе?

 

Скала каким-то скованным , напряженным тоном проговорила: думал, вот выражу свои сложные, тяжелые чувства прямо, значит разрушу другого и значит меня перестанут любить и на деле я не понимал, что напряжением своего молчания и специально сотворенной улыбкой, там , где она явно не уместна и натянута , я незаметно внутридушевно начал уничтожать сам себя настоящего и питал  силой невидимой - энергией раздражения другого, любого другого человека, включая, конечно, саму колдунью и, тем самым, я создавал сам почву для осуществления чар колдуньи и быстрого процесса заколдовывания !

 

Птичка прошептала , с большим волнением: а ты замечал , как относился сам к себе?

 

Скала со сдавленными слезами в голосе проговорила: Я  сам не замечал того , как делал так, что это скрытое за угодливостью сотворенной улыбки и молчанием бессознательно деспотичное и такое садистическое мое отношение к себе и ко всему и всем вокруг создавало убийственную напряжённую атмосферу молчания, в которой колдунья черпала силы для осуществления своего колдовства, а значит и для превращения меня в скалу, лишенную для внешнего наблюдателя живой жизни, лишенную речи и лишенную всяких чувств! Но как она пела, какой глубокий и , в то же время, изящно тонкий был у неё голос, какие глубокие глаза , как прекрасны были Ее слова, как упоительно мягки и нежны Ее объятия, я до сих пор надеюсь в тайне, что она придёт на мой скрытый зов , поймёт самую суть моей души, пожалеет в порыве высокого сочувствия и в реализации стремления понять в своей исключительности самую суть моей души , сможет разделить мою боль , осознаёт Любовь ко мне, полюбит в приступе новой нежности , с новой силой всем сердцем и потому с радостью расколдует! Я не хочу в полной мере прочувствовать, что она может лишь поглотить мою душу, сделать меня в слиянии просто своим орудием для обслуживания Ее насущных нужд и прихотей, просто сделать удобной возможностью орудовать в мире и все, мне сложно принять, что похоже, она хочет сделать меня хорошей декорацией для своего блеска и поддержания своей самооценки  .

 

Птичка подавленным голосом спросила: А так было всегда?

 

Скала твердым, но задыхающимся голосом выдавила:  Знаешь, с отрочества среди сосновых чащ, горьких трав и вкусных запахов выпечки моего отчего дома,  я как-то не заметил почему так вышло , но привык обслуживать кого-то , забывая о комфорте и истощаясь душевно. Мне кажется, с потерей отца ко мне ради моего же блага, были достаточно  требовательными сами обстоятельства жизни, настолько очевидно , чтобы я не хотел, но мог прочувствовать всей кожей, что видели во мне «опору», на которой может держаться жизнь, так мне казалось!  Ведь  найти опору в чем-то и ком-то ещё было окружающим домашним невозможно . В отрочестве иногда мне казалось , что перед трудностями большого мира , став опорой жизни, я все же слишком хрупок, не соответствую той мощи, которой требует от меня иметь в запасе опасный Мир, забравший у меня отца, я слишком хрупок, чтобы пережить снова  чувство, что все хорошо, а я в безопасности  и мне казалось , я никогда не смогу противостоять опасностям Мира , а ведь я должен, поскольку близкое пространство домашней жизни  в момент отрочества утратило всякую опору. Но мир детства был миром, в котором я все-таки мог жить и наслаждаться жизнью, не смотря ни на что. Да, я сам не заметил , как все  утратило опору с уходом  отца, но , казалось, ожиданиям этого мира не удавалось угодить. Мир был требовательным и я решил, что я создан для требовательных вызовов судьбы, хотя всегда не соответствую и всегда чувствую, что все достаётся через какие-то неимоверные страдания и разрывающие душу в кровь обстоятельства. Так я  понял только одно,   в моей жизни все реализуется лишь ценой страданий и тёмными ночами, когда на землю опускалась прохлада , а сквозь серо-чёрные ночные тучи с белесыми краями, пробивался бледно-голубоватый свет луны, сверчки заунывно стрекотали в ветвях сада, словно маялись об иных мирах,  в эти моменты я вдруг ловил себя на мысли, что   тайно во мне жило совершенно необъяснимое, абсолютно нелогичное , но острое переживание, что судьба дала мне пережить потерю отца просто потому, что у меня в душе сокрыто множество очень неприятных внутренних качеств , я не дотягиваю до уровня душевной силы и добродетельности среднего человека, потому у большинства все живы, а у меня -нет. Мне чудилось, что, наверное, я в тайне очень плохой, непреодолимо порочный, непорядочный и эгоистичный, к тому же всегда думал о себе , а не об отце. Другим людям в большинстве своём судьба не дала этого пережить, значит эти люди более добродетельны и мощны внутренне»-чувствовалось мне где-то в глубине души . Поэтому-то судьба меня наказала и эти плохие душевные качества и слабости так тотальны, что  силой своей непереносимой для жизни пагубности призвали такой поворот событий в жизни и заставили отца исчезнуть. Я думал, как-то сам не отдавая в этом отчёт , что неясным для меня образом, но все же в этом виноват лишь я .

 

Птичка приглушенно, нерешительно спросила: О чем ты больше всего переживал? О том, что был всегда каким-то не таким?!

 

Скала выдохнула подавлено:  Да, я переживал , что всегда был  не таким , как нужно миру и судьбе . Я заставил себя привыкнуть справляться со всем сам, терпеть дискомфорт до последнего  и быть опорой в требовательном мире для женщин с отрочества. Так я сам не заметил , как подталкиваемый окружением в посёлке у лесного озера, потянулся к культу колдуньи, которую многие превозносили и  оказался на озере в чаще у ног самолюбующейся и очень требовательными колдуньи раньше, чем сам смог что-либо понять. Просто интуитивно во мне теплилось позже странное понимание, что сам не отдавая себе отчёта в происходящем, я хотел повторить ситуацию страданий, связанных с потерей и уходом, надеясь, что добьюсь иного финала и все переиграю и выбрал незадумываясь  ту раз от раза, которая даст мне страдать и будет раз от раза уходить , вселяя в меня чувство вины и переживание, что я не дотягиваю до идеальности, и одобряемой добродетели и буду раз от раза переживать покинутость или тонуть в бездне слияния и попыток поглотить меня и все мои интересы, что опять же заставляет меня страдать. Наверное, именно потому, что в тайне чувствовал, что она требовательная, она может окутывая поглотить меня всего и никогда не дать мне подлинного доверия, принятия всех моих качеств, включая раздражительность , враждебность, некоторые проявления эгоизма, возможности приближаться, но и проявлять свою отдельность, непохожесть , а потому никогда не даст мне даже мгновенного переживания счастья, а я считал, что я ничего без истощения в самозабвенном обслуживании человека и без страдания не заслуживаю.

 

Птичка вымучено спросила: ты о чем-нибудь таком догадывался в то время, как только колдунья появилась рядом?

 

Скала угрюмо и подавлено проговорила через паузу: Я интуитивно чувствовал, что меня ждёт сладкое забвение, а колдунья, произнося правильные , красивые слова и делая широкие жесты, когда ей выгодно, в чем-то была изначально непреодолимо зациклена на своих интересах и потребности, чтобы обслуживали только Ее интересы, склонна видеть ситуацию только со своей колокольни , а так же отличалась  какими-то взбалмошными , необдуманными поступками, однако я, не понимая  почему, не мог  заставить себя бросить Ее обожествление и навязчивое вязкое поклонение ей. Хотя понятно почему, для меня не было ценным все, что не связанно со страданием и я был склонен приписывать Ее унижающему , странному , необдуманному поведению высокие мотивы, а у нее -то не было мотивов совсем, она делала нечто стихийно. Я приписывал ей высокие мотивы: она хочет научить меня добропорядочности, когда немотивированно избегает и обесценивает отношения и появляется только, чтобы оправдать, восстановить  и воссоздать свою ценность в своих же глазах и в глазах сбежавшего поклонника, в глазах окружающих, но прежде всего – в своих глазах, по-моему это было желание, существовавшее  у нее в душе в тайне даже от себя самой .

 

Птичка выдохнула удивленно: а что тебя во всем этом так увлекало, я все же не могу понять до конца?

 

Скала мучительно выдохнула: Я сам не понимал, почему это было таким манящим, но я , кроме всего, хотел быть правильным, хотел следовать всем условностям, какие есть среди людей. Я хотел следовать порядку, который никогда не имел оснований в реальности, вроде того, что у всех хороших мальчиков должны быть первые и единственные отношения в жизни, даже если эти отношения истязают, разрушают,  пусть они были ошибочными, пусть основания для выбора были иллюзорными, пусть и с колдуньей, пусть , пусть и разрушающие. Так надо! Так ДОЛЖНО быть! А колдунья манила  очень изощрённо, сама до конца не понимая зачем этого требует Ее душа , но манила таким терпким, кисло- сладким дурманом, журча через помощницу-кудесницу-Жрицу и своих сторонников  льстивые слова на гране признания в любви, что  невероятно сводило  меня с ума липкой надеждой забытья в объятиях – в настоящих, волшебных объятиях колдуньи. Это было точно так же, как  обычно сводит сума маленького ребёнка большая конфета в блестящей цветной и яркой обвёртки , переливающейся всеми цветами радуги , выброшенная перед ним на тонкой леске жестокими, ни о чем не думающими, проказниками из зарослей кустарника , эта конфета , до которой нельзя дотянуться, потому , что она исчезает в зарослях , как только малыш пыхтя, с усилиями , протягивает к ней руки. И такое поведение кажется вязкой игрой, где все не то, чем кажется, точно так же, как прямо противоположные проявления души колдуньи: позерское , подобострастное снисходительно-заискивающее раболепие и скрытая претензия на  нравственное превосходство , заставляющее колдунью переживать именно себя жертвой , чтобы ни о чем не задумываясь, с детской непосредственностью пробраться к пище - к моему вечно восторженному восхищению ею и продолжать уничтожать мою отдельность и специфичность внутреннего мира души и подмять под себя и присвоить право на мою отдельность, как таковое и право на непохожесть  и хотела максимально долго лелеять и сохранять сладкую  иллюзию слияния в единый комок скользкой , бесформенной , обезличенной слизи, где нет больше тебя, а есть полный отказ от себя, ради вязкой иллюзии, что этот безличный комок слияния, как монстр объединил на веке в одно целое все и вся и ты не имеешь права ни на что такое, что выглядит иначе,  чем этот слитый аморфный комок, который не-я и не-ты навеки и попробуй не поддакни, высказав непохожее мнение, будет яростное обесценивание и угроза ухода. От этого мог исцелить только разрыв с колдуньей и настоящая близость без поглощения моей жизни и без обезличивающего слияния в вязкий спутанный комок смешения всего и вся, без претензий на использования моей угодливости. Но я ничего не хотел видеть, меня мучали противоречия.

 

Птичка тихо, но четко проговорила: Знаешь, как говорили в древности про такую ситуацию  совсем внезапного  исчезновения колдуньи: «С ветру пришло, на ветер и ушло», но тебе все нравилось, что предлагала тебе колдунья? Очень нравилось?

 

Скала усмехнулась болезненно и странно- иронично:  На деле мне было не близко то, чему поклонялась колдунья! И было не совсем близко и то,  что она пыталась мне внушить , меняя полностью мой образ жизни. И , тем не менее , я бросил все свои дела. Я ничем не занимался из того , что любил. И у  меня было непреходящее переживание , что меня тихонечко, нежной рукой,  под мягким, завуалированным давлением с претензией, что имеют на это полное  моральное право, заставляют наплевать на то, что мне нравится, на  собственные внутренние переживания, на потребности и жизненные интересы, вынуждали наплевать и на мое дело жизни,  в угоду поддержания жизненных интересов и образа жизни колдуньи. У меня было переживание, что как-то незаметно меня заставляют мягонько, нежно-нежно игнорировать все, что связано с моими делами , все своё личное время посвящать всецело обслуживанию лишь интересов колдуньи. Я постепенно пустил на самотёк и забросил все свои прежние интересы. Постепенно, я стал чувствовать , что не могу справляться с постоянным напряжением и с переживанием вязкой навязчивой безысходности, мне нужно было обсудить с кем-то посторонним ,  со сторонним наблюдателем такую липкую , навязчивую жажду истощить и забыть самого себя и свои дела в мягком давлении , которое совершала колдунья в отношениях со мной, и надо заметить,  как бы случайно , отношения с ней всегда оставляли простор для моего  додумывания  и для моего дофантазирования, когда надо было угадывать каждое движение Ее души, ничего не было открытым и ясным, ничего не могло быть прямо высказано вслух. Я должен был улавливать  все, что она недоговорила и отражать на идеальной высоте , угадывать ее ожидания и говорить нужные именно в эту минуту слова так, чтобы это было непременно идеальным. Да, трудно отрицать, что в отношениях с ней всегда был лёгкий пьяняще-горьковатый, терпкий привкус односторонности , в которой я прямо и очевидно давал, а она великодушно принимала, иногда сюсюкая в ответ снисходительно предлагала мне пьедестал взамен. Тогда я не понимал, почему встарь у нас говорили «На ласковое слово не кидайся, на грубое — не гневайся».

 

Тем временем вокруг скалы и птички, все обещало , что вот-вот с особо сильным напором налетит большая буря, и море хмуро, сурово  начинает изменять свой облик, превращаясь в штормовое, а шквалистый ветер начнёт порождать  рябь, пока по тяжелому, цвета черной гуаши небу,  мечутся тучи. При этом переполошенные ветром гребни волн треплят , подгоняя куда-то к берегу, щербатые, в изломах, словно тела , стволы деревьев и проступающие серо-черные, резкие возвышенности холмов и все густо-чернеющее кружево  горизонта в целом  стоит зубчатой оградой  над угольно- черными тучами штормового пространства водной пучины; тут же с черно-малахитовой сердцевиной, с невероятно жгучим, иссиня-черным отсветом глубин, шквалы шелковистых накатывающих волн , встают словно горы, поднявшиеся в наплеске морской пучины,  на которой проступают крупно и раскидисто  прорисованные быстрые, ломанные линии пенных изгибов накипи морской пучины, внутри которой нарастая бурлит и закипает сама буря, с невероятным грохотом стремится куда-то к берегу и в этом бушующем хаосе,   звоном эха стоит гул, пронзая  воздух, будто глохнущий от этого невероятного, звучного громыхания. Но нежная, пенящаяся дымка крапин морской воды нависает тоненькой паутиной над всей скалой, застывшей кажется в потрясении.

 

Птичка, выждав паузу уточнила: А что она давала? Совсем ничего?

 

Скала протяжно простонала:  она брала и давала только как бы случайно, исподволь и лишь тогда, когда ей было удобно, выгодно и делала это так, как именно ей было удобно, не думая почти о моих реальных потребностях, ей трудно было выползти из самозамкнутого кокона своей души, чтобы почувствовать и увидеть мои реальные  потребности и меня реального, да и не нужен я был ей реальный. Наверное, достаточно было фантазий обо мне, это было как-то сладко в своей мучительности, но безысходно, а потому втайне манило страданиями, будто , если я пострадаю, то в дальнейшем, в силу страданий, я получу гарантию на нечто хорошее в жизни в будущем и одержу моральный триумф   и , наверное, это все представляло собой игру на искажении реальности. Я плохо понимал, если позволяю прочувствованно понять себе это  до конца даже сейчас, что она играет и со своей жизнью и с моей, позволила внушить себе что-то, поскольку выгодно  в чем-то скрытым образом, будет так, хоть ты тресни,  позволила внушить себе другое, будет стихийно, без объяснения причин навязчиво исполняться это другое и наплевать ей на все, пусть это все и смотрится нежно и благопристойно -поскольку надеюсь в тайне,  что колдунья придёт и  меня расколдует , хотя интуитивно все же понимаю, что она если и придёт, то  заколдует меня ещё  сильнее,-  колдунья в желании так прочно слиться с моей душой, чтобы поглотить всякую мою свободную волю, всякие мои интересы, все мое личное время, все проявления жизни, которые делают меня отдельным , приходит как раз после того, как поймёт , что может получить переживание своей солнценосной покоряющей все и вся значимости,  это воплощение желания об поглощении всей моей жизни ради обслуживания исключительно интересов колдуньи и исполнения всех ритуалов почтительного отношения к ней на идеальном уровне, наступает у неё, похоже, после переживания, что она победила меня , доказав и мне, и себе как она насущно мною востребована , как она невероятно ценна, как без неё я не могу жить, какая у неё исключительная власть надо мной , что это исключительное обладание властью надо мой  так сильно , что непременно так или иначе это обладание властью увидит, прочует Ее сбежавший поклонник и поймёт, что и она умеет выстраивать отношения без него , вот как она нужна , вот она какая, просто «ого-го» , ведь я сам желаю, чтобы мою жизнь поглотили и  уничтожили состояние моей отдельности, добровольно хочу, чтобы  уничтожили переживание моих не похожих на неё качеств и я сам просил, чтобы сожрали мои жизненные силы, мои непохожие на неё особенности и заменили все эти качества фантазией, что я -это она, а она -это я  и мы в Ее фантазиях не просто пара, а пара  « полностью идентичных душевных близнецов из прошлых жизней и иных измерений», просто потому, что она внушила мне свои смыслы, погрузила в свой культ . Мне не нравилось Ее необъяснимое , случайное, необдуманное поведение, как человека, не нравилось то, что она как человек  деспотично играет в игру, в которой надо  только и делать, что угадывать каждое Ее желание без просьб о прояснении, мне не нравилось, что во многом она была ,как человек, ненасыщаема. А что мне тогда нравилось?  А было ли в ней человеческое в каком-то таком высоком смысле слова, когда она так проявляла себя? На деле мне нужен был жесткий карантин от неё как от инфекционной болезни, полная изоляция от любых напоминаний о ней , ограждение от неё , как от болезни в изоляторе.

 

Птичка удивленно выдохнула: а ты не пробовал устроить себе как его…этот… изолятор?

 

Скала тяжело проговаривая слова продолжила: Можно сказать – нет! Чаровница-колдунья сама мне его устроила , превратив в скалу в море, само слово «изолятор» , принятое у латинян в мирах грядущего, происходит от понятия «остров» и «море». Но на меня накатывал дурман, я начинал фантазировать о колдунье и в дали от нее преувеличивал ее достоинства. Колдунье же  , -в слепом благородстве,- подталкивали в объятья опьяненного Ее влиянием меня, как человека, утратившего волю и способного восторгаться и просто волшебным образом зеркально отражать Ее исключительные особенности и дарования и за эту Любовь к себе в моих глазах, она готова  была какое-то время иметь шанс любым способом  увидеть мои глаза и возложить на меня всю стыдливую вину за все Ее поступки, например, после внезапного, никак внятно не объясненного Ее исчезновения, со словами, что она честна и после жизни ее в пещере с новым поклонником вовсе не она должна была появляться с повинной головой , как ей похоже, представлялось, а я с переживанием стыдливой вины должен был добиваться Ее благосклонности и внимания. А в период, когда она погрузилась в молчание после намёка через помощницу кудесницу-Жрицу ,- но никак не лично,- на вдруг проснувшееся в ней желание вернуться в наше место у озера, я должен был дать ей переживание полной триумфальной победы, с абсолютным чувством всего смысла простой фразы  «ну ты понял наконец, что я незаменима и ты должен делать все до потери сознания, чтобы я постоянно оставалась рядом, теперь ты понимаешь каким высоким значением должен наделять меня в отношениях ». В представлениях колдуньи я был всего лишь удобным и приятным средством, позволяющим с завидным постоянством слышать внутренним чутьём и переживать смысл восхищения ею  «вот какая уникальная, неповторимая , удивительная умница, молодец, я в восторге» и давать возможность неистово любить саму себя , отражённой в моих глазах , чтобы  собрать воедино части своей души как колдуньи,  и тем самым восполнить свои  возможности переживать свое совершенство, как колдуньи , переживать сладкое чувство , что она очень ценная и это может помочь ей скрыть от себя самой и окружающих Ее слабости  , срыть Ее  неидеальность, не дать разоблачить Ее  и в добавок доказать убежавшему от неё почитателю, который умудрился создать прочные отношения без неё , что вот и Ее , - без него,  - невероятно ценят и ждут, чтобы она там ни делала, как бы она себя не вела, как бы мягонько духовно не брала за глотку .

 

Птичка мягко перебила: да, ты уже не раз подчеркивал это, но как именно она заколдовала тебя?

 

 Скала особо подавлено прошептала: Как-то показалось мне, что она пришла, поманил меня Ее хрупкий образ к одному из наших мест, но не у озера, а на берегу моря. В бухте. У самой кромки воды привиделась она мне нежная, светлая, только глаза чёрные с охровым огнём , да на шее  самоцвет -черной слезой горит на шее, искриться огнём синим, переливается языками пламени и виделось мне, что Стала колдунья волошить-волховать , да надо мной колдовать, припевая: « Матушка вода чистая, ключи твои быстрые, во имя невинно- опороченного светлого Кащея-Ядуна, во славу чудодея Крышиня-вещуна, мороза-Карачуна и святой Морены , ты заря-Заряница, заря Красна девица, заря Стань Снегурушкой воплощением Морены -любушки, пусть будет сила глаза серого, сила глаза белого, сила глаза карего, сила глаза черного, сила мужика ведуна, сила бабки волошехи, сила девки простоволоски, да ягуньи, сила духа моего ненасытного от жницы снегов , да каменьев жницы, от вихря сильного,  сила банного, сила водяного, сила царя лесного. ГОЙ! Слава! Слава! Сильна сила Божия , да добра сила пращуров-сила волошинья! Да будет так от коло до коло, скует тебе силушкой каменной руки твои белые, ноги твои быстрые и быть тебе скалой нерушимой, да безучастной во веки веков на благо всех миров!!!» И кинула смотанную седовласую фигурку бородача, покрытую смолой в воду, стою я и чувствую, что чешется кожа у меня, будто что-то стало с ней, понимаю, что горит у меня все тело и вдруг будто холодом обжигает и словно бы кровь из ушей идёт , а с места я сдвинуться не могу. Так и понял вдруг, что стал скалой посреди моря синего и с места мне больше не сойти

 

Птичка прошептала: как это страшно! Как больно! Я так тебе сочувствую, держись юноша,держись, раз уж ты  скала! Ты мало говорил открыто о боли, но я так ясно чувствовала Ее в твоих словах , не зря говорили в старые времена: «Боль без языка, да сказывается»

 

 

 

Скала охрипшим голосом прогремела: о да! Это ужасно! Теперь меня точно никто не сможет полюбить!

 

 

 

Птичка тихо прощебетала, всматриваясь своими крохотными глазенками в толщу камня: нет, же …. Разве такое может быть, слушая тебя, я прочувствовала все в твоей внутренней жизни, тёплую искру жизни внутри камня, и потому так остро ощутила тебя и твою боль , что мое сознание расширилось до полноты твоих глубин и я пережила невероятное тепло, невероятную Веру в тебя и даже… Любовь , … о да! Я полюбила тебя ! Как же я полюбила тебя! - птичка перервалась , обхватила верхушку скалы крыльями и прошептала : - Пожалуйста, захотелось мне с искренней нежностью проговорить, родной мой, в безудержной гонке за предвечной ЛЮБОВЬЮ со стороны всех, включая всех колдуний этого мира, жанглирующих кажимостями и чарами и в погоне за любовью КО ВСЕМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ , в своей бешеной гонке за высокой скрытой от всех духовностью пребывания в глубинах своего внутреннего мира, в самой сердцевине самоотрекающегося молчания и желании непогрешимой СВЯТОСТИ доситигаемой через принесения безудержных ЖЕРТВ всем и вся , которые ведь никто всерьёз и не требует и которые никому по сути своей не служат опорой для жизни, которые никого не спасают, никого не искупают , ни от чего не избавляют, не потеряй себя, умоляю тебя… не отказывайся от себя настоящего и Веры в реальность себя настоящего , не отказывайся от дерзновения в чаянье осуществления в реальности самых лучших планов , что на деле только и даёт силу и что значит ГАРАЗДО БОЛЬШЕ всех этих скользких самоограничений , всех этих изощрённых самоистязаний жертв в молчании, которых никто по сути не требует и которые ничего не искупают , ничего не приближают и ничуть не стоит всех этих иллюзорных достижений через самоистязание в молчании, которого никто не просит и которое вовсе не трамплин для осуществления надежд в будущем . НЕ отдавай свою судьбу , в потные руки ПРЕДАЮЩИХ ТЕБЯ ЛИЦЕМЕРОВ С ТОМАМИ ПРАВИЛЬНЫХ , НО МЕРТВЫХ Слов и ТЫСЯЧЬЮ ИХ СЛАЩАВЫХ ИЛЛЮЗИЙ, ТВОИ ЖЕЛАНИЯ ЗАПЕЧЕТЛЕННЫЕ и в глубинах УМА и в глубинах ДУШИ  и в самом ТЕЛЕ ИМЕЮТ первичное , направляющее и побуждающее ЗНАЧЕНИЕ именно через них ты СПОСОБЕН НЕСТИ в мир подлинную Радость и Любовь и ПРИНЯТЬ в глубину своей души подлинную ЛЮБОВЬ, ОТКЛИКНУВШИСЬ НА НЕЁ как на своё иное и отделить ее от других высоких чувств , а не просто иметь склонность начать хотеть нести Радость миру и заставлять себя через силу переживать любовь…

 

 

 

Скала прошептала лишь тихое: почему?

 

 

 

Птичка глухо продолжила: потому, что, наверное, может быть важно не просто хотеть нести радость , меряя на себя улыбку, как дорогую рубаху, потому что это кто-то назвал правильным и не просто заставлять себя чувствовать Любовь в ответ на предательство и холод и разрушения надежд , ибо это принято считать правильным кем-то всемогущим, не потому что существует традиция это делать и не просто делать это для кого-то , кто может оценить такой поступок, ибо сам произносит много правильных слов, НЕСТИ В МИР И БЛИЗКИМ РАДОСТЬ и Переживать Любовь просто потому, что в подлинном смысле переживаешь ее в самой сердцевине души сам , но это не значит не чувствовать иногда других чувств таких, как гнев, раздражение или боль, это не значит не быть сердитым порой, когда тебе хочется сердится .

 

 

 

Скала очень тяжело выговаривая слова проговорила наконец, после некоторой паузы: а кто так сможет?

 

 

 

Птичка выдавила из себя с усилием: Нести такую ЛЮБОВЬ МОЖЕТ ТОЛЬКО ТОТ, КТО радость и Любовь ЧУВСТВУЕТ в самой сердцевине души, А НЕ ИГРАЕТ В ЭТИ чувства на публику, не стремиться получить через слова о любви подтверждение своей востребованности и ценности  И НЕ НАДЕВАЕТ чувства КАК МАСКУ для ДРУГИХ каждый день в расчёте авось маска сама как-то срастется с лицом, ведь У КОГО В ДУШЕ МНОГО НЕВЫПЛАКАННОЙ БОЛИ ПОТЕРЬ, НЕ МОЖЕТ ЧУВСТВОВАТЬ ПОДЛИННУЮ ЛЮБОВЬ И РАДОСТЬ, ОН МОЖЕТ ТОЛЬКО ИГРАТЬ В НИХ, заставлять себя через силу чувствовать то, чего нет, ИБО ОН ИЗОЛИРОВАЛ БОЛЬ ПОТЕРИ , НЕОТПЛАКАЛ ЕЕ, ЗАМОРОЗИЛ СЕБЯ ИЗНУТРИ , А ВМЕСТЕ С БОЛЬЮ ЗАМЁРЗЛИ И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПОДЛИННЫЕ ЧУВСТВА И ВОЗМОЖНОСТЬ ИХ ИСПЫТЫВАТЬ И ВЫРАЖАТЬ ! Мне хочется сказать мой Мальчик , родной мой, хотя ты взрослый мужик уже, конечно, однако это дела не меняет, сама пульсация жизни этого мира нуждается в ТЕБЕ НАСТОЯЩЕМ, но не в твоей игре в чувства , не в твоей игре в жертвы собой подлинным , которыми только  можно истязаться  , но так точно не приближают осуществление своих желаний , знаешь, самой жизни этого МИРА не нужен истерзанный, измученный, не удовлетворённый, голодный, не выспавшейся , угодливый до саморазрушения ты , ЖИЗНЬ ЭТОГО Мира и так у твоих ног со своими возможностями, найди только способ увидеть их. Мир открывает тебе возможности !

 

Скала прошептала: но я …. И мужской голос скалы умолк, не закончив

 

Птичка подождала, но так и не дождавшись ответа, продолжила: Но ты ведь - то бежишь в фантазии , то застываешь в молчании, чтобы самоистязать себя, часто в угоду людям и колдуньям, использующим тебя без всякой благодарности, растаптывающим тебя и предающим , а все это ты делаешь, чтобы понравится им и стать в их глазах совершенным,и тем самым жёстко отрезаешь сам себя от пульсации жизни, от живого общения, от всего мира.

 

 Тучи черного неба возвышались над густой бездной воды, окутывающей со всех сторон птичку и скалу, словно холмы, погружая скалу в черную пучину, посреди  которой она одиноко возвышалась, при этом  прибрежная линия казалась длинной лентой, за ней угадывались иные, серо-черные возвышенности, а ночная , морская пучина сделалась особенно глубокой и казалась непроницаемой, совсем иссиня-черной, представала каким-то вязким, соленым пространством с искорками фиолетовых переливов. Стоило только птички черными крапинами глазенок всмотреться в эту пучину, кажущуюся непроницаемой, она замечала едва прорисовывающиеся пурпурно-розовато-серые в ночи переливы планктона и затейливые блики луны, смущенно выглянувшей из-за кромки туч. Это затейливое проявление бликующего света луны в водном пространстве  сейчас, давало надежду,  что дождя все-таки не будет, об этом же намекали очертания плавных изгибов самой кромки туч, нависающих над морем

 

Скала затухающим голосом  проговорила: да , наверное ты права…

 

 

 

Птичка мягко, но решительно продолжала: Ты, наверное, подумал, мой мальчик, прости, - почему-то мне  все же хочется так с нежностью называть тебя, - хотя, конечно, ты мужик уж, но все же полагаешь, что совершишь нечто прекрасное только тогда , когда уничтожишь себя настоящего , растоптав в угоду тем, кто жонглирует красивыми словами со слащавой улыбкой на лице, чтобы стать схематично и картонными правильными, ради тех, кто говорит красиво, но  при этом легко предаёт с такой же слащавой улыбкой , упрекая и тебя и Мир в несовершенстве по сравнению с высотами их идеальных фантазий , кто отворачивается при первой же серьёзной трудности, кто совершает над тобой соблазнительный ритуал чар , с целями о которых ты и не догадывался , наверное именно таким образом ты решил , что если от тебя отвернулись, если колдунья превратила тебя в скалу то, ты сам будешь всем служить молчаливым образцом, нерушимым плацдармом для обзора людьми широты окрестностей  и тогда колдунья придет к тебе и расколдует наконец, поняв какой ты прекрасный и внутренне совершенный в своём мужественном терпении и ещё можешь ей пригодится , защищая и ее и Мир от всего и спасая от всякого неприятного и таким вот не хитрым образом как бы взберёшься на пьедестал фантазий колдуньи о совершенстве, который и был создан предавшей тебя колдуньей. Наверное, тебе чудилось, что именно если ты подавишь боль и назовёшь Ее предательство, не предательством, а Ее неосознанной любовью к тебе , то только тогда непременно и в реальности расцветёт пышным цветом такая Любовь к тебе, если колдунья увидит насколько ты можешь быть совершенен в терпении и преданности , насколько стойко пребываешь в образе скалы и насколько безответен в чувствах ко всем, она оценит и вспыхнет той любовью, которую ты хочешь видеть, но ведь все просто: колдуньи не умеют любить на подлинной и глубокой высоте кого-то или что-то , кроме своих фантазий и плодов своих фантазий , они могут лишь напускать чары и отражать то, что находят у жертвы, по ней не стоит делать вывод о том, что никто не сможет полюбить тебя, я сразу полюбила тебя, как только устроилась на твоей вершине и скоротала на ней холод ночи и полюбила ещё глубже , когда услышала твой рассказ, и знаешь, что я подумала, может не нужно держаться за эту неоплаканную боль, которую породил в тебе поступок колдуньи, связанный с наведением чар на тебя - наивного, юного в своей внутренней хрупкости, эта твоя боль не доказательство глубины и подлинности твоей любви к колдунье, это доказательство остроты и глубины совершенного над тобой психологического истязания и душевного увечья через колдовство ; это доказательство реальности и остроты предательства, доказательство саднящий горечи нанесённой раны …

 

 Море продолжало грохотать, рассыпаясь пенными брызгами, когда ударялось о скалу, оно было черное, словно разлитая густая гуашь -  гуашь неба над ним. Порывы соленого, прохладного ветра, стали совсем сырыми и неприятными. Хаотично набегали тяжелые, грузные тучи, они набухали, готовые грянуть крупными каплями дождя, постепенно становясь какими-то налитыми до краев духотой, невзирая на усилия ветра, стремившегося принести прохладу

 

Скала тихо выговорила: возможно ты права…., милая птичка, но же делать?!

 

 

 

Птичка тяжело дыша отозвалась: Никто не сможет за тебя отплакать эту боль и сделать тебя счастливым, родной мой мальчик… так что, Мальчик мой, не надо бояться в полной мере выразить в слезах застывшую внутри тебя боль...то, что произошло действительно больно, над этим можно плакать, правда произошедшего колдовства и предательства твоей внутренней хрупкости колдуньей любящей творить из камня это правда навсегда -это правда было сделано ею, нельзя сделать вид, будто она этого не совершала и это действительно очень больно, боль не свидетельство любви, больно потерять все существовавшие мечты и планы , отдаляясь от тех чувств , которые ты считал любовью к колдуньи , над этим можно плакать.Да, слезы это естественно и такие слёзы это хорошо, они отчищают, они избавляют организм от накопившихся тяжёлых, вредных веществ, влияющих на плохое настроение, боль -это опыт потери, ее можно и нужно проживать, боль не доказательство подлинности существовавшей любви к колдуньи , боль доказательство реальности совершенного над тобой истязания и остроты циничного предательства….

 

 Свет луны отражался в грохочущей, черной глубине моря

 

Скала сдержано чеканя слова спросила: но почему все так?

 

 

 

Птичка аккуратно, с придыханием, прошептала: возможно, только возможно, в силу Того, что для кого -то предающего ты на уровне фантазий не так совершенен, как его собственные фантазии , возникает твоя боль и боль отделяет истязающий опыт, травмирующий опыт предательства , наносящий раны от Того, что является в мире людей опытом подлинной любви и не связанно с болью желания быть не тем, кем являешься, а представать идеально совершенным, таким , как о тебе фантазируют . Но не бойся терять  фантазии о совершенстве, не бойся терять любого отвергающего в тебе мужчину, даже колдунью , такую прекрасную в своём очаровании, не бойся терять даже семью. Не страшись Потерять всеобщее рукоплескание одобрения и всеобщую Любовь на показ, за которой обычно прячется скрытое желание переложить ответственность за какие-то действия и использовать тебя, ради того, чтобы ты эти действия нейтрализовал и сделал что-то за кого-то. Не бойся потерять даже здоровье или время жизни… Когда-то ты поймешь, что любовь .. это просто способность нести твои немощи, она  означает, что тебе очень не безразлично, что с кем-то происходит, не безразлична боль, которая у него происходит в душе в конкретную минуту, не безразлична рана, из которой он кричит на тебя и возможно другому тоже не безразлично, что происходит с тобой и ты  осознаешь, что не навсегда в этой жизни все и понимаешь, что все ограничено и конечно, но оно просто есть и не надо подделывать свои чувства под что-то лишь для доказательства, что у тебя-то все навсегда, вопреки всему миру, хотя в это время  в душе на самом деле остается реальной только боль воспоминаний. Не надо насиловать себя, заставляя чувствовать то, что не чувствуешь, чтобы быть правильным в глазах людей или потому, что так сочинили писатели в книжках  ..Просто ты вдруг поймешь однажды, что стал достаточно зрелым и взрослым человеком, для того, что принимать реальность непостоянства этого мира и все проявления неопределенности , настолько взрослым, что позволяешь себе понять, что вокруг и в душе все меняется, ты  тоже меняешься и ты имеешь право на ошибку, на ошибочный выбор недостойного, лгущего даже самому себе на публику человека, ты можешь изменить любое свое прежнее мнение, поменять решение, изменить чувства, поменять отношение, переживания в один миг могут и у тебя измениться и их не нужно насильственно в себе поддерживать, зажав тесак у сонной артерии иллюзии любви, чтобы остаться в чьих-то глазах хорошим мальчиком, ибо хорошие мальчики ДОЛЖНЫ и ОБЯЗАНЫ любить одного, даже если один оказался недостойным предателем или чаровницей колдуньей, желая поглотить твою душу, делая лишь полезным инструментом для своего использования, желающей пожирать тебя и сливаться  с твоей душой, чтобы ты стал ее орудием, качественно расширял ее возможности и питал ее самооценку постоянным восхищением, иначе, якобы, хороший мальчик в глазах    других хорошим мальчиком не будет. Да и однажды ты вырастишь по-настоящему  и поймешь, что  способен  делать, то, что  истинно чувствуешь сам, без насилия над собой, без того, чтобы брать себя за горло, просто начнешь делать то, что считаешь нужным, ценным и любопытным для себя. И у тебя выйдет без мук совести быть с теми достойными , неидеальными, с кем хочется и с кем способен переживать то, что это истинно достойный человек, которому ничего не нужно и для которого да это да, а нет это нет и форма его поведения соответствует содержанию мотивов этого поведения, похвала это похвала, а не ответ на восхищение с твоей стороны, по принципу кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит он кукушку и ты сможешь  сам устанавливать дистанцию, оставляя другому возможность тоже  выбирать удобное расстояние между собой и собеседником в общении и тебе больше ничего не нужно будет доказывать по прихоти, и тебе просто самому не нужно будет становиться идеальным в чьих-то глазах,  и ты вдруг поймешь, что тебе подходит  ЧТО-ТО достаточно хорошее в отношениях, в которых можно легко быть неидеальным, легко обсуждать открыто вслух свои желания, легко быть  угрюмым,  когда хочется, враждебным, когда тревожно, что человек от тебя дальше, чем тебе хотелось бы, и  ворчащим, когда дурное настроение,  сонным, когда не выспался,  усталым, когда утомлен, но ты ясно будешь понимать, что ты чувствуешь себя несогласным на ЧТО-ТО в жизни, не при каких условиях и ты сможешь об этом спокойно сказать! Любовь это чувство, чувство возникает не во внешнем мире,  Любовь не человечек-Амур, витающий где-то в небе, с крыльями, а находится внутри души и зависит от особенностей конкретной души, от качеств этой души. Есть душа , которая так устроена, что не порождает Любовь, никогда, она может прилепляться к другому и сливаться с другим, потому называет слияние и восхищение собой любовью, а есть душа так сформировавшаяся, что порождает Любовь. А вот способность порождать Любовь зависит не от людей где-то вокруг, по большей-то части,  не от их особенностей, а  именно от способности души, твоей души, порождать Любовь, источник Любви –душа,  да, какие-то качества человека стимулировали Любовь, но любовь Породила твоя душа - душа человека, потому душа способная порождать Любовь, может породить Ее вновь, в том случае, если произошла потеря, поскольку стала очевидной не совместимость, расползающаяся трещинами, может возникнуть любовь еще раз к другому человеку, уже с новыми оттенками и чуть иначе с другим человеком, если намерено , чтобы соответствовать навязанным представлениям о том , что якобы ДОЛЖНО быть , не насиловать свою душу и не подавлять хрупкие , новые чувства, возникающие после потери, уже к иному человеку. Просто Любовь, повторю, чувство и зависит лишь от способности самой души к Любови, о ней не думают,  а чувствуют, она не поступок, она суть поступка, побудительная сила поступка, поступок это форма, Любовь содержание. Однако есть люди с запретом на Любовь, тогда они рассуждают много о правильном, о том как Должно быть в идеале , об  условностях общества, о том как им быть и в этом идеальным и порядочным потому, что они Должны быть идеальны и все у них должно быть идеально и именно  чувствовать не могут обычно и, как правило, первая Любовь  их отсрочена далеко от обычного отрочества и потому они зацикленные на формальных, условностях или привязываются к разрушительному человеку, навязчиво зацикливаясь на нем и разрушаясь с ним или всю жизнь только мечтают и рассуждают о любви, существующей в их фантазии и считают, что обрели моральное торжество. А важно опереться на себя и образ моментов родительского принятия, которое хотя бы доли секунды , но были…, отгоревать разрушение отношений,  увидев прошлое, очертить границу нового и шагнуть вперед, однако  в нашей жизни люди часто свои фантазии и иллюзии принимают за Любовь, обострения боли от отвержения принимают за сигналы о подлинности Любови , впадают в фаназирование, игнорируют реальность ,погружаются в иллюзию всемогущества, решают отыскать занозу своей плохости, недостойности и ошибки стать совершенным и тогда такому человеку ,кажется, ушедший вернётся всенепременно , причём таким , каким его хочется видеть и непременно стопроцентно совместимым с тобой , нет не с теми тараканами, тем раздражением, враждебностью, непринятием тебя и не любовью , которые и привели к разрыву, а другим, именно таким как тебе хочется, а ты взамен станешь идеальным! Да! А как иначе? Иначе поглощает реальность боли! Живой , настоящей боли, при этом целительной боли реальности! Без иллюзий! А секрет прост, есть люди которые могут нести  и переносить твои сложные особенности, могут принимать, выдерживать и удерживать раздражение, враждебность и твои сложные чувства, а есть те, кто не может, они разрушаются от сложных чувств и тебя разрушают. А вот  иллюзии дают не подлинную возможность жизни , не возможность подлинной любви , а временную кажимость отсутствия проблем , когда проблема под обезболиванием иллюзиями, никуда не девается, а лишь оседает в скрытые уголки души и потом прорывается в самый неожиданный момент злобой и враждебностью. Не страшно позволить пережить себе боль и плакать тихо, сокровенно, в тайне, когда хочется, не страшно горевать. Помнишь, встарь сказывали: «Беда да му́ка  - та же наука» и прибавляли: «Беда не страшит, а путь кажет».

 

 

 

Скала с каким-то  неестественным стоном спросила: но что же тогда страшно? Чего следует боятся, дорогая моя, хорошая моя, птичка?

 

 

Эти слова  «дорогая моя, хорошая птичка» казались все так же немного искусственными. Ночное, грохочущее волнами, бескрайнее, вечно- движущееся куда-то к берегу водное пространство, которое простиралось до горизонта и терялось на границах, уходящих к черно-синим пределам небес, незаметно превратилось в абсолютно черную, всепоглощающую бездну.  Волны, набегая ударялись в скалу…

 

Птичка горько проговорила: боятся нужно терять лишь СЕБЯ самого …

Страшно отказаться от себя и потерять себя. Надо боятся снова предать себя в угоду чьим-то ожиданиям, страшно растоптать себя и свои смыслы, чтобы кому-то понравится, страшно разрушить себя, вымаливая у кого-то Любовь, которую они просто не в силах физически чувствовать , просто потому, что высокомерно любят лишь себя, как колдунья только и способная делать , что наводить чары и то так же плохо любящая себя, в уродливых формах, как и всех окружающих … Как говорили встарь «Белый заяц бел, да цена ему пятнадцать копеек» много разных людей можно белыми с виду позволять себе видеть, ценности внутренней это им не прибавит,   просто важно Жить не только мечтами о том, что становится недоступным, тем более не мечтами о чем-то настоящем где-то вдали,  не истекать болью , устремляясь душой туда, где душа такая, как есть не нужна и   жизнь такая как есть не нужна на деле, и переживание жизни в своей самоценности, странности, сложности, сочетающей разрушительную враждебность и нежность, как таковая сама по себе не нужна, её просто в силу ее непохожести, сложности, странности, своеобразия не берут в расчет, а когда продолжаешь ее навязчиво предлагать, тем временем, растрачиваешься  в пустоту, катаясь по земле, подношениями вымаливая внимания и снисхождения, мечтая о том, чтобы склеить треснувшее, да так , чтобы трещин не было, чтобы трещины не напоминали о том, что все на деле разбито и вкус клея на губах не оставался после склейки трещин, однако этого факта разбитости, разрушения не изменить  и когда молчанием говорят "пошел вон" -  можно никуда не уходить, цепляться руками, зубами, пальцами, с гипнотической искренностью убеждая себя, что это и есть любовь, но зачем? Нравиться переживать себя не достойным внимания и отвергаемым?

 

 Ночное море успокаивалось, величие волн становилось сдержаннее и их внутренняя красота делалась все более скромной, отражение луны умиротворяющее играло  в глубинах морской пучины, проглядывая сквозь легкую пелену туч

 

Скала омертвевшим голосом пробормотала: но разве не так страшно предательство колдуньи?

 

 Пропитанное дыханием ночи, словно смущаясь самого себя, едва волнующееся море, в лунной ночной дымке прятало скалу.

 

Птичка тихо простонала: в твоём опыте сейчас так, потому навязчиво кажется , что да -страшней предательства колдуньи и жизни без Ее чар и быть не может, но мой родной мальчик СТРАШНО ПРЕДАВАТЬ СЕБЯ, ИБО в тебе то, что некоторые называют совестью и возможностями нечто творить в мире , а другие зовут ОБРАЗОМ БОГА И ПРЕДАВАЯ СЕБЯ в угоду чьим-то капризным требованиям совершенства, предавая себя в себе , ты предаешь и то, что Одни называют собственной совестью и возможностью творить, а другие Называют предательством и образа Бога тоже…

 

 Темное, иссиня-черное, ночное море, отражающее бездну небес, вдруг будто бы начало открываться: стало откровенно выпячивать свою скрытую ранее жизнь, совсем не скромно и больше ничуть не смущаясь этой живой жизни, начало тихо излучать свое тайное, наполненное собственным неведомым пониманием смысла, какое-то внутреннее, неудержимое самодвижение. Пенные всполохи волн стали реже, но чувствовалось, что все жило этой ночью и ночь жила соленым морем, и море жило движением ночи и ее обитателей

 

Скала горько со слезами в голосе выдавила: но что делать и в чем же тогда Бог или источник внутренней силы, существующий, чтобы нечто создавать и творить?

 

 В воздухе пахнуло густо-соленым запахом  моря в объятиях ночи, этот запах начал уплотняться, сгущаться, словно бы до кроев переполняясь особым терпким ароматом водорослей и едва различимо меняясь, вбирая в себя оттенки прибрежных запахов -  запахов портов, рыбы, смеси тины и озона, этот запах начал становиться почти реально наблюдаемым, небо словно пропитывается   солью и терпким духом тины, а черная гладь воды – стала отражать движение туч и мерцающую игру сияющих крапин-звезд, проглядывающих из-за вуали облачности.

 

Птичка тихо прошептала : Мальчик мой, - мне просто очень хочется называть  тебя именно так, хотя ты мужик, конечно, -но, знаешь, ведь  Бог не в правильных словах, не в морализаторстве , за которым таится скрытое раздражение поведением других и желание с высоты своего совершенства им сообщать об их аморальности, не в самовосхищении прекрасным голосом в пении, во время которого наслаждаешься самим собой и с самоотдачей эмоционально воплощая себя в звуке, доходишь до Того , что просто порою самолюбуешься , не в красивых поделках из мертвого камня, как привыкла, забавляясь, делать колдунья на потребу публики, которая удивляется совершенством созданных прекрасных форм, колдуньи, которая делает это во имя достижения сенсорного удовлетворения, чествования ценности внешней эстетической красоты, скрытого  строгого тщеславия, признания в красивых словах, которые чуть ли не богом провозглашают автора , якобы вот так любящего все человечество и на словах пытается с высоты своего совершенства возлюбить в своём дерзновении рано или поздно уже даже не само человечество обезличено как идею , через влияние своими чарами, поднявшись над этим человечеством, с высоты , глядя на него, а   саму искусственную созданную человеком в древности среду, которой является искусство чародейства как часть культуры пращуров и возлюбить себя в искусстве чародейства. Ведь так это лишь завуалированный повод самолюбования и тщеславия , да, Бог не в этом, знаешь, но Бог и не в книжках, и не в самоистязании в жертвах во время самоотречения, не в долгах, где груз, тяготы и гнет навязанных однажды убеждений , которые заменяют свое мышление, как говорили в древности  «Бел снег, да ногами топчут, черен мак, да люди едят», все дело  не в том, кем или чем кажутся нам те или иные встречающиеся люди, а кто они, как и ты сам, по сути

 

Скала прошептала: А почему правдивая суть всего дела не в Долге и Бог не в Долге?

 

Птичка тщательно выделяя слова, вдруг спросила: А что такое Долг?

 

Скала как-то растеряно пробормотала: Долг это наложенная обязанность!

 

Птичка тихонько, осторожно еще раз спросила: А что такое обязанность?

 

Скала недоуменно проговорила: … обязанность это то , накладываемое на кого-то важное назначение, которое всегда существует внутри  какого-то места в жизни, которое принято среди людей,  назначение, которое указывает место под солнцем  и это назначение тебе нужно исполнять…

 

Птичка нерешительно проборматала: а что такое накладывать что-то на кого и кем это накладывается?

 

Скала выдохнула:  накладывать это значит назначить и назначают это  где-то люди, которые рядом!

 

Птичка задумчиво проговорила: Вот.. значит назначают,  кто-то другой назначает , а значит кто тут зачинщик?

 

Скала горько выдохнула: значит зачинщик всегда кто-то другой,  кто-то рядом..

 

Птичка тихо продолжила: Вот …всегда кто-то другой зачинщик, кто-то другой из прошлого или настоящего накладывает назначение Долга, это отличается от подлинного желания и потребности, а как у нас  со стародавних пор, по-другому, называется Долг?

 

Скала печально пробормотала: Тягота, да?

 

Птичка, загадочно выговаривая каждое слово, протянула: да, тягота, а как по-другому, называют тяготу у нас со стародавних пор?

 

Скала горько пробормотала: Тягота, если сказать по-другому, это обуза, ведь так?

 

Птичка как-то печально подтвердила: да, все так, обуза , а когда ты впервые ощутил эту обузу, кто ее тебе погрузил на плечи, ты помнишь какие-то подробности, как это произошло впервые?

 

Скала тяжко проговорила: не знаю…. Кажется, обуза всегда лежала там, на плечах, смешно, но я даже сутулым был раньше, сейчас вспоминая, я думаю, когда я был совсем маленьким, маме, помнится, очень не нравилось, когда я делал что-то не правильно, она хотела, чтобы я был очень-очень хорошим и не ошибался и не вел себя не правильно, ведь важно , думать о людях и быть хорошим, порядочным человеком, как в хороших былинах и сказках, а вот однажды, я перед другими повел себя неочень порядочно, все увидели это, я пришел домой,  а мама была на улице и я знал, что она сейчас может узнать об этом. И вот она пришла и я знал, что обычно она смотрит на меня с теплом и между нами в этот момент какая-то теплая такая ниточка есть, которая существует между слов, в тишине молчания, а тут она пришла и я почувствовал, что этой ниточки нет, в глазах только лед возмущения и гнева, зубы сжаты, губы превратились в тонкую паутинку, потому что плотно сомкнуты и челюсть напряжена, она выдавила из себя жёстким тоном: «ты меня  так разочаровал, что люди скажут? Разве можно так поступать?». Я помню до сих пор, как она твердо чеканила каждое слово, ее голос был жёстким и холодным, глаза горели холодной яростью. Потом она очень твердо сказала, что расскажет все папе и , казалось, в этот момент ей было противно и противно быть со мной рядом, противно так, что она не может меня переносить близко, ее просто трясло от отвращения, мне так показалось, казалось, она всей душой отрицает меня…, но плохо так думать о ней

Птичка прошептала: это не плохо и не хорошо, родители просто не понимают , какие последствия бывают у походя сказанных ими слов…как ты себя чувствовал тогда?

Скала выдохнула: я не знаю, не помню…кажется, я хотел расплакаться, но не мог, свело что-то в груди, в желудке, было трудно вздохнуть, горло сдавило каким-то комком. Жар в ноги ударил и как будто все опустилось…

Птичка аккуратно уточнила: а что бы ты сейчас почувствовал в этой ситуации?

Скала сдавленно проговорила: сейчас… не знаю.. раздражение, гнев…, наверное… как она тогда, когда на меня глядела….

Птичка тихонечко уточнила: а ты мог бы ей хотя бы сейчас в своем воображении об этом сказать?

Скала горько, со слезами в голосе  проговорила: не знаю…, это, наверное, неочень хорошо…, но …могу , наверное…. Я могу сказать… матушка, если со мной говоришь таким тоном, так жёстко, будто я не больше, не меньше, убил кого-то из близких на улице на глазах всей округи, особо жестоким способом, а это ведь не так, если ты выбираешь такой холодный тон,  с таким презрением говоришь со мной и я тебя так раздражаю,  то в этот момент, прости, но и я ничего не могу поделать, тоже презираю тебя и испытываю раздражение, ведь это была всего лишь шалость, а ты так отвергаешь, я раздражен и чувствую, что ты отвергаешь меня, потому что ты обещала нажаловаться отцу, а сама говорила, что ябедничать не хорошо, потому что ты хвасталась моими успехами перед друзьями, а меня это смущало, но потом меня все равно не переставала ругать, потому что ты говорила одно, а делала другое. Ты всегда жаловалась отцу на меня… и это порой вбивало клин между нами, он отдалялся от меня, я не «набылся» с ним,  а, слушая жалобы на мои плохие поступки, он укреплялся в неприятном представлении обо мне, но ты всегда сообщала ему все и этим  показывала значимость его для тебя, отдавала больше внимания ему и словно хотела , чтобы между нами с отцом было что-то тяжкое,  чтобы между нами стояло  знание его о том, как я плохо вел себя….и это отдаляло отца от меня и я не набылся с ним. Я не начувствовался его любви, матушка, я не успел, не успел, а ты все говорила и говорила о моем плохом поведении отцу, о моих шалостях…


Птичка со слезами в голосе спросила: Что на это могла сказать твоя матушка?


Скала сдавлено проговорила: не знаю… мне больно… она сказала бы мне больно,  ты выходишь за всякие рамки и позволяешь себе слишком много, я ведь ставила тебе границы, чтобы все было хорошо, чтобы ты понимал, что такое добро, а что такое не-добро, чтобы ты вырос человеком. А ты вот так поступаешь, говоря такие жестокие слова, ты меня разочаровываешь еще больше, я представляю, как в будущем мне будет стыдно за тебя  перед людьми, даже слишком стыдно и неудобно будет….      


Птичка прошептала: такое бывает, а знаешь, … что б ты мог сказать ей тогда еще в детстве, когда ты в первый раз запомнил ее слова о том, что ты ее разочаровываешь…?


Скала задыхаясь пробормотала со слезами в голосе: не знаю….. я бы сказал, мама, знаешь, ты так смотришь на меня из-за этой шалости, я не могу выдержать твоего  взгляда, с таким жёстким холодом, этот холод проникает в меня, я так мечтаю, чтобы ты любила меня, прямо сильно-сильно,ведь у меня , кроме тебя никого не осталось…мама, я люблю тебя и хочу, чтобы ты меня тоже любила , не думая, что скажут люди глядя на меня, чтобы не думала, что они подумают, когда я допускаю шалости, чтобы не стыдила меня, говоря «А что подумают люди?» я ведь очень хочу не шалить, но мне надо знать, что ты меня любишь и тогда, когда я шалю, я хочу чувствовать поддержку…, не думать о том, кто и что скажет, чтобы ты любила меня без оглядки на правильность, даже если у меня не получается быть для всех правильным, ведь жизнь сложная штука…

 

Птичка болезненно  полушопотом спросила:  а что могла сказать мама тогда в детстве, если бы услышала эти слова?

 

Скала упавшим голосом произнесла: не знаю, но мне хотелось бы думать, что она сказала бы « мой мальчик, я раздражена сейчас твоим поступком, возмущена,  и тогда у меня само собой выходит гневаться и смотреть с холодом, но я, знаю, ты стараешься, я верю в тебя, я не отвернусь от тебя, на деле я люблю тебя и буду тебя любить даже, если ты шалишь и не важно, что люди скажут, и  я вижу как ты стараешься хорошо себя вести , но, знаешь,  я ведь  люблю тебя даже когда ты ведешь себя не правильно, я не хочу навешивать на тебя груз мыслей о том, кто и что подумает, не нужно жить с оглядкой на всех, не нужно это на себя взваливать, ведь я так люблю тебя. Я всегда очень сильно буду любить тебя, сильнее, чем кого-либо в этом мире. Да я бурно в душе реагирую порой, когда вижу шалости и выгляжу жёсткой и холодной в этот момент, я такая. При этом я люблю тебя очень сильно и мне не важно кто и что думает о тебе спустя время, я верю в тебя, не взваливай на себя мысли о том, а что скажут люди, я тебя никогда не брошу пока жива, потому что люблю….

 

Птичка прошептала: вот…вот…, видишь, обуза это мысли-убеждения "кто, что подумает", входит в суть слова «долг», показывая его, как тяготу, навязанную окружающими, из пространств внешнего мира когда-то в далекие годы минувшего, а это все отличается от понимания своего желания, легко делать то, что желаешь в самом своем сердце,  а это навязанное в долге отличается от  поисков подлинной Любви, это все отличается от подлинных побуждений, от подлинных чувств и Бог не в том, чтобы тащить обузу убеждений, в которых мало своих мыслей, своих побуждений и чувств, Бог не в отречении ради обузы через создание тайного культа колдуньи…  В стародавние времена говорили «Пиши долг на забор: забор упадёт, и долг пропадёт», потому что это все навязанное другими, внешнее, не крепкое… Тем более Бог не в болезненной захваченности чарами. Чтобы побороть болезнь чар, необходимо уметь задать себе вопросы, об  очень простых вещах: «На самом деле для чего я делаю то, что делаю и приятно ли мне то, что происходит сейчас?»; «Как во мне откликается то, каким образом со мной себя ведут: Что я чувствую, когда меня унижают, оставляя без внимания и ответа, хватая за горло тем, что погружают в тишину  молчания?»; «Какие переживания в моей душе поднимаются, когда я снова один, но при этом  неделями и месяцами жду письма?»; «Считаю ли я на самом деле, что меня можно обманывать и играть со мною и моей душой в игру-угадайку, где что не сделай, ты проиграл? Что я чувствую на самом деле и чего добиваюсь, желая разрушающих меня отношений, где все показывает невозможность совместить свои особенности с особенностями другого, пусть даже это отношения с позволения колдуньи?»

 

 Морская гладь становилась безмятежной, только небольшие , скользящие всполохи ряби, в переливах бесчисленной палитры иссиня-черного,  густо-серого и серебристого оттенков, возникали на поверхности, чуть искрясь, пронзаемые лунным светом

 

Скала , казалось, с шумом глотнула воздух: наверное, но почему же Бог или творческая сила души не в почитании колдуньи, она ведь  такая… настолько исключительная , потому совершенно все к чему прикасается Ее рука и она первая заметила меня такого юного , такого невинного , приблизила меня к себе , как единственного, не правда ли?

 

 Между тем, море в ночи играло всеми оттенками черного и блестящего серого, мягкими  полутонами и бликами, делая все вокруг выразительным и трепещущим жизнью

 

Птичка чуть слышно прощебетала: потому что,  я не знаю, а могут ли просто обстоятельства, при которых колдунья приблизила тебя , говорить о том, что ее надо почитать , как Бога или творческую силу Совести в твоей душе, потому что я  не знаю, может ли простое сотворение фигур из камня творческой силой чар и сотворение камня из людей быть доводом достаточным для почитания , как Бога колдуньи, как говорила моя прабабка «Бел снег, да по нем собака бежит, черна земля, да хлеб родит», мало ли кто и кем кажется и я не знаю достаточно ли  силы чар  для обращения с колдуньей, как с творческой силой совести в собственной душе,  а уж тем более истина  не в почитании ее, как Бога, ибо никто из плоти и крови ныне не Бог ( ведь мудрецы ,-даже мудрецы,- говорили «если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем» (2Кор. 5, 16)) и никто из плоти и крови не равен творческой силе совести в твоей собственной душе, если я вижу, что тебе больно быть в таком состоянии, то что это может для меня показывать?! Наверное, это свидетельство того, что,   к большому сожалению, скорее всего, колдунью душевно любить не научить, а одаривать болью учить не надо и так умеет, ее не обязать любить так, чтобы тебе не было больно, чтобы это не разрушало тебя, из твоих слов уже ясно, что она все напряжение энергии направляет на себя, на своё тело, на свою исключительность, на доказательство своей востребованности и ценности для отвергнувших ее  и на все, что ее тело и руки порождают,  как достижение, излить энергию в любви на другого она в полной мере не может никогда и не сможет , как все колдуньи , они заперты в кокон своей исключительности и любви ко всему, что имеет к ним отношение - будь то их достижения, сотворенные правильные фигуры-узоры из камня силой чар или камни -скалы из людей или же их собственное тело и от этого замыкания лишь на себе и своём, собственно созданном, колдуний не избавить до конца, в отношениях от них можно лишь бежать, если , правда, выбираешь Жизнь, бежать, накопив энергии и для этого призвать помощь внутри или во вне и после зализывать раны самостоятельно или с кем-то, в дали от них! и знаешь, колдуний, правда не научить любить по-настоящему через приступы поклонения им, они слишком давно отвернулись от зачатков подлинности в себе , ты сам думаешь, почему?

 

Скала тихо и грустно проговорила: Потому что  их основная сущность лишь кажимость , они пустота , которая в лучшем Случае отражает нечто, в худшем - представляет собой засасывающую все и вся творчески ангажированную яркой иллюминацией  (как сказали бы в мирах грядущего) чёрную дыру,

 

Птичка проговорила с какой-то сдавленной печалью: да, скорее всего и потому-то Бог не в этом, как и не в отказе от пищи, не в отказе от всего нового , не в отказе от телесности в любви, Бог не в самоизоляции монастыря , не в самоизоляции своей комнаты и не в золотых ризах ХРАМОВ, как говорили в старые времена «Близко церковь, да далеко от Бога», потому что дело не в золоте, а внутри церкви и Храма те же люди, что и вокруг нас, эти люди - разные, слушать их , как Бога, не стоит, сердце, свой прочувствованный опыт уметь слышать надо …. Как его называют Бог , -как я всегда в той или иной форме знаю в этом ощутимом мире, -это  ощутимое в телесности, тот , кто ЖИВОЙ и кто дышит лёгкими ближнего твоего и через близкого твоего , кто дышит в тебе подлинном, со всеми твоими несовершенствами!!! Он всегда пребывает в конкретном мгновении, в здесь -и -сейчас. И это здесь-и-сейчас всегда в твоей душе, в твоей  душе, и в душе других людей, не отказавшихся от себя и не отвернувшихся от тебя , от твоего гнева, от твоей боли, от твоего раздражения , от тебя всецело , в тех же, кто отказался от себя и от тебя в минуты твоей боли , о которой ты кричал , часто скрыто живет абсолютное зло, это абсолютное зло поселяется в таких людей , чтобы в полной мере открыть нам, что значит на самом деле это абсолютное зло под маской слащавого, сюсюкающего, улыбчивого лицемерия, льющегося елеем, который суть яд, который суть превращение чар колдуньи в нечто приятное лишь по форме, чар , которыми она сама, до конца не понимая, совершает насильственно с человеком нечто , о целях чего он и не догадывается , которыми она почти неосознанно соблазняет и прельщает и мы будет потакать этому злу воплотившемуся в ней , если скажем, что это не зло вовсе , будто есть в нем нечто хорошее, прелестное, милое, что чёрное не является чёрным, а белое - белым, что зеленое не есть зеленое, а серое не есть серое! Знаешь, в старые времена говорили «Простота хуже воровства, если она не от ума, а от заумия», подумай об этом…, когда зло воплощается в стихийном невольном поступке по глупости, которому приписывает такой человек., как колдунья, что была твоей, какие-то сложные объяснения и оправдания, оно злом не перестает быть и эта наивна глупость, от которой ущерб сердцу других, хуже воровства . Но такие себя, как жертву перед всеми покажут, понимаешь   в древности-то, помнишь, сказывали: «В грязи лежит, а кричит: не замарай», потому с такими всегда ты виноват, хотя сами они ох , насколько не святые. Просто, знаешь, еще в чем заковырка, выходит ты говоришь , мне больно  с колдуньей, я говорю, я вижу, что ты попал в каменный капкан чар колдуньи,  ты же говоришь мне, да я знаю,  я в каменном капкане у колдуньи, как в дурмане, что мне делать, я говорю, я не знаю , я не могу решить за тебя, но есть ли смысл поклоняться колдунье и испытывать при этом боль в ее каменном капкане, а ты мне отвечаешь, каменный капкан колдуньи  тут ни при чем, мне просто больно! Ты понимаешь? Ведь - Да? В древние времена говорили: «Полно шутить, сказал волк капкану, отпусти лапу-то», но суть и миссия капкана удерживать и ранить лапу, пусть и не понимает это волк, пусть и видит в этом случайность и шутку, а встарь союз юношей в мужском доме называли союзом волков, вот и думай про что во дни минувшие мудрецы так говорили. Но это не значит, что ты плох , как говорили во времена моей прабабки: «Будешь сладок — живьем проглотят, будешь горек — проклянут». Можно быть достаточно хорошим, знать меру и важно  признать, что  в каменном капкане чар колдуньи тебе помогли оказаться твои собственные особенности, ты сам хотел верить колдуньи, сам открылся ее чарам и хотел быть в ее капкане каменных чар, ничего не замечая и все отрицая, эти особенности и твои собственные переживания навязчиво держат тебя в каменном капкане и  теперь и , знаешь, держат, наверное, те переживания, которые ты испытываешь внутри этого  приближения  к пространству колдуньи, в отношениях с ней. Это может быть твоя мысль о  том, что может быть это должна быть глубокая сила любви на всю жизнь, иначе ты не будешь порядочным человеком и иначе почему в тебе навязчивые мысли о колдунье, ведь у порядочных и честных должна быть одна любовь,  но , как ты понял, и слово «должна быть» это  долг, а это всегда гнет, обуза и ярмо, он всегда тяжёл, громоздок, навязан, доброволен лишь по форме, но не по содержанию, долг нужно отдать, отдача эта со скрежетом зубов, от понимания безвыходности положения,  делается лишь прочувствуя, что по-иному невозможно, он дан из вне, в долге не ты первоначальный источник и не твоя воля, нет свободного желания, бремя долга висит камнем на шее, так что не вздохнуть, не выдохнуть, его отдают в силу претензии на признание своей честности другими,  и порой в силу определенной навязчивой трусости, чтобы люди случайно не осудили, поскольку привычно жить с оглядкой: «А что люди скажут?» А может в отношениях с колдуньей держит восторг ее чарами, ее хрупким нежным телом, формой ее поступков по отношению к другим, которые похожи на любовь ко всему человечеству, а иначе зачем же чары, такая любовь ко всему человечеству, правда, отделяет ее саму от человечества и поднимает над человечеством, куда-то на уровень Бога, но ты не обращаешь внимания, восторг от ее слов о любви к человечеству может и держит, может быть держит восхищение  ее способностью, позволяющей живо творить из мертвого камня правильные фигуры с точенными формами, может быть это переживание нежной чуткости по отношению к ее безрассудности, может быть это  иллюзия той защищенности, которая сейчас внутри каменного капкана, можно в каменном капкане чар, например, много чего не делать ,  оставаясь скалой, можно оставаться в неприступном спокойном молчании, можно не брать на себя ответственность за то, что происходит именно в твоей жизни и не брать ответственность за возможность начать новые здоровые отношения с иным, живым человеком и можно страдать с удовольствием. Кто-то раньше, кто-то позже, но все  обычно понимают, что переживание нежности и любви можно испытывать и с другими живыми людьми -   девами или парубками.  Как говорили в древности «Будешь любить, коли сердце болит», другими словами, значит сердце у тебя есть, если оно болит сейчас. Но главное, это понять, главное разрешить себе понять, что дело не в том, колдунья это или кто иной, а в  самом испытывающем переживание, в его душе, в твоей душе. Источник душа, а не просто стимул в человеке во вне, стимул другого человека может сколько угодно влиять на душу, которая не умеет любить, душа, не умеющая любить от этого не полюбит. Такое существование, связанное с неумением любить душой, по-человечески, слишком давно было оформлено в жизни, что уж не изменить никогда. Жизнь такая, какая она есть и если она такая давно, внедрится в нее и ломать ее, меняя по своему желанию, невозможно никогда и таков вкус неизменной данности в жизни, не умеющая любить душа не полюбит никогда в жизни ни на словах, а на высоте сути переживания и содержания души. Неумение любить судьба, от одного поступка через привычку да к сути характера, как говорили в давние времена , помнишь? – « Посеешь поступок, пожнёшь привычку, Посеешь привычку, пожнёшь характер, Посеешь характер, пожнёшь судьбу» Так-то.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 Птичка сглотнула и продолжила: Жизнь показала, находясь вы с колдуньей рядом,   разрушаетесь, не можете переносить напор друг друга без потерь. Чтобы перед другими быть правильным, отрицая очевидное, связанное с травмирующей не-совместимостью, тратить пыл души на это не стоит, как говорили во времена моей прабабки: «Разорвись надвое — скажут: а что не начетверо?». На всех не угодишь. А ведь просто есть в мире ведьмаки-вещуны, которые могут переносить напор колдуний и оставаться с ними, отражая их чары и при этом  не разрушать себя, а есть девы, способные переносить твои особенности без тягот и без того, чтобы напускать на тебя чары. Они-то помнят в давние времена верили: «Брань не дым — глаза не ест» и приговаривали: «Бранися, а за милого держися». И важно  ведь то, что именно  твоя душа умеет прорываться гневом или враждебностью, а  умеет и любить или испытывать нежность, переживать близость в доверии и именно твоя душа способна принимать многие чужие особенности, это порождено тобою и твоей душой, это твоя способность порождать, ты источник любви и принятия, есть те, кто может это оценить,  потому этот кусочек твоей души,  кусочек тебя и ты можешь заметить этот кусочек в себе, узнать его, прочувствовать  этот кусочек и дойти до его сути, можешь взять этот кусочек собственной души с собой, уходя из того каменного капкана –панциря чар, в который, ты попал в отношениях с колдуньей, а можешь, конечно, и остаться в нем, если тебе так нравится. Просто это чрезмерно не разумное и дорогое подношение , когда ты стремишься преподнести, как дар, самый лучший кусочек себя. Преподнести колдуньи как дар тот кусочек души, который делает тебя самим собой, в подарок к алтарю ее самолюбия, отказываясь от себя , просто отдать его колдунье, которая выглядит порой переполненной гордыней, порой заносчивой, порой разрушающей тебя, которая хочет постоянно лишь идеального подтверждения своей силы влияния и значимости, с которой, ты, как утверждал, чувствовал себя, словно в дурмане и которая всеми силами показывает , что не дорожит этим кусочком души,  - твоей души, так не похожей на ее собственную, подумай, зачем такое дарение   делать, для чего? Твоя душа умет порождать любовь, а есть души не способные порождать любовь. Совсем. Ни с кем. Никогда. А говорить о любви могут, чувствовать – нет. Знаешь, моя прабабка говорила «По сучку́ дерево не тужит», потому, пойми, по мелочам жизни  кручинится не стоит, по тем, кто мелок душой, хотя  тебе принадлежал частью души, но все же  оказался очень мелок этой своею душой, выраженной в случайных, стихийных, невольных поступках, хотя грандиозен в глазах других, не стоит долго горевать. Гляди, прочувствованно поймешь, как сказывали встарь: «Аринушка Маринушки не хуже»


Волны бились бушующими и пугающими пенящимися валами, разбиваясь о скалу

 

Скала  проговорила будто звучно глотнула воздух так, что было похоже на жадное, судорожное хватание воздуха вынувшим из пучины человеком, словно на последнем издыхании: но в чем тогда Бог или созидающая внутренняя сила СОВЕСТИ , моя дорогая птичка?

 

Слова «моя дорогая птичка» звучали как-то немного искусственно, но скала не заметила этого, погружаясь куда-то в свои мысли. На небе появилась прозрачная полоска голубовато-розового света, чернота ночи расступалась и виднелись золотисто-пунцовые, с румяными отблесками лучи восходящего солнца, воздух становился более прозрачным, сероватая гладь моря делалась чуть розовеющей и оранжеватой.

 

Мягкость уходящего лунного сияния в черноте движущейся к концу ночи, в самом разгаре лета, в самой сердцевине темных глубин моря ,  создавали причудливую  игру движения воздуха и воды и море касалось каменного панциря скалы

 

Птичка тяжко , сдавлено проговорила: ну знаешь, дивное явление, которое одни именуют Бог или как иногда говорят иные просто внутренняя созидательная сила СОВЕСТИ, так или иначе в тебе самом, но ясно чувствуется, лишь когда ты не теряешь себя и слышишь голос совести, которая не слишком жестка и , в то же время, не призрачна! А жизнь твоя – это воплощённый в чувствах и в прочувствованных действиях установленный контакт,  как говорят одни - с Богом или как говорят другие - с совестью, не слишком жесткой , не такой, чтобы совсем не видеть жизнь и не слишком мягкой, чтобы не  погрузиться в безумные миры полного поглощения фантазиями. Это переживается через негласную, но ясно ощутимую подлинную суть твоей собственной души, когда ты ясно понимаешь, где заканчиваешься ты, а начинаются другие, где твое , а где не твое, навязанное из вне,  через прочувствованные особенности твоей души , живой и настоящей , со всеми болями , раздражениями ран и не отжитыми страданиями и не зажившими шрамами , а вовсе не тропа самоистязаний в жертвах, которые не приближают никакие желания и никого не искупают и это не колея чисто внешних поступков, за которыми не стоит никаких чувств , как и не колея самоудовлетворения, где все чувства копятся в себе, погружаются в себя и направляются на себя в молчании, не дорога к святости как к состоянию сверхсовершенства в самолюбовании, возвышающего над всеми! Знаешь, выход всегда в выборе живой жизни, живая жизнь это процесс , где ценен сам процесс и живой импульс твоей подлинной, настоящей несовершенной , глубокой, болящей души! Встарь  говорили не зря: «Битая посуда два века живет» , потому раны твоей души это вовсе не что-то пугающее, порочное, отталкивающее, ставящее на тебе крест. Каждое наполненное глубоким смыслом, подлинно прочувствованное слово, за которым стоит подлинно-глубокая работа переживания – это воспевание Того, кого некоторые зовут Бог, а другие называют самой глубинной, творческой силой совести твоей души! Но как говорила моя прабабка «Бог-то бог, да сам не будь плох», при этом всегда добавляла: «Аминем квашни не замесишь: молитву твори — да муку клади!».

 

Тут птичке показалось , что она почувствовала какое-то едва различимое тепло под толщей скованной камнем скалы. И вдруг что-то внутри скалы забурлило , из неё хлынул поток ,едва не затопивший птичку, сама плоть камня стала мягкой, податливой и в следующий миг птичка почувствовала, что эта плоть скованная камнем стала кожей, живым теплом - моложавым человеком , а Ее больше не сковывают перья и она стоит в его объятьях в облике моложавой женщины с глазами девы.

 

Он почувствовал как эта женщина с глазами юной девы, обнимая его, каким-то удивительным, обволакивающим теплом тела, касается его шеи, в свою очередь , она чувствует его немного колючим, и где-то , кажется, приятно звучит его хриплое дыхание, когда он крепче заключает ее в объятия и  едва слышно выдыхает на ухо женщине глядящей , будто дева юная:

скажи, а кем была заколдована ты?

 

 Не размыкая объятий тонких детских рук, моложавая женщина с лучистыми глазами девы, протяжно прошептала:

«Я? – никем! Я всегда могла в птицу оборачиваться и была то – птица, то – девица! От момента рождения все так! Вышло, что одна моя прабабка лекаркой –волхвой Макаши была, а другая – вещуньей-травницей и Добродеей долины Пучай-реки, волхвой женских сил Лады-Додолы. Когда христианство пришло, одна прабабка стала почитать особо – Прасковею-Пятницу, а другая – саму Богородицу! Мне дара их не передалось и силы такой нет, а вот оборачиваться птицей само собой получалось, но это, знаешь, то ли дар, то ли проклятье … И еще ты не помнишь одного, я тут тебя всю ночь расспрашивала, чтобы понять, как все произошедшее  воспринимаешь, чувствуешь и понимаешь, да и не уверена была, что это ты и есть! НО память сердца тебя и вправду подвела…Знаешь, я ведь та птица, что жила у тебя в саду, да недолго и девицей перед тобой один раз появилась, ты еще спасти тебя от всего этого наваждения, да дурмана  с колдуньей, с которой жил у озера, просил, обнимал меня крепко, да отпускать не желал. Я же сказала тогда, что  и меня позабудешь и слова свои, начну спасать, решишь преследую, навязываясь,  позабудешь все и речи свои, и руки мои, а потому стоит колдунье только в сторону твою подуть, поманить, забудешь ты меня, переступишь и к ней побежишь, как завороженный. Улетела я тогда за три моря, а когда воротилась вновь девицей, нашептали мне, что не гоже к тебе мне- оборотнице поганой,- не иначе проклятой , - приближаться. Горько мне было, да делать нечего… Вот тогда и стала я разузнавать, что с колдуньей стряслось, долго ли , коротко ли, поняла, что почитатель, не выдержав ее натеска и  тонких игр чарами, испытывающими терпение, да заметив тебя - безумного первого поклонника , мечущегося у собственноручно сделанного алтаря колдуньи в чаще недалеко от озера, после очередного раздора, исчез. Стала я жрице-помощнице колдуньи нашептывать-щебетать через людей сведующих про то, что возможно что-нибудь, да вернет все на прежние места и поклонник первый, среди равных,  будет счастлив хоть в чем-то и может случится, что и колдунья насытит свой голод по обретению ценности. Однако, вышло так, что  колдунья, совсем скоро это стало ясно, оказалась ненасытной, ей хотелось все больше доказательств своей силы, ценности  и несравненности, да таких, чтобы они были тоньше и изящнее того, что можно было бы представить и в них всегда оказывалось волшебным образом явное угадывание мыслей и намерений  колдуньи без слов, да  на идеальной высоте, чтобы показать степень твоей близости-полного слияния с ней, где нет тебя больше и нет ее, а вы смешаны в единый комок хауса, потому все угадываете и все больше хотелось доказательств готовности слияния с ее душой, похоже колдунья в тайне даже от себя надеялась , что ей будут присылать все больше и больше доводов-доказательств вины. Во времена моей прабабки доказательство называли винословием, тогда знали, что в доказательствах уже само собой словно присутствует тайное  переживание вины и хотелось ей доводов, показывающих Ее совершенство в твоих глазах, было много детских, колдовских надежд, что яснее и больше покажут доводов, что укажут на твою тоску в ожидании, будут отражать Ее волшебные внутренние качества на идеальной высоте и она почувствует свою безграничную эмоциональную власть как женщины на этой идеальной высоте , будут показывать это и подарками, и действиями, которые могут доказывать , что у неё есть все основания для самолюбования, а потому она снизойдет и вернется к озеру - к тебе. Но, видно, для колдуньи то ли ты, как подпитка этого самолюбовния не годен уже был что ли, то ли еще что. Я раньше как-то так для себя решила все же, что ведь все равно ты мечешься, как безумный, да и не хотелось, чтобы выбора у тебя не было совсем, а у самой сердце разрывалось и обливалось кровью. Тогда-то еще раз к тебе полетела, а ты мне чуть голову в саду не свернул, я и упорхнула сразу к колдуньи, щебетать о тебе. Твое истязание себя не походило на любовь, конечно, но ты искренне думал, что это состояние навязчивого блуждания в лабиринте своих иллюзий и предложение себя колдунье, которая готова была в игры играть на проверку своей ценности, да испытания силы своего влияния с тобой и есть любовь. А что мне было делать? Казалось, что безумие тебя поглотило.  Потом я пожалела обо всем, да и колдунью пожалела, подумала с кручиной в сердце, что она и себя и свою душу, и тебя погубит , если опять к тебе вернется, погубит  малопонятным для нее самой приступом не удовлетворенного, ненасыщаемого голода все равно, утопит в гневе и утонит в твоей, нет-нет, да  вспыхивающей ярости, ведь может же, один раз уже все треснуло по швам и ты как безумный метался. Она чужую ярость удержать и выдержать не может,  но брать хочет все всегда и много, а отдать может только игру поз и ярких , но поверхностных, чувств, саму яркость которых подглядела у кого-то, да на себя примеряла. Она прекрасная в своей ловкости и властная хозяйка, которая способна вертеть почитателем, как ветер флюгером, изящно и хитроумно, но любящая  женщина вертеть не станет, она может отдать все, не требуя ничего взамен, ибо она Душа своего мужчины, колдуньям  же этого неведомо. Как казалось, она отражать умеет и подрожать может.  Подумала я это, раскаялась, да поздно было. Хотя колдунью я чуть-чуть знала. Ее прабабка соперницей моим была, поскольку прабабка ее это верховная волхва-ведунья Морены, а мать ее прислужницей погребальных ритуалов Бабы-Яги была. С приходом христиан переоблачилась прислужница Бабы-Яги, за символами христиан спряталась. Но от дел своих не ушла. Волошить-ворожить ,как баба-Яга учила, не перестала. Красавицей была. Стали ее Еленой Прекрасной звать, но знали, чародейка она Киевская.     Однако, просватали за нее Ивана Белорубахова, да не пригляден он ей казался, рода купеческого, вдовий сын, а любила она, как друга сердечного, Змея Горыныча, живущего за горами Сороченскими, летавшего в долинах Пучай-реки. Люб он ей был. Сам к ней не раз хаживал. Вскоре она сбежала от Ивана, перед этим пытаясь извести и родила змею Горынычу дочь – колдунью твою Всеславу-Живуморену-Жницу-снегов, да каменьев - Змеевну-Горыновну – так ее на деле звали-величали в сторонке нашей.  Но и Змей Горыныч от матушки ее , от Елены Прекрасной, вскоре улетел за горы Сороченские, то ли гнева Ивана Белорубахова испугался, то ли от игр нашей чародейки киевской устал. Потом певцы-баяны  баять-слагать былины об этом начали под гусли-самогуды про Ивана Белорубахова, правда, стали в былинах   его  звать Добрыней Никитичем, а Елену Прекрасную сделали в своих песнях чародейкой - Маринкой Игнатьевной –волхвой, первой женой Добрыни Никитича. Сильна колдунья, что твоею была,  сила у нее есть, но до конца она ее не понимает, поглощает души, только так ей спокойно, действует стихийно и в гневе, потому в самой сути своей несчастна, сама способна погубить себя и других, но себя жертвой чувствует и это ее способ жизни, иначе она жить не может. Это сердцевина ее жизни. Не будет этого - не будет жизни, а потому и болезнь ее чар на тебе была, как сила самой сердцевины ее жизни, а лечится эта болезнь твоя от чар наведенных лишь иной , чем чары - любовью , любовью зрелой, да тайной, любовью Души свободной и Живой, способной все отдать, да все вынести, которая выше и вне воздействия гнета уз кровных, да уз брачных, но больше исцеляется Твоей Любовью в подлинной близости,  не только моей, моя Любовь, конечно,  укрыть может от кошмаров, да теней минувшего. Но тут дело не только в ней... И в том твое  спасение в самостоянии, что обнял ты меня сам с побуждением любовным, было бы иначе, не было бы искреннего любовного побуждения, быть тебе скалой тогда до скончания века сего,  а мне бы тогда было уж на роду начертано оставаться птицей до смерти и девицей не стать, много времени минуло , пока я тебя нашла….»

 

Совсем юные глаза моложавого человека украдкой сверкнули слезами… Детские  ее руки крепче прижали живое тело человека к себе, он звучно глотнул воздух и почувствовал жар от того, что в эти мгновения   поймал себя на мысли, что не хотел отрывать деву от себя именно сейчас, хотя ясно переживал свое самостояние, даже странно, что душой не сливался и никем не поглощался, родившись вновь из воды, из камня и из первых лучей света, пробившего тьму ночи, в эти секунды, пряча лицо в ее волосах,  он ощущал, как его сердце бешено билось о  рёбра и стучало о Ее тело, казалось, его тело в эти секунды стало частью Ее в объятьях, но это казалось,  Душа-то прозрела, меж тем, уже совсем рассвело ….

 (Наконец и конец, а кто дослушал - молодец, сказка ложь , да в ней намёк, кто познает, тем урок ;-) )

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

               

Вопросы

О чем эти вопросы говорят

Какие бывают ответы

Как справиться с сопротивлением, когда говорят я не знаю

Какие сильные чувства у вас возникали в процессе слушания? О чем эти чувства говорят? О чем сигнализируют?

Показывают связь с реальным эмоциональным опытом подростка.

«сначала скука, потом чувство печали, потом радости даже в конце» и «эти чувства говорят о том, что все в душе меняется, чувства меняются, под воздействием того, что слышишь» « сначала я чувствовал грусть, потом сочувствие, потом опять грусть, потом радость за то, что все хорошо и все расколдованы» и «чувство грусти говорит о том, что нечто идет не так, как приятно, что-то не так, а радость говорит о том, что все хорошо наконец, что можно жить в новых обстоятельствах, все происходит так, как это нужно для жизни»

А что сказала бы про ее чувства твоя мама? А твой папа? А твои братья-сестры? А твой друг? А согласился бы ты с ним? Почему?

О чем эта сказка для тебя? Какие чувства возникают при завершении слушания? Какие из чувств приятные? Какие чувства неприятные? Когда , например, можно еще испытать такие приятные чувства? Что мешает возникновению приятных чувств в жизни? А какие мешающие чувства, неприятные чувства возникают и когда именно? Если представить эти мешающие чувства в виде какого-то образа то, кто это будет?

 

Понимание основной темы, о чем рассказывается , о каком опыте, о чем предупреждается. Создаётся связь проявленых в сказке сложных переживаний со сложными мешающими переживаниями в жизни подростка, воплощающими барьер для положительных чувств. Предлагается их осмыслить, рассуждения о сказке с точки зрения чувств,  так приходят к размышлениям об источниках чувств внутри нас

«О любви и о том, как могут быть ошибки по наивности, когда связываешься с человеком, с которым трудно быть рядом, он даже делает что-то нехорошее, потому что иначе не может, вот если набраться мужества, то можно признать, что этот человек пусть когда-то и был манящий, но предназначен для кого-то другого, потому что кто-то другой сможет общаться и не разрушиться, не заколдаваться» « я чувствовал много разного и печаль, грусть , тоска и радость, а неприятными были грусть и тоска, такими тяжелыми чувствами были грусть и тоска, они мешали, а как персонаж какой-то эти чувства были похожи на назойливую муху или на моль в шкафу и такие чувства бывают в любви и много печали когда разругались и все разрушилось»; «эта сказка обо обмане любви и о дурмане и о том, что сердце и душа человека любят и если его душа ошиблась, зато она умеет любить, это она же любила человека который взял случайно и разрушил, потому что по-другому жить не умеет и если душа выбрала не того человека, который умеет любить и не разрушать именно тебя, то может быть еще шанс и найдешь другого человека не дурманящего играми всякими - играми "в люблю", будет все хорошо и пусть не получилось с этим человеком, для этого человека есть тот, кто сможет не разрушиться от него, а тебе может встретиться человек, который лучше подходит, потому что умеет любить и не разрушаться от тебя и не разрушать , не околдовывать тебя самого , ведь это ты чувствовал любовь, значит ты умеешь это делать и вот так может и тебя не разрушить и ты не разрушишь его и неоколдуешься, не станешь скалой какой-то; а чувства возникают такие скучной тоски, потом грусти, потом печально так, как бывает, когда тебя бросили, как будто ты дурак и дурней тебя не бывает, лох какой-то, неприятные чувства похожи на навозного жука или комара малярийного, все говорят, что от него и спидом заболеть можно»

Когда подросток говорит: «Я не знаю», можно сказать: «А представь-ка на минуту, что ты вдруг стал таким, кто знает все-все насвете, чтобы ты тогда сказал о том, о чем же эта история?» или «А что сказала бы твоя мама , отвечая на этот вопрос?» «а ты с этим согласился бы с этим? Почему?» «а что сказала бы отвечая на этот вопрос твоя подруга или твой друг? А ты с этим бы согласился? А почему?» «А что бы сказала, отвечая на этот вопрос твоя сестра или брат? А ты бы с этим согласился? А почему?»

Что испытывала герой вначале диалога с птичкой? Почему? А с тобой ( с вами) такое бывает? Ты (вы) чувствуешь(те) нечто подобное? Когда именно ты чувствуешь нечто подообное?  Какие конкретные реальные обстоятельства вызывают такие чувства грусти, отчаяния, печали, как у заколдованной скалы, может усталость от напряженных мыслей о чем-то или о ком-то, может разговор,  когда ты не хочешь говорить, , может  момент когда что-то не получается в общении, может  когда кто-то решил завершить общение с тобой, а ты не готов к этому или еще что-то? Что является возбудителем (источником и причиной во вне) таких чувств, то есть что вызывает такие чувства, может обвинение в чем-то и завершение общения , когда ты не готов, может придирки и раздор и завершение общения , когда ты не был к этому готов, может еще что-то? Какие мысли возникают при появлении таких чувств, может начинаешь думать, что ты глупый, неудачник и тебе мешают страдать когда испытывают радость, может, кажется, что ты не дотягиваешь до идеала, что  тебе показывают молчанием, что ты никто, когда кто-то , разрывая общение с тобой, сам много себе позволяет,  может возникает мысль, что ты еще докажешь всем, что ты лучший и покажешь, что даже, когда тебя посылают и не обращают внимания, ты никуда не уйдешь, может появляется мысль, что ты не должен не в коем случае ни с кем общаться в жизни и никого любить, или еще какие-то мысли? Какие эмоции усиливаются при этих обстоятельствах, когда у тебя возникают такие чувства, может усиливается вина, может усиливается чувство гнева на себя, может усиливается тревога и страх, может раздражение усиливается, может еще что-то? Какие при этом бывают физические реакции? Может у тебя тоже краснеют щеки и сами собой напрягаются мышцы, может у тебя учащенно бьется сердце, может начинает болеть живот? Может быть чувствуется напряжение в спине , в пояснице или в руках? Может быть чувствуется напряжение в спине, в плечах, в голове в целом, в висках ,  напряжение в шеи, напряжение в горле, напряжение в груди, напряжение в животе и напряжение  и боль в  затылке или где-то еще? Может учащенное дыхание или что-то еще? Что происходит на уровне поведения? Что делаешь? Можешь сначала не обращаешь внимание и молчишь, а решаешь, что не достоин ничего хорошего в жизни и прячешься от общения с людьми, ни с кем не разговариваешь? Может сначала не обращаешь внимание, а потом хочешь убежать от себя и делать что угодно лишь бы ни о чем не думать? Может что-то еще? А какие последствия потом бывают у тебя? Может быть сначала чувствуешь временное облегчение и чувство боли и понимание, что разорвавшая с тобой общение сторона заслужила твоего гнева, а потом появляется чувство ,  ты во всем еще больше виноват? Может еще что-то?

Мотивы (нужды-побудители, лежащие в основе поведения) и   чувства героини, через это  развитие Понимания  своих чувств, когда происходит интуитивное приписывание Своих чувств в подобных ситуациях героини

«этот мужик, который скала, чувствовал боль, что он лох, хуже не бывает, что ничего у него хорошего больше быть не может, ни на что не способен, типа придурок, печаль была у него, я такое чувствовал, когда меня кинула моя девушка, она типа с такими не общается, я типа такой , ну как сказать, не крутой же, как там говорят, не статусный я , наверное, устаешь думать о том, какой ты лох, что даже девушка сбежала, а когда она сказала, что типа я ,как лох, тогда такие чувства и возникли это возбудитель был отчаяния, гнева и печали и думал, что я лох такой хуже всех, что не могу ничего хорошего даже иметь и девушка сбежала, у меня аж скулы напряглись и спина и живот и комок в горле, думаю, ну лошара я и все, еще эти тут со своими подколами, думаю, че надо, мне ваши приколы не нужны , мне ничего не надо, ничего больше никогда не будет, она вот только орет и издевается надо мной , я не крутой потому что» , « мужик этот скала грустил, боль всякую чувствовал, печаль, все плохо было, аж нудно слушать , как плохо, я себя таким придурком чувствовал, как скала, когда девушка все отношения порвала, ну думаю, засяду в изоляции, в домике и никуда больше не пойду и разговаривать не буду и не надо меня смешить и не надо меня звать есть и на ваши мастер-классы и на всякие мероприятия, вот как случиться со мной что-то, вот она сразу прибежит, она поймет кого потеряла, и вообще аж живот болел, сам собой, я подумал, что я такой придурок, что во всем виноват, не надо было вообще с ней такой быть»

А что сказала бы про ее чувства твоя мама? А твой папа? А твои братья-сестры? А твой друг? А согласился бы ты с ним? Почему?

Что испытывал герой  в конце? А у тебя ( у вас) такие чувства бывают?

Мотивы и чувства

«облегчение», «перемены», «легкость в новой любви», «радость, что все так удачно вышло и освобождение»

А что сказала бы о чувствах в конце истории у героя твоя мама ( папа), твой брат ( сестра), твой друг? Ты согласился бы с ним? Почему?

О чем нам говорят такие чувства?

Связь с жизнью и с реальными, скрытыми  переживаниями и обстоятельствами жизни подростков, со значением чувств

Чувства вначале говорят о том, что есть напряжение и готовность к чему-то, что может быть опасным, а может появится неожиданно, есть чувство, что что-то…ну, нечто… идет не так или может пойти не так, что то, что происходит не нравится, а в душе много сомнений в себе, нет знаний своих возможностей, того, что можешь, нет уверенности в проявлении своих сил и есть сомнение в возможности изменить ситуацию и  напряжение перед тем, что будет, есть переживание «как бы чего не вышло?», ведь неопределенности много. В конце чувства говорят о том, что все сложилось удачным образом для героини птицы и для героя в новой любви

, что все удалось преодолеть и есть вещи, которые стоят того, чтобы прилагать свои усилия к их достижению в нужное время, зная свои возможности, а для героини колдуньи может тоже все удачно, ведь ведьмаков-вещунов полно, они с ней смогут

А что на этот вопрос ответила бы твоя мама (папа), твой брат (сестра), твой друг? Ты согласился бы с ними? Почему?

Дополнительные, проясняющие вопросы: Важно , напомню, знать, что в сказочной истории Колдовство это метафора, то есть образное выражение, иносказательно обозначающее такое поведение , в котором форма не соответствует содержанию,  есть желание повлиять помимо воли, чтобы вызвать реакцию , которая планируется ,  при этом жертва таких сложных действий будет опровергать влияние на себя и будет развивать дальше то, что делала такая жертва будь то мужчина или женщина , навязчиво делать то, что делал, в том числе и для того, чтобы  подкрепить действием и для себя и окружающих, что его выбор – это именно его выбор и никто  на него не влиял помимо воли,когда говориться и делается одно, а имеют ввиду совсем другое, чтобы вызвать ожидаемую реакцию и  этим хотят повлиять на человека помимо его воли, управлять другим , как хочется и усмирить другого, подчинить,оказывая влияние, вызвать отклик на свой вкус  и потому произносят одно, а имеют ввиду другое, совсем не то, что имеют ввиду на деле, с целями , о которых другой не догадывается, это делается  не для того, для чего кажется, но чтобы  оказать действие насильственно и все развернуть  в собственную пользу, когда неочень хотел, но сделал и не поймешь и не можешь объяснить почему, это делается, когда есть то или иное  желание сбить с толку и закрутить мозги, заморочить, чтобы получить нужную для себя реакцию, заболтать  и увести от сути; так бывает, когда есть нездоровая зависимость в отношениях с человеком – то есть навязчивое чувство поглощенности и подчиненности своей жизни другому  в ущерб себе , без всякой самостоятельности, без понимания себя и ответственности за  свои реакции, как в дурмане, понимая эту метафору таким вот образом, как ты думаешь когда такое бывает в  реальной жизни? Такое бывало в твоей жизни? Можешь рассказать когда именно? Как ты понимаешь слова героя в образе скалы: « Так , я с фальшивой улыбкой, мрачнел внутри самого себя, убегая от всех и вся именно в себя. Я погружался в самообвинение и обвиняя колдунью в холодности и наведении фальши соблазном чар, внутри себя болел и убеждал себя, что раздор с ней существует как нечто само собой разумеющейся, не по моей вине и не в силу столкновения с проявлениями злокачественной, другими словами, болезненной сущности колдуньи, - которые я интуитивно чувствовал, - болезненной колдуньи в своей грандиозной силе самолюбования претендующей на исключительность и питающейся восхищением, а просто потому, что так устроен не идеальный Мир и раздора в любом случае не избежать! И такой раздор под маской молчания и угодливой улыбки продолжался внутри моей души, моей психики, бесконечно , не явно и не открыто, а скрыто посредством нарастания молчаливого напряжения, которое давило на мою душу, представало как игнорирование голоса интуиции , реальных угроз и обесценивание реальных сложностей и реализовывалось как игнорирование переживания не подлинности проявлений и колдуньи тоже!» что значит фальшивая улыбка? Как ее узнать? Встречал ли ты ее в реальной жизни? Пользовался ли ею сам и можешь ли поделиться когда именно? Что значат , как тебе кажется, слова героя , превращенного в скалу: «такие люди открыты сами, -в силу своей хрупкости и угодливости, -всем изощрённым скрытым чарам , так и я , юный, легко носил такую маску улыбки, желая угодить чаровнице- колдуньи и сначала был пленен ее властью и этаким заботливым наблюдением ,управлением и властью надо мной , осуществлённой нежной и хрупкой рукой. Затем не замечал , что перестал быть угоден самой колдуньи, к которой сам же в порыве странного и таинственного возбуждения тянулся всей душой и всем сердцем. Я сам бежал, как на свидания, к ней в чащу, к скалам у озера, я дрожал от переполняющих меня истомных чувств, был так наивен и  открыт Ее чарам.»? Как ты понимаешь эти слова? Ты видел такое поведение в  твоей  реальной жизни? Когда именно?  О каких замеченных особенностях колдуньи говорят слова обращенного в скалу героя, когда он концентрирует внимание,  на таких замеченных  особенностях « вероятно в тайне даже от самой себя, до конца не понимая, что творит, она (колдунья) не намеревалась появится  передо мной с повинной головой за своё внезапное исчезновение. Наоборот , она намеривалась явится передо мной в лучах славы, чтобы, как кажется ныне, получить ещё больший заботливый контроль надо мной , получить необходимую, ещё более повышенную значимость, как сказали бы ученые мужи грядущего еще большую авторитетность и влиятельность в отношениях со мной, в позиции надо мной, усмирив меня и подмяв под себя нужным образом. Колдунья мечтала предстать в светлом ареоле мысли : « Вот какой нужной я являюсь, вот как меня ценят и можно ещё питать свою ценность восхищением этого смертного ради самолюбования и иметь возможность показать ушедшему поклоннику и самой себе свою крайнюю востребованность». Это происходит совершенно невольно» как ты понимаешь эти слова? Когда так бывает в жизни? Ты видел когда-нибудь такое в своей жизни? О чем говорят такие замеченные героем особенности колдуньи о которых он говорит «Колдунья видела себя особенной, будто твёрдо знала, что заслуживает всего лишь идеального,  но , как не странно, чудилось, что при этом и сомневалась в своей идеальной значимости, не имела глубокого переживания ,что нечто и вправду заслужила, поэтому эту значимость должен был давать ей через постоянный восторг я, а Ее сбежавший поклонник, убедится, что и она востребована без него, в этом же должна была еще раз убедится и  Ее кудесница-Жрица и все окружающие и в тайне ее собственная душа» О чем это может говорить? Как это может проявляться в реальной  жизни? Ты видел когда-то в своей жизни такое? Как ты думаешь, о чем  сигнализируют слова героя , когда он говорил: «… эти образы колдуньи в моей фантазии  - были  лишь пустыми миражами, которые  я истолковывал,  как сказали бы ученные мужи грядущего, в качестве сверхценного , общекультурного идеала всех времен и народов и , конечно, истолковывал как бесконечно драгоценный личный  идеал, и эти образы незаметно порождали сценарии моей жизни, которые , как мне казалось,   могут помочь мне определить для себя самого мою собственную нужность и ценность всего, что затрагивает мою жизнь, вот так я думал, ясно понимаю лучше всех, что для меня красиво, что хорошо, что мне хочется и что имеет смысл. Я сам не мог собрать себя самого во едино вокруг переживания своей собственной отдельной жизни и  вокруг ценности моей жизни, я растворял себя в фантазиях и бежал от жизни в фантазии» ? когда такое бывает в жизни? Что значат слова героя о себе « Знаешь, с отрочества среди сосновых чащ, горьких трав и вкусных запахов выпечки моего отчего дома,  я как-то не заметил почему так вышло , но привык обслуживать кого-то , забывая о комфорте и истощаясь душевно. Мне кажется, с потерей отца ко мне ради моего же блага, были достаточно  требовательными сами обстоятельства жизни, настолько очевидно , чтобы я не хотел, но мог прочувствовать всей кожей, что видели во мне «опору», на которой может держаться жизнь, так мне казалось!  Ведь  найти опору в чем-то и ком-то ещё было окружающим домашним невозможно . В отрочестве иногда мне казалось , что перед трудностями большого мира , став опорой жизни, я все же слишком хрупок, не соответствую той мощи, которой требует от меня иметь в запасе опасный Мир, забравший у меня отца, я слишком хрупок, чтобы пережить снова  чувство, что все хорошо, а я в безопасности  и мне казалось , я никогда не смогу противостоять опасностям Мира , а ведь я должен, поскольку близкое пространство домашней жизни  в момент отрочества утратило всякую опору. Но мир детства был миром, в котором я все-таки мог жить и наслаждаться жизнью, не смотря ни на что. Да, я сам не заметил , как все  утратило опору с уходом  отца, но , казалось, ожиданиям этого мира не удавалось угодить. Мир был требовательным и я решил, что я создан для требовательных вызовов судьбы, хотя всегда не соответствую и всегда чувствую, что все достаётся через какие-то неимоверные страдания и разрывающие душу в кровь обстоятельства. Так я  понял только одно,   в моей жизни все реализуется лишь ценой страданий и тёмными ночами, когда на землю опускалась прохлада , а сквозь серо-чёрные ночные тучи с белесыми краями, пробивался бледно-голубоватый свет луны, сверчки заунывно стрекотали в ветвях сада, словно маялись об иных мирах,  в эти моменты я вдруг ловил себя на мысли, что   тайно во мне жило совершенно необъяснимое, абсолютно нелогичное , но острое переживание, что судьба дала мне пережить потерю отца просто потому, что у меня в душе сокрыто множество очень неприятных внутренних качеств , я не дотягиваю до уровня душевной силы и добродетельности среднего человека, потому у большинства все живы, а у меня -нет. Мне чудилось, что, наверное, я в тайне очень плохой, непреодолимо порочный, непорядочный и эгоистичный, к тому же всегда думал о себе , а не об отце. Другим людям в большинстве своём судьба не дала этого пережить, значит эти люди более добродетельны и мощны внутренне»-чувствовалось мне где-то в глубине души . Поэтому-то судьба меня наказала и эти плохие душевные качества и слабости так тотальны, что  силой своей непереносимой для жизни пагубности призвали такой поворот событий в жизни и заставили отца исчезнуть. Я думал, как-то сам не отдавая в этом отчёт , что неясным для меня образом, но все же в этом виноват лишь я»? О чем эти рассуждения сигнализируют? Может ли быть вина за такое? К чему могут привести в худшем случае такие чувства-убеждения? Когда такое бывает в реальной жизни? Бывали в твоей жизни такие мысли-чувства? Когда именно можешь поделиться?

 О чем могут говорить такие мысли героя «Мне сказали уже на тот момент, что в качестве ответа я должен буду послать ей волшебную флейту- Кугиклы , у которой не просто не соединенные вместе куги-стебли камыша , а заморские , дивные, складные, да ладные трубочки-стебли камыша верховных волхвов, покрытые хрупкими пластинами зеркала; она необычная, с тонкими, отрывистыми , пронзительными звуками, которые как только извлекались тем, кто на ней играл, порождали свет, а зеркальные пластины наполнялись этим внутренним светом и отражали играющего идеально прекрасным, таким, каким не мог быть не один живой человек на земле»? видел ли ты такие мысли-чувства как у героя в жизни? У тебя были такие мысли? Что именно в реальной жизни может обозначаться Метафорой   флейты-кугикла с такими свойствами, как ты думаешь?  Почему именно, как ты думаешь, важно было найти, - как сказали герою, именно флейту-кугиклы с пластинами, в которые проникал свет и человек, который на ней играл видел себя идеальным? Какого типа человек хочет видеть себя лишь идеальным? О чем говорят такие чувства и мысли, как у героя, который говорит:  «…я переживал , что всегда был  не таким , как нужно миру и судьбе . Я заставил себя привыкнуть справляться со всем сам, терпеть дискомфорт до последнего  и быть опорой в требовательном мире для женщин с отрочества. Так я сам не заметил , как подталкиваемый окружением в посёлке у лесного озера, потянулся к культу колдуньи, которую многие превозносили и  оказался на озере в чаще у ног самолюбующейся и очень требовательными колдуньи раньше, чем сам смог что-либо понять. Просто интуитивно во мне теплилось позже странное понимание, что сам не отдавая себе отчёта в происходящем, я хотел повторить ситуацию страданий, связанных с потерей и уходом, надеясь, что добьюсь иного финала и все переиграю и выбрал незадумываясь  ту раз от раза, которая даст мне страдать и будет раз от раза уходить , вселяя в меня чувство вины и переживание, что я не дотягиваю до идеальности, и одобряемой добродетели и буду раз от раза переживать покинутость или тонуть в бездне слияния и попыток поглотить меня и все мои интересы, что опять же заставляет меня страдать. Наверное, именно потому, что в тайне чувствовал, что она требовательная, она может окутывая поглотить меня всего и никогда не дать мне подлинного доверия, принятия всех моих качеств, включая раздражительность , враждебность, некоторые проявления эгоизма, возможности приближаться, но и проявлять свою отдельность, непохожесть , а потому никогда не даст мне даже мгновенного переживания счастья, а я считал, что я ничего без истощения в самозабвенном обслуживании человека и без страдания не заслуживаю»? о чем такие мысли –чувства сигнализируют? Когда они бывают в жизни? К чему они могут в худшем случае привести? Бывали ли у тебя такие или похожие  мысли-чувства? Когда именно?  Что означают слова героя, превращенного в скалу «Я даже создал  алтарь колдуньи у озера»? О чем это говорит? Что в реальной жизни является таким алтарем? Что именно может обозначаться метафорой и образным выражением «алтарь колдуньи»? пытался ли ты невольно создать чей-то алтарь? Когда именно? Что ты при этом чувствовал? Что ты об этом сейчас думаешь? Как ты понимаешь слова птички: «. Просто, знаешь, еще в чем заковырка, выходит ты говоришь , мне больно  с колдуньей, я говорю, я вижу, что ты попал в каменный капкан чар колдуньи,  ты же говоришь мне, да я знаю,  я в каменном капкане у колдуньи, как в дурмане, что мне делать, я говорю, я не знаю , я не могу решить за тебя, но есть ли смысл поклоняться колдунье и испытывать при этом боль в ее каменном капкане, а ты мне отвечаешь, каменный капкан колдуньи  тут ни при чем, мне просто больно! Ты понимаешь? Ведь - Да? В древние времена говорили: «Полно шутить, сказал волк капкану, отпусти лапу-то», но суть и миссия капкана удерживать и ранить лапу, пусть и не понимает это волк, пусть и видит в этом случайность и шутку, а встарь союз юношей в мужском доме называли союзом волков, вот и думай про что во дни минувшие мудрецы так говорили. Но это не значит, что ты плох , как говорили во времена моей прабабки: «Будешь сладок — живьем проглотят, будешь горек — проклянут». Можно быть достаточно хорошим, знать меру и важно  признать, что  в каменном капкане чар колдуньи тебе помогли оказаться твои собственные особенности, ты сам хотел верить колдуньи, сам открылся ее чарам и хотел быть в ее капкане каменных чар, ничего не замечая и все отрицая, эти особенности и твои собственные переживания навязчиво держат тебя в каменном капкане и  теперь и , знаешь, держат, наверное, те переживания, которые ты испытываешь внутри этого  приближения  к пространству колдуньи, в отношениях с ней. Это может быть твоя мысль о  том, что может быть это должна быть глубокая сила любви на всю жизнь, иначе ты не будешь порядочным человеком и иначе почему в тебе навязчивые мысли о колдунье, ведь у порядочных и честных должна быть одна любовь,  но , как ты понял, и слово «должна быть» это  долг, а это всегда гнет, обуза и ярмо, он всегда тяжёл, громоздок, доброволен лишь по форме, но не по содержанию, долг нужно отдать, отдача эта со скрежетом зубов, от понимания безвыходности положения,  делается лишь прочувствуя, что по-иному невозможно, он дан из вне, в долге не ты первоначальный источник и не твоя воля, нет свободного желания, бремя долга висит камнем на шее, так что не вздохнуть, не выдохнуть, его отдают в силу претензии на признание своей честности другими,  и порой в силу определенной навязчивой трусости, чтобы люди случайно не осудили, поскольку привычно жить с оглядкой: «А что люди скажут?» А может в отношениях с колдуньей держит восторг ее чарами, ее хрупким нежным телом, формой ее поступков по отношению к другим, которые похожи на любовь ко всему человечеству, а иначе зачем же чары, такая любовь ко всему человечеству, отделяет ее саму от человечества и поднимает над человечеством, куда-то на уровень Бога, восторг от ее слов о любви к человечеству, может быть держит восхищение  ее способностью, позволяющей живо творить из мертвого камня правильные фигуры с точенными формами, может быть это переживание нежной чуткости по отношению к ее безрассудности, может быть это  иллюзия той защищенности, которая сейчас внутри каменного капкана, можно в каменном капкане чар, например, много чего не делать ,  оставаясь скалой, можно оставаться в неприступном спокойном молчании, можно не брать на себя ответственность за то, что происходит именно в твоей жизни и не брать ответственность за возможность начать новые здоровые отношения с иным, живым человеком и можно страдать с удовольствием. Кто-то раньше, кто-то позже, но все  обычно понимают, что переживание нежности и любви можно испытывать и с другими живыми людьми -   девами или парубками.  Как говорили в древности «Будешь любить, коли сердце болит», другими словами, значит сердце у тебя есть, если оно болит сейчас. Но главное, это понять, главное разрешить себе понять, что дело не в том, колдунья это или кто иной, а в  самом испытывающим переживание, в его душе, в твоей душе. Источник душа, а не просто стимул в человеке во вне, стимул другого человека может сколько угодно влиять на душу, которая не умеет любить, душа, не умеющая любить от этого не полюбит. Такое существование, связанное с неумением любить душой, по-человечески, слишком давно было оформлено в жизни, что уж не изменить никогда. Жизнь такая, какая она есть и если она такая давно, внедрится в нее и ломать ее, меняя по своему желанию, невозможно никогда и таков вкус неизменной данности в жизни, не умеющая любить душа не полюбит никогда в жизни ни на словах, а на высоте сути переживания и содержания души. Неумение любить судьба, от одного поступка через привычку да к сути характера, как говорили в давние времена , помнишь? – « Посеешь поступок, пожнёшь привычку, Посеешь привычку, пожнёшь характер, Посеешь характер, пожнёшь судьбу» Так-то                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       Жизнь показала, находясь вы с колдуньей рядом,   разрушаетесь, не можете переносить напор друг друга без потерь. Чтобы перед другими быть правильным, отрицая очевидное, связанное с травмирующей не-совместимостью, тратить пыл души на это не стоит, как говорили во времена моей прабабки: «Разорвись надвое — скажут: а что не начетверо?». На всех не угодишь. А ведь просто есть в мире ведьмаки-вещуны, которые могут переносить напор колдуний и оставаться с ними, отражая их чары и при этом  не разрушать себя, а есть девы, способные переносить твои особенности без тягот и без того, чтобы напускать на тебя чары. Они-то помнят в давние времена верили: «Брань не дым — глаза не ест» и приговаривали: «Бранися, а за милого держися». И важно  ведь то, что именно  твоя душа умеет прорываться гневом или враждебностью, а  умеет и любить или испытывать нежность, переживать близость в доверии и именно твоя душа способна принимать многие чужие особенности, это порождено тобою и твоей душой, это твоя способность порождать, ты источник любви и принятия, есть те, кто может это оценить,  потому этот кусочек твоей души,  кусочек тебя и ты можешь заметить этот кусочек в себе, узнать его, прочувствовать  этот кусочек и дойти до его сути, можешь взять этот кусочек собственной души с собой, уходя из того каменного капкана –панциря чар, в который, ты попал в отношениях с колдуньей, а можешь, конечно, и остаться в нем, если тебе так нравится. Просто это чрезмерно не разумное и дорогое подношение , когда ты стремишься преподнести, как дар, самый лучший кусочек себя. Преподнести колдуньи как дар тот кусочек души, который делает тебя самим собой, в подарок к алтарю ее самолюбия, отказываясь от себя , просто отдать его колдунье, которая выглядит порой переполненной гордыней, порой заносчивой, порой разрушающей тебя, которая хочет постоянно лишь идеального подтверждения своей силы влияния и значимости, с которой, ты, как утверждал, чувствовал себя, словно в дурмане и которая всеми силами показывает , что не дорожит этим кусочком души,  - твоей души, так не похожей на ее собственную, подумай, зачем такое дарение   делать, для чего? Твоя душа умет порождать любовь, а есть души не способные порождать любовь. Совсем. Ни с кем. Никогда. А говорить о любви могут, чувствовать – нет. Знаешь, моя прабабка говорила «По сучку́ дерево не тужит», потому, пойми, по мелочам жизни  кручинится не стоит, по тем, кто мелок душой, хотя  тебе принадлежал частью души, но все же  оказался очень мелок этой своею душой, выраженной в случайных, стихийных, невольных поступках, хотя грандиозен в глазах других, не стоит долго горевать. Гляди, прочувствованно поймешь, как сказывали встарь: «Аринушка Маринушки не хуже»? Когда так бывает в жизни?  Было ли такое в твоей жизни?   Как ты понимаешь слова птички «Чтобы побороть болезнь чар, необходимо уметь задать себе вопросы, об  очень простых вещах: «На самом деле для чего я делаю то, что делаю и приятно ли мне то, что происходит сейчас?»; «Как во мне откликается то, каким образом со мной себя ведут: Что я чувствую, когда меня унижают, оставляя без внимания и ответа, хватая за горло тем, что погружают в тишину  молчания?»; «Какие переживания в моей душе поднимаются, когда я снова один, но при этом  неделями и месяцами жду письма?»; «Считаю ли я на самом деле, что меня можно обманывать и играть со мною и моей душой в игру-угадайку, где что не сделай, ты проиграл? Что я чувствую на самом деле и чего добиваюсь, желая разрушающих меня отношений, где все показывает невозможность совместить свои особенности с особенностями другого, пусть даже это отношения с позволения колдуньи?»» Что бы ты ответил на эти вопросы?

 

Связь с реальной действительностью и с конкретными переживаниями.

«это бывает когда тебе говорят что-то приятное, но хотят что-то от тебя получить, это когда что-то милое для тебя говорят, чтобы посмотреть на твою реакцию или когда  делают что-то  и ждут, что ты угадаешь для чего, чтобы вызвать в тебе реакцию и посмотреть, а ты в угадайку играешь и угадываешь и угадываешь, а человек утверждается в том, насколько для тебя много значит и смотрит угадал ты, выдал ли ты нужную реакцию, у меня так бывало, когда моя бывшая девушка делала вид, что обиделась, чтобы посмотреть, что я буду делать, как я буду чувствовать себя и как вести себя  и как буду ее уговаривать и распрашивать, а она будет понимать, что она крутая и прямо очень –очень важная. Боялся всех обидеть, потому что все кричать на него будут и не примут в свою компанию и отвернуться и не хотелось видеть, что тот с кем поругался делал неприятное и ты ему тоже поперек горла со своим молчанием и не хочет видеть, что какие-то проявления другого человека делают больно, для тебя причиняют боль и это для тебя плохо и в тебе  все, как бы уничтожается, а делается вид, что это не больно, лишь бы ничего не замечать. У меня так бывало, когда бывшая девушка любила на пустом месте скандалить раздражаться, но не понимать, когда что-то меня раздражало, мои психи, ну когда и мне охота поорать. Герой любил скрыть реально, что в душе там было у него, улыбнулся и все отстали и думают, что все у тебя хорошо и не пристают с расспросами. Иногда я так натянуто, глупо улыбался, чтобы не заметили, что там в душе, я просто не хотел никому ни о  чем рассказывать. Герой говорит, что есть люди, которые боятся отказывать, боятся в глубине души, что будет скандал, как там в сказке называют, раздор и их не будут любить и поэтому улыбаются, чтобы было впечатление, что они приятно ко всем относятся. Колдунья не хотела признавать вину и ответственность, хотела , чтобы всё тащил на себе герой как груз виноватости  и чтобы  чувствовал, что во всем виноват, типа только свою ответственность чувствовал. Такая самолюбивая, типа хочет много чувств своей важности получить. В жизни это бывает, когда , например,  с тобой сделали вид, что обиделись, потом спрашивают у твоих друзей как с тобой помириться, а когда ты мириться идешь, начинают орать, чтобы не приставал или наоборот от тебя убегают куда-то и прячутся, чтобы в глубине души  убедиться, что ты будешь что-то делать, прямо стремится угадать, что от тебя хотят, каких таких действий, побежишь прямо  следом и появится у другого чувство, что вот какой таткой убегающий человек ценный для тебя. У меня в жизни было так, когда бывшая девушка обиделась и начала потом разузнавать хочу ли я мириться, а когда я пошел с цветком , который хе вырвал по дороге, а она бежать от меня и на смс не отвечает и трубку не берет, а почему? Хочет видеть , как я за ней таскаться  и бегать буду и решат вот какая она крутая, это, наверное, самолюбие помогает такое иметь, всякую, как говорят, самооценку крутую, за счет меня  самооценку поднять. А метафора флейты –кугиклы для меня любой подарок, который начинает значить , что ты такой дурак во всем виноват, а она очень-очень-очень крутая и важная, что к ее ногам могут все кидать, вот она какая. А герой в детстве чувствовал вину и думал, что не заслуживает ничего хорошего, а если он страдает  это прямо любовь для него, ведь когда он терял отца , наверное, мама страдала, а она его любила, значит он понял он не достоин ничего хорошего и любить это страдать, боль значит это любовь, такие чувства могут привести к тому, что тебе будет казаться, что ты во всем виноват, даже если не виноват. Я не терял отца, но тоже думал, что боль это значит любовь, чем больнее, тем сильнее любовь, наверное в глубине души так и думал. А мысли про флейту и  крутую самооценку  от такого подарка у колдуньи говорят, что герой понял высокомерие ( может даже скрытое в глубине души) и желание получать доказательства, что она крутая такая и самооценка крутая у нее и все в ней круто и все ее ценят, она получит много внимания и наконец убедиться, что она крутая и это заслужила и со мной так было, когда я думал завалю подарками и добьюсь своего, когда добиваться начал, задумался а зачем я это все делаю? А флейта ведь в сказке мне кажется  это то, что доказывает какая крутая колдунья и самооценка у нее крутая. У меня так было ,когда я бывшую девушку подарками завалить пытался,, когда она обиженную строила из себя, но сама давала  столько , сколько просила и даже требовала, просила часто даже больше, чем давала. А герой залип в боль от отношений с колдуньей и стал считать это любовь, но это был капкан его жизни, даже если он делал вид, что все не в серьез. У меня так было с бывшей девушкой, когда она вот так незаметно всегда забалтывала меня, а было чувство, что она со мной такое сделала, чего я и не заметил, что я сам неочень хотел, но делаю то, что ей нужно, реагирую по ее плану и прямо залип в боли и обиде. А слова будешь любить, коли сердце болит и про Аринушку не хуже маринушки  и про долг, это про то, что если сердце болит и боль чувствуешь, значит живой и сердце есть, а если полюбил , значит ты делать это умеешь и сможешь еще раз и долг это для того, чтобы не делать того, что в душе боишься и чтобы оправдать, что трусишь, тем, что это правильно. А алтарь созданный героем это то, что он покланяться должен. В реальной жизни это может быть как алтарь кучи фоток  и всяких напоминаний о бывшей девушке, вот так полный телефон сохранил фоток и всякой фигни, которую она дарила и фантазируй, что она вся такая и причиняй себе боль, что только ты во всем виноват и я так в жизни делал, когда все время как дурак пересматривал фотки ее и только в себе боль наращивал и обложился ее маленькими подарками, ну положил так вокруг себя кружочком, выходит, что в это время только боль в себе сделал больше, чтобы страдать и страдать, думал , когда так больно это типа любовь, сейчас думаю, что это просто больно», «это бывает когда делают одно, а в это время думают другое и ждут твоей реакции, то, что то же ты теперь сделаешь, поведешься ли, это когда что-то  такое  делают для тебя говорят прямо очень такое  классное, ты это и хотел слышать, а говорят,  чтобы посмотреть: а что ты сделаешь когда  увидишь, что такое говорят, какая реакция будет, делают то, что ты ждал, но чтобы увидеть,  в выгодную себе сторону как развернется все, может мне не выгодно это, но зато тому , кто так делает выгодно, вот типа какой он классный или какая она  классная, крутой, делают так, как он или она хочет и ожидал или когда  делают что-то  и думают, ну вот ты сейчас будешь предсказывать , что это означает, а сразу и не поймешь к чему это ,для чего, а все это, чтобы вызвать в тебе такие чувства, какие выгодны и посмотреть, а ты все время играешь в то, что ребусы эти разгадываешь и гадаешь, а человек раз и понял сразу  то, насколько для тебя много значит и можно и использовать тебя и то, что он увидел, что может тобой вертеть и мозг тебе делать, смотрит угадал ты,  даешь ли ты  реакцию, которую хотят, у меня так было, когда моя бывшая девушка  так у нее само собой выходило показывала, что например я совершил , что-то ужасное очень, прямо изранил ее, когда тридцать пять комплиментов не сказал, тридцать смс не прислал, со своим другом общался, а не с ней и не шел за руку , а все, чтобы посмотреть, что я буду такое делать, как я отреагирую на этот крик и истерику об этом, начну мучатся и уговаривать ее или нет и как  начну  что-то выдавать на это   и как буду ее ублажать, как начну уговаривать, а она начнет крутить носом и смотреть на меня сверху вниз и распрашивать, а она получит чувство, что она вот такая настоящая королева, волшебница, очень крутая прекрутая, по-другому не скажешь.  А кажется герой тревожился, что на него все обидятся, если он не отгадает желание других, что всех можно обидеть когда не знаешь точно какие слова от тебя ждут, что такое правильное можно сказать, иначе прямо можно навсегда  обидеть и разрушить человека, потому что все сразу прямо будут убиты словом или на него орать станут , сделают врагом, увидят, что он ни на что хорошее не способен и не примут в тусовку, подумают плохо и будешь как вообще, как говорят «лох», все начнут говорить, что ты не такой хороший уж прямо, типа не из правильных, много всякого думать начнут,  не знаю как еще сказать по-другому и не  было желания  у героя понимать, что и другой человек не вещь, он тоже что-то делает такое , которое тоже влияет на тебя плохо, другой человек тоже делал что-то такое, чтобы все разрушалось , чтобы не слышать тебя и чтобы просто так, ну как говорят  невольно , но часто было плохо и все хуже и хуже, он тоже внес свою каплю в этот кошмар ссор и ты ему тоже надоел с своим молчанием и не хочет такой человек  видеть тебя таким, какой ты есть, а хочет про тебя всякое напридумывать, всякие приятные фантазии иметь, фантазии ему лучше, чем ты настоящий,  а  когда делаешь вид, что ничего не происходит, еще хуже, типа делаешь вид, что ничего не случилось, но от этого все как бы не  исчезает, никуда не девается и от вранья самому себе в тебе  все, как бы только  разрушается и рано или поздно ты орешь ни с того ни с сяго, врать долго не выходит даже когда ты врешь себе, ты ж не каменный, пока мутишь крутишь,  как будто это ничего, лишь бы ничего не замечать. У меня так было, когда бывшая девушка любила на меня наехать и при этом не разговаривать и не объяснять и не возражать и ничего не говорить, но не надо ей было слишком часто перебивать когда она орала, слишком часто она не  хотела знать,  что могло и меня всякое достать, я должен был смотреть на ее психи, и вопли, а сам я  не должен орать совсем никогда. В  сказке тот, которого превратили в скалу любил  показать как реально он улыбчив, но улыбка его была ни про что, не правдой, он ничего не чувствовал, он обманывал и убеждал себя, что это для хорошего, значит можно, типа очень круто! Не знаю как сказать, что  у него за  душой, какие типа переживания, он придумывал, что это не для того, чтобы обмануть себя, а типа никого грузить не должен, думал типа он грузит других,  когда такой , как есть, потому, что , наверное, герой думал, что любят за улыбку. Он, кажется, нужен всем только веселым.  Мы, как в сказке говорилось, не  не рождаемся одни сами по себе, но в окружении людей,  но живем, идем то в жизни сами, даже если рядом люди, наверное нам нужно искать  как что-то делать самим, без чужих всяких  мыслей, которые тебе предлагают, не для того, чтобы ублажать всех, это как –то странно и насамом деле же  не круто совсем и искать покой какой-то, по другому понимать, как быть взрослым, нельзя быть взрослым, если ты не сам от себя делаешь что-то, а всю жизнь смотришь круто или не круто это, когда другие увидят, думаешь, а  что подумают другие, потому  там было про то, как плохо когда строишь из себя непонятно какого улыбчивого парня, а в душе ничего,  прямо как-то пустота, улыбнулся и  прямо все любить тебя будут и благодарить и поверят, что все у тебя хорошо и за это сразу цинить начнут как крутого, полюбят, заботится начнут, прямо только с улыбкой любить можно, но на деле ты ничего не чувствуешь, кого обманывать? Глупо! Когда ты строишь из себя неизвестно кого, то и со всеми не ты, а неизвестно кто, корчишь из себя кого-то, типа я хохутун, улыбчивый весельчак, такой улыбашка бессмертный вечно живущий в счастье от всего, как под дозой наркоманы бывают и делать вид,  что где-то есть Волшебный спасительный человек и он живет  в мире только ради того, чтобы за тебя что-то делать, заставлять тебя чувствовать любовь, освободить нас от всего плохого и от чувства, что ты один и никому не нужен, если ты чувствуешь, что страшно, что ты один и думаешь, что никому не нужен, со всеми всегда так думать будешь, хоть улыбайся, хоть нет и нет волшебного человека, который тебя спасет от этого прямо против твоей воли и будет делать тебе все круто и будет классным и идеальным и сделает классную такую, идеальную жизнь тебе. Надо не надеется на то, что придет волшебный, удивительный, особенный человек, цель жизни типа у которого тебя сделать крутым, классным и спасти, сделать тебе классную жизнь, пока ты улыбаешься натянуто и фальшиво ничего не чувствуя и беспорядочно что-то такое делаешь лишь бы в голову никакие мысли не лезли , думая, что такой человек жизнь свою положит на спасение тебя, против  твоей воли , пока ты ничего не делаешь, кроме как с улыбкой ходишь, пытаясь убедить всех, что ты для всех приятный такой, классный парень, крутой, нет такого спасения, которое дадут тебе в мире такие волшебные люди, такие вот мысли, что нет всемогущих волшебных людей, цель которых прийти и  сделать тебе хорошо, сделать тебе крутую жизнь,  помогут самому делать шаг к тому, чтобы что-то такое взять самому изменить, сделать и поспасать себя, было так я так натянуто улыбался , но ничего в душе приятного, веселого не было, радости нет никакой, чтобы  прямо все поверили, что такой классный, такой весельчак в душе, я просто не хотел никому ни о  чем рассказывать, просто не поможет, если отрицать, что идет что-то не так, если будешь делать вид, что ничего не происходит, проблемы не исчезнут, никакое  лицо такое без эмоций и никакая маска улыбки, ни какая крутая компания, никакие правильные мысли, в сказки говорят от слов халва-халва во рту сладко не будет, я могу тысячу раз говорить, что я рад, но радость от этого не почувствую и проблемы не исчезнут, а если я застряну на растянутой в улыбке маске , то скоро сам не замечу , а в неожиданный момент стану вести себя как псих , стану как его, невротиком, так говорят да, невротиком? и буду такой хранить в душе в тайне все плохие тяжелые чувства, они не исчезнут, спрячутся, прилипну к этим чувствам плохим, которые прячу, прилипну в тайне к негативу, который спрятал, а на лице в это время улыбка как маска, а в тайне плохие чувства спрятаны в тебе глубоко. Герой сам говорил, что есть такие кто боятся, что их не будут любить , потому никому не отказывают, чтобы казалось, что они прямо очень радостно ко всем относятся, прямо любят, а сами ничего не чувствуют. Колдунья не хотела чувствовать себя виноватой за то, что она решила, что можно делать так просто, чтобы ее мысли угадывали и  что хотят  то и думали,, чтобы только жрица ее сходила общаться, но никогда она сама, это что-то самолюбивое, что-то такое, что говорит, что она как бы выше всего, что она сделала что-то не то , но не хочет ответственность за это нести, типа не отвечает, любите ее идеально такую , какая она вот , она же не снизойдет сама, хотела , чтобы всё  в себе ненавидил герой и чувствовал, что он виноват во всем и только он и он теперь все делать должен в лепешку разбиться. Она один раз так сделала, второй, третий и это стала характером и это не изменить, всегда так делает, потому это судьба уже, про это пословица в сказке. Колдунья перестала чувствовать , что крутая, когда от нее поклонник убежал, а как почувствовать, что ты крутая снова? Надо, чтобы другой человек тебе доказывал, что ты крутая,  ну герой и доказывал, наверное, любила себя колдунья очень, самолюбивая, типа хочет много чувств , что она крутейшая  получить этому доказательства, классность свою показать. В жизни это бывает, когда , например,   когда тебе морочат голову, вот показывают  обиду, но не говорят за что, догадайся, молчат, а ты придумываешь, придумываешь, но это твои фантазии и пока ты придумываешь, ты прямо мучаешься, а пока мучаешься , тупишь и западаешь на того, кто обиделся, прямо  застреваешь на мыслях об обидевшемся, а в тайне вроде как такому только этого и надо, потом спрашивают в компании как с тобой помириться, как типа все вернуть, а когда ты думаешь, что  идешь мириться сам, хотя не понимаешь, что не так было, начинают наезжать, всякое наговорят, гадостей, глупостей и ты стоишь как дурак и вообще никогда не поймешь ничего, непоймешь, что не так или наоборот разузнают о тебе в компании, а как только идешь мириться все, ищи-свещи не найдешь, а для чего? А в тайне умри , но кажется, что бы увидеть , что ты будешь мучится, что-то делать постоянно, ты будешь что-то придумывать, но это окажется все не то  , все не так, нет не угадал, нет не то,   и ты такой гадаешь так или не так, каких таких действий от тебя хотят, а все не то , все не так, но приятно , наверное, видеть, что ты бегаешь и гадаешь , что делать, добавляет крутости , наверное. У меня в жизни было так, когда бывшая девушка сама наорала на меня ушла,, а потом спрашивала как у меня и чё, буду ли я опять с ней, а когда я пришел, стала опять орать, что я дурак и бегать от меня и в интернете удалила и  не отвечала на смс и трубку не брала. Ну, а про флейту, это метафора флейты –кугиклы для меня странная, это, что угодно, что помогает любоваться собой, как перед зеркалом крутиться и только и делать, что наряжаться, краситься всякое такое, может конечно это любой подарок, который после ссоры   значит , что виноват только ты и только тебе надо мириться, задабривать надо, ты такой придурок, не знаю , что сказать - во всем виноват, а вот она такая безвинная такая пушистая белая ничего не делала , что к ее ногам могут  прямо складывать горы всяких даров, начнут покупать внимание. А герой герой думал в детстве, что вина за все на нем, даже за смерть отца, вот он хотел с мамой общаться и боялся , что не будет это пока папа есть, мало о папе думал, а он бах и исчез, умер, значит вот как круто, это от того,, что герой плохой, так ему казалось, папа умер потому, что он плохой, ведь с другими хорошими  людьми этого не случается у них отцы так не умирают, ему наверное больно было, он понял как любил папу, когда ему стало больно, когда папа умер, для него теперь любовь это когда все исчезают, когда мучаются и ждут -ждут чего-то , как маму, когда ей тоже тоскливо, наверное, от смерти папы и она на работе сидит, чтобы не думать ни о чем дома, что напоминает, а наверное страшно, если сын, ну герой напоминает папу, тогда ему , наверное, долго маму ждать придется и любовь тогда станет казаться тогда, когда больно-больно и любить это  когда одна боль, боль для него  это любовь, такое вообще может с ума свести,  все придет к тому, что тебе будет казаться, что ты во всем виноват в жизни, ну как там в старом фильме, который моя мама любит, во всем виноват и тогда говорит такой: «простите, а часовню тоже я развалил?» вот такой и часовни разваливает в своей фантазии , потому будет думать так и когда совсем ни при чем и  не виноват. Я не терял отца,  дедушку терял,  ну умер он, тоже думал в тайне, в глубине души, что боль это значит любовь и я на дедушку похож и все время у маминой мамы был , у бабушки, когда он умер и бабушке я дедушку напоминал она говорила и она руками всплескивала и плакать убегала всегда и потому и я ждал, когда она успокоится и маму ждал-ждал, считал больно, значит люблю , сильнее любовь, значит сильнее боль и боль это любовь. А мысли про флейту, что флейта , когда она подарок, показывает вину, типа в тайне вину заглаживаю, когда дарю, считаю, что виноват, хотя не виноват и то, что добиваться и воевать за колдунью готов и  крутое представление у колдуньи о том, какая она классная, прямо без упрека  от такого подарка у колдуньи сразу взмывает вверх чувство, что она центр мира, что она прямо супер, что так, как она себя вела это можно и правильно себя вести, это только все вокруг и герой виноваты, а она – нет, рядом с ней нужно заслужить право находится, она во всем права, может это показало в итоге, что герой врубился, что колдунья хочет доказать какая она восхитительная, ей идея даров себе по-душе, как говорится и она, наверное, имеет  высокомерие ( может даже скрытое в глубине души) и желание получать все, что покажет, что она очень ценная, может вести себя как хочет, а ты только прислуживать будешь и  оценивает себя она как крутую, но еще и хочет , чтобы доказали что она крутая, в душе само чувство, что она крута не возникает, но вот если   колдунья  добудет много подарков, которые кинут к ногам и наконец поймет, вот надо же она ведь выше других, крутая до сих пор, даже когда ведет себя странно и кажется, что издевается, значит так можно вести себя странно, чтобы герою, тебе казалось, что над тобой издеваются, играть с тобой  и это показывает, что она такая заслуживает всего и вся и со мной так было, когда я подарки там всякие приносил бывшей девушке, она брала, но ничего не происходило, ничего не объясняла, все время говорила, что подумает и убегала и все , больше не прибегала, вот прямо как с флейтой, когда бывшая девушка  морочила мозг, делала то одно , то другое , говорила то так, то так и себе на уме была,  я все думал, что со мной-то потом как докажу , что я во всем виноват будет по-другому все у нее, хорошо, почти идеально, нужно только найти нужные слова, только доказать, только показать и можно добиться чего-то , меня прямо топило во всяких эмоциях. Герой был в каменном капкане, потому, что он так захотел, он хотел прилипнуть к кому-то великолепному, чтобы он им управлял, мне так казалось, даже если он делал вид, что ничего не делал. Так было у меня с бывшей девушкой было, когда она вот так незаметно любила вынести мне мозг и загрузить и заморочить голову, я делал бы всегда только так, как она хочет и сам ничего не хотел и ничего я не захотел бы никогда и не заметил и прямо  только и делаю, что думаю, когда с ней был, что не так  и что такое она имела ввиду, она ни о чем не говорит, что хочет, типа вот был бы умным догадался, я устал так играть и сам, устал, хоть и больно как-то было, неприятно, когда бросила. А пословица в сказке  «будешь любить, коли сердце болит» это, наверное, значит, что у  кого-то есть сердце, если он чувствует боль, умеет чувствовать, ты мучаешься, значит чувства у тебя есть, можешь чувствовать, есть у тебя умение любить и значит сможешь любить и в будущем и другого нормального человека полюбишь, кому и ты приятен будешь, умеешь это делать и про «Аринушку не хуже Маринушки»  это  пословица про то, что можно и еще раз полюбить , если сам себе дашь это чувствовать и обратишь внимания на то, что вокруг и что вокруг не такие вот прекрасные как тебе в первый раз казалось когда ты смотрел на бывшую девушку, но тоже девочки неплохие. В сказке алтарь , который сделал герой для колдуньи…это, видно, он поклоняться ей хотел, это что-то такое, где жертвы приносят и молятся, как говорят, молитвы совершают, в жизни может быть, это что-то , что делает другого великим в твоих глазах, а тебя самого каким-то мелким таким, таким никаким-никаким. Может алтарь в жизни это такое образное выражение, когда возвеличиваешь кого-то, или когда  ты любишь увешаться в комнате  фотками бывшей девушки, распечатками на принтере ее картинок и подарками от ее завалить полочки и ящики  и сделать себе  кучу всяких напоминалок о бывшей девушке, ну фотки в компе, в телефоне ,  в планшете, всякие открытки, картинки ее, всякие закладки на ее страницах в социальных сетях, чтобы вспоминать, вспоминать, думать, думать, думать и боли от этого все больше всегда и было все больше и больше, свободы было все меньше и я все время чувствовал, что я дурак, лох , все время вспоминал, что я дурак, никакой, потому что меня бросили, и казалось, что надо становиться все лучше и лучше и тогда я могу все переиграть,  а все равно нельзя было переиграть и я опять чувствовал, что я лох, ну по-другому не скажешь, приличным словом не скажешь и все, ну и больно, и боль, наверное я даже гордился, что боли столько, круто, типа я вот верный и однолюб. Но это все такие мысли, мысли, за ними чувств, кроме боли нет, наверное уже нет,  уже, как говорят прилично в книжках всяких про это говорят типа: « и не осталось чувств за этими мыслями», да их просто нет, самое страшное, это когда не понятно чего ожидать от такого, чего ждать и не ясно, когда вот проверит девушка  как ты на нее все еще смотришь и сразу  бежать от тебя снова  и молчит и самое страшное, что тут-то ты не понимаешь, чего ждать от такого молчания»

 

Знаешь, клинический психолог, основатель позитивной психологии Селигман говорил, что «Существуют два вида улыбки. Первая — искренняя, или дюшенова (по фамилии ее первооткрывателя, Гийома Дюшена). Ее можно распознать по приподнятым уголкам губ и «гусиным лапкам» вокруг глаз. Сознательно управлять мышцами, вызывающими улыбку, очень трудно. Поэтому другой вид улыбки — так называемая «пан-американ» (по названию незабываемого, ослепившего всех оскалом стюардесс рекламного ролика известной авиакомпании) — выглядит неестественно и больше напоминает гримасу, возникающую на мордочке испуганной обезьяны.

Просматривая фотографии, опытный психолог с первого взгляда может отличить дюшенову улыбку от «пан-американ»,  (Отрывок из книги: Мартин Э. П. Селигман. «Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни.» ООО Издательство «София», 2005-12-31T18:00:00+00:00. iBooks.), а  как  после этих слов можно понимать  те фразы о себе, которые герой в образе скалы  произносит птичке: «Я быстро захватывался аффектом, и замолкал, внутренне игнорируя эти свои аффективно заряженные чувства раздражения и враждебности , надевал маску улыбки и самоуспокаивал себя , что замолчал не из внутренней хрупкости , а из великой любви к людям , а сам в тайне начинал злиться на колдунью, очень скрыто, очень завуалированно , переживая молча, начиная разговор с ней в уме, не отреагируя никак во вне, переполняясь враждебными чувствами, которые начинали оседать внутри и подтачивать мой внутренний мир и лишь подогревать все напряжение раздора. Раздор в себе нёс я сам , как замолчавший человек в маске улыбки ! Помнишь, как говорят: «Сколько ни говори «халва»-«халва», во рту слаще не станет»? Что это значит? Видел ли ты такое в своей жизни? Бывало ли такое с тобой? Когда именно?

Что помогло герою в диалоге? Что может быть таким способом помощи в реальной жизни? Какие конкретно усилия можно предпринять в жизни? Какие конструктивные действия конкретно?

Составляется конкретный список усилий, стремлений или действий

«Кокон как у гусенички в другой истории можно сказать. Ее героини и его усилия в создании для себя кокона как каменной изоляции от всего тоже помогли, как у гусенички в другой истории, возможность побыть с собой, чтобы отгоревать и переоридиться, но тут у героя кокон каменых чар был, а у колдуньи кокон своей как ее грандиозности и величия, а герою помогла уверенность, что нужно делать что-то, активно делать, нужно применить усилия по созданию кокона уверенности и любви, а не кокона сохранения каменных чар. Заняться важным интересным делом в реальной жизни, сделать что-то важное и интересное; уединится и подумать о чем-то приятном , помечтать и когда возникнет хорошее настроение, будет приятное  настроение пойти к другим, оглянуться по сторонамю И там психолог про фальшивую и не фальшивую улыбку говорил и у героя фальшивая была, потому тяжелые всякие чувства бум и прорывались наружу, когда он не ждал, бах и все и орал наверное он или еще как-то как дурак вел себя»; «герою помогло, что у него было время попереживать, когда он был превращен в скалу, подумать, поговорить с птичкой, он смог довериться и увидел мир и новая любовь к другому помогла»; «герою помогло, что он увидел все , что переживал по-другому, как там говорят про такое..эта…в новом свете, многое понял, перестал сомневаться в себе, принял, что случилось с ним заблуждение, понял, что запутался и заблуждался и все. Он смог посмотреть на все с новой стороны. Понял себя. Увидел живое существо, способное на общение и чувства рядом и полюбил вновь, в жизни можно дать себе погрустить, попереживать, подумать, жизнь длинная, можно найти с кем отвлечься в разговорах и всяких там приколах, потом встретишь еще того, кому можно доверять, просто не заставлять себя любить насильно и не заставлять себя разлюбить насильно, просто разобраться в своих чувствах. А слова про улыбку значат, что фальши много, когда специально натягиваешь улыбку, прячешь тяжелые чувства, а потом так выходит орешь, когда не надо, как будто ты прямо взрываешься»

 

Какое отношение было у героя к миру вначале? Бывает ли такое  в вашей жизни ( в твоей жизни) (имеется ввиду в жизни подростка)? Когда именно такое бывает?

Важно понять актуальный настрой и актуальное восприятие мира героиней. Спросить бывает ли такое у подростков

«герой Скала думал, когда еще  мужиком был и вообще в начале, что он во всем виноват, все из-за него, что у такого по иному быть не может. Что весь мир смотрит хороший ли он мальчик и если не хороший , не идеальный, вообще никто любить не будет, у меня такое бывает , но редко, когда обычно накатывает печаль , когда вспоминаю ругань с девушкой, когда мне наговаривала какой я лох последний и со мной радости никакой»; «он думал, что миру всегда от него что-то надо и мир смотрит за ним и любовь  смотрит какая у него первая и единственная или вторая и повторная, прямо все только и думают был ли его выбор ошибочный, лоханулся ли он и виноват ли что лоханулся, когда ему казалось, что колдунья прямо добрейшая, прелестная такая, прямо одуреть можно какая святая, у меня такое бывает, когда мысли накатывают о бросившей девушки, аж виски сводит и в горле пересыхает, кажется вот я стану крутым качком или прямо добрейшим человеком , святым угодником, не понятно кем лучше, иногда смешно, кажется лучше крутым святым угодником-качком, и она еще обо мне узнает и все будут только обо мне говорить и самому противно, аж рыдать охота, но все проходит»

А как на этот вопрос ответила бы твоя мама (папа) , твой брат (сестра? А что сказал бы твой друг? А ты согласился  бы с ними?

Поменялось ли это отношение к миру в конце диалога? Почему? Как этого состояния достигают в реальной жизни?

Понять произошли ли изменения с героем, произошла ли трансформация с героя, появились ли у него новые качества и каким способом, что было сделано. Пути реального достижения такого в конкретной жизни подростка

«да у героя мужика этого все изменилось, он перестал быть таким сдвинутым, еще раз полюбил, своей головой подумал, остыл, типа, отошел от напряга,перестал считать, что все за ним наблюдают и за его личной жизнью и что там скажут ,перестал вопросом терзаться типа : а скажут ли , что он святой там какой-нибудь однолюб, который должен одну любить, которая его разрушает или нет, потом как поговорил пришел в себя, поговорил и оказалась вокруг –то еще люди есть и птичка-то девой оказалась, а он и не видел и не помнил, да и любит она его и он влюбился, а в жизни вот так со мной было как только погавкались с моей девушкой и она ушла к тому, ну такому, который вроде как похоже крут, а вот так в жизни все будет лучше, когда поразмыслишь, отдохнешь, отвлечешься поговоришь с кем-то кому доверяешь и бах оглянулся вокруг, а кругом хороших людей много и сердце твое бац разбили, задурили голову, как заколдовали, но оно-то сердце есть и именно оно способно любить, ты-то любил, значит умеешь, а вон в сказке сказано, есть те, кто любить-то просто не способен, а ты умеешь, потому у тебя все может быть еще потом, с кем-то будет как это сказать долговечнее, как говорят у меня дома надежнее и хорошо, ты ведь можешь ошибиться в человеке»; «да у героя все лучше стало, все изменилось, поговорил и по-другому стал на вещи смотреть и оказывается любили его и он полюбил и сам не заметил, разрешил себе не испугаться, в жизни важно общаться с людьми и доверять , не бояться разговаривать, людей вокруг много и есть, наверное, замечательные, главное ты умеешь любить»; «самое главное, что если ты любил, то можешь любить в принципе, а другие не могут совсем и никого в жизни, кого бы они не встретили, но могут рассказывать много о любви, это как повезет с первого раза или со второго человек будет открытый и подходящий, говорить окружающим об этом, но не любить. Как там помните в фильме «один дома два», там бездомная в парке говорит Кевину, который прятался в парке от разбойников она говорит о том, что  не может никому поверить больше, что ее предадут и забудут, что кто-то кому она поверит снова, возьмет и разобьет  ей  сердце легко и просто, а Кевин очень ей круто ответил, вспомнил свои коньки, хотя он ее понимал,  но сказал, что он так боялся сломать коньки, что очень боялся их носить, не надевал иж, не вытаскивал из коробки даже и он сказал, что в итоге он так их прятал и берег, что он из них вырос, а потому  не мог их надеть и так и ни разу  не покатался, да  так и со своим сердцем может быть, можно его так и не использовать не разу , один раз обманувшись в человеке и оказавшись с неподходящим человеком, потому какая разница никогда не использовать сердце по назначению, прятать, разрушать все для общения с другими людьми, доверие, всякие там симпатии или дать его разбить. Какая разница? Кевин сказал, что если вот так прятать свое сердце, то будет как с его коньками спрятанными в коробке, когда наконец решишься — ничего не получится, потому что слишком долго прятал и  он там  сказал, типа да хотя сердце и разбито, но оно есть. Вот в сказке про это же было…для меня».

Так же что сказали бы об этом значимые люди и был ли бы подросток согласен с ними?

Испытывал ли герой неприятные чувства? Какие моменты запомнились, когда герой испытывал неприятные чувства? Хорошо ли не испытывать никаких чувств? Бывало ли с тобой ( с вами) такое? Какой момент произвел сильное впечатление? Как  ты (вы) полагаешь (те) почему?  Бывало ли в каком-то смысле нечто похожее в твоей (вашей) жизни?

 

Проясняет какая эмоциональная реакция у героя, это показывает склонность к тем или иным реакциям в субъективно схожих ситуациях у подростков

«Герой все время грустил и винил себя и произвел впечатление  такого печального, а момент меня впечатлил, когда он вспомнил, что такое долг по сути  в общении, что долг это то, что навязано, ты не хочешь, а на тебе обуза, и когда он чувствовал, что его стыдят перед другими, ему казалось тогда и навесили обузу на него думать о том, как он выглядит в глазах людей , что они думают и вспомнил, что была ситуация, в которой его как будто отталкивает мама и не любит за всякие подлянки, ну типа шалости разные и говорит все время, глядя на него холодно: а что подумают люди, а потом он начинает, когда общается с птичкой говорить об этом, обо всем, что могла бы мама сказать ему и  сразу по-другому на все смотришь и в жизни я так еще не пробовал, но маму люблю, хотя она тоже иногда орет на меня, и вот герой думал, что вот когда на него орут его не любят и груз на него положили, что-то хотят и он думал все время что люди скажут? Что люди скажут? Он обижался, что мама  о плохом папе рассказывала и так он запомнил его плохим и что они мало общались и вот так незаметно обиды и груз что кто подумает о нем навалились на плечи» «герой только и делал , что тосковал, грустил, прямо муть какую-то нудную испытывал,аж слушать нудно, разнылся, как я , правда, так делал, когда только в конец разругались с девушкой, гадом меня считает и ладно, как хочет, ну и впечатлялся в конце, когда он еще полюбил, тоже так хочу, пока у меня такого нет, но может быть позже, в будущем будет еще раз с другой девушкой,

Этой вечно можно доказывать, что я не лох, по-другому не скажет, а все равно постоянно ругаться будем так, что это будет разруха для обоих, можно ругаться так, чтобы это не была разруха, но это не с моей бывшей девушкой»

Так же вопросы о том, что ответили бы на это значимые для подростка люди и был бы согласен с ними?

Когда мы не испытываем никаких чувств, что это может говорить нам? О чем это сигнализирует? Что птичка обозначает как возможность , которая может спасти и исцелить болезнь чар? Почему это новая  любовь в душе  самого героя? Почему никто другой не может спасти человека? Когда бывает в жизни подобное переживание? Были ли в твоей ( вашей) жизни чувства, которые поднимаются в душе  словами птички о том, что только  любовь без дурмана , без потери себя, только в самостоянии без переживания слияния с душой другого может спасти? Как это можно понять? Когда в жизни возникают такие чувства? О чем они говорят? О чем сигнализируют?

Связать с реальным опытом жизни

«нет чувств у мертвяков, а когда хочешь побыть мертвяком на время тогда ничего и не чувствуешь»; «ничего не чувствуешь, когда устал уже чувствовать и как будто все, ничего больше не чувствуется совсем» « радость, когда птичка говорит, что можно исцелиться от чар, а говорит, что только сам, потому что человек только сам может себя спасать и помогать себе, нельзя помогать человеку и спасать того, кому нравиться его состояние и ему кажется , наверное, даже это круто, возвышает его над собой и вообще, а исцеляют дурман лишь любовью новой, чтобы понять где было все по-настоящему не-правдой и игрой, а где правда и любить можно только самому, чтобы спасти себя и других не утопить с собой вместе в разных неприятных чувствах»

Так же: спросить, что сказала бы об этом мама подростка, папа, друг, сестра или брат? Почему и согласился бы с этим подросток и почему?

Чему может научить эта история?

Развитие «практического» , эмоционального интеллекта проявленный через стимуляцию умения извлекать уроки из ситуаций, понимать смысл и значение произошедшего в своей жизни , ассоциативно связанного с повествованием, когда слышишь описание образов метафор в истории и понимать какое отношение случившееся  имеет к жизни и как проясняет ситуации в жизни

«это история учит тому, что можно ошибаться в человеке, можно просто быть  с тем, кто тебя не может в гневе выносить и кого ты не можешь вы носить, но это же ты любил, значит ты можешь и снова любить другого человека, который может выносить тебя в гневе и не разрушать и когда сам в гневе можешь не разрушать и в будущем можно найти какую-то хорошую любовь, дать себе шанс оглядеться по сторонам»; «бывает неприятные люди, которых ты любишь и когда они уходят, дай им уйти, ты же любил своим сердцем, значит можешь полюбить позже другого человека, который более подходит, потому что не разрушит тебя и не сбежит и твои странные поступки его не бесят и не разрушают, будет все круто»

Так же: спросить что на это сказали бы значимые люди подростка и был бы он согласен с этим или нет?

Какое тайное послание зашифровано для твоей (вашей) собственной души в этой истории ?  Что в своей жизни и общении ты можешь отпустить, чтобы не зацикливаться на этом? На что в своей не обращаешь внимание, а на деле хочется обратить на это внимание?

Конкретизация урока ситуации, понимание что это конкретно для тебя и соотношение этого урока с конкретной ситуацией жизни и с процессами, которые происходят  внутри души (психики)

«можно не ныть долго, не так уж и  раскисать , пообщаться с друзьями, печаль отпустить, отпустить желание вылезать из кожи, чтобы все было хорошо и понравиться моей  бывшей девушки, с которой мы разругались так, что она со мной дело иметь не хочет, хотя иногда играть со мною хочет в молчанку или в какие-то игры»; «можно любить в жизни не один раз, если один раз очень ошибся и чувствуешь, что как в дурмане, иногда , кажется, что в жизни уже ничего не будет, но это не так и никто ни в чем не виноват, так сложилось, оказался с человеком, который любит играть и разрушать и которого ты бесишь разрушая , потому ну и ладно, жизнь длинная штука»

Так же Что сказала об этом мама? А твой друг? А папа? Почему, а ты бы согласился с этим?

 Сложные вопросы: кого типа личности была колдунья, если известно, про некоторые черты личности: что мазохистские черты личности, сконцентрированы вокруг мыслей-чувств вины, при неосознанном или полуосознанном чувстве, что все приобретается лишь ценой страдания и лишь тогда , через страдание , воздастся все самое хорошее и тогда можно иметь чувство морального торжества, можно сказать , что у колдуньи такой тип личности? А может у колдуньи обссесивный тип личности , про который, известно, что

 у кого обсессивные черты личности, у того много навязчивых мыслей, с этими навязчивыми мыслями нельзя ничего поделать, они очень навязчивы, очень назойливы, а поделать нечто хочется. Можно сказать, что у колдуньи такой тип личности? А может быть можно сказать, что у колдуньи компульсивный тип личности, если известно, что  у кого компульсивные черты , у того навязчивое желание что-то делать, обслуживать кого-то ? Мог быть такой тип личности у колдуньи? А может у колдуньи индивидуалистичный (шизоидный) тип личности, если известно, что у кого шизоидные (индивидуалистичные) черты для того характерно погружение в фантазии, уход от реальности, туповатость во внешнем мире, избегание контакта от перенасыщения стимулами, плохое понимание намерений других людей и плохое понимание намеков ? Мог быть такой тип личности у колдуньи? А может у колдуньи могут быть нарцессические черты личности, если известно, что у кого нарциссические черты всегда есть впечатление в общении , что у такого человека все крутится вокруг его самоуважения, значимости, существует высокая потребность в восхищении, крайняя чувствительность, ранимость и обидчивость к любому слову, затрагивающему самоуважение, рассеянное, перемешанное, запутанное  переживание себя и своей принадлежности миру, то есть   принадлежность к миру и людям спутанное, есть чувство пустоты, противоречия в восприятии себя, непоследовательность, иными словами, то одно , то другое говорится, то одно подаётся как правда, то другое, скудное восприятие других, существует перекладывание своей вины и стыда, подозрения в зависти, сниженная способность справляться с тревогой, импульсивность, то есть склонность к необдуманным , взбалмошным поступкам, эмоциональная переменчивость, недоверие , поскольку люди могут разоблачить слабости , увидив неидеальность, отразить эту неидеальность, поглощенность собой в колебании между избеганием контакта в молчании как бойкоте и желанием поглотить все интересы, все время , все особенности другого в слиянии, как у бактерий при делении, поглотить, чтобы не было ничего непохожего, не было не одной непохожей мысли, не было не одного непохожего намерения, фантазии о душе близнеце из иных миров(как говорит Хотчкис) , переживание своей уникальной исключительности, при колебании между самоуничижением и тайным ощущением своей грандиозности, мечты об исключительно идеальной любви, любовь к своему отражению в глазах другого,в отношениях колебание между избеганием в манипуляции , реализованной в форме бойкота (манипуляция, связанная с прерыванием контакта в молчании без объявления этого и объяснения причин) и пинга (манипулятивном закидывании удочки о возможности вернуться после разрыва или возвращение на краткий срок) и слиянием, поглощающем и стремящимся уничтожить все непохожее в иллюзии полной и всецелой, абсолютной принадлежности такой личности, другой человек становиться рукой в мире, важна подпитка своей самоценности восхищением других, идеализация в сверхпохвалах в ответ на восхищение собой, в связи с этим нереалистичные высокие , требовательные ожидания от других и партнёра и превознесение на пьедестал партнера, чтобы было к кому примкнуть и почувствовать , что в своей пустоте есть опора на идеальную , исключительную личность, затем резкое обесценивание как недотягивающего до каких-либо благородных, достойных качеств , выяснение не соответствия высоким не-реалистическим ожиданиям, обвинение в этом партнёра, разрушение образа партнера , разрушение отношений, обвинение и в этом партнёра , -"не я такая/такой , жизнь и ты такие"- бессознательно переживание себя живым и чувство своей ценности и значимости через наблюдение боли в глазах партнёра, болезненно переживает , значит любит, вот какая живая сила влияния у меня , вот какая у меня животворная сила вселять Любовь, вот как меня любят, а это значит я живая (живой) и вот какая востребованная (востребованный), сознательно не знают точно чего хотят, не умеют выбирать и принимать решение, как бы все само собой так случается, проглядывание эмоциональной непоследовательности, пугающей своими крайностями и противоречиями, бессознательная установка: "ты со мной будешь, а я с тобой - нет, но ты ещё почувствуешь мое желание поглотить все твоё время, все твои интересы, все твои отличия, не будет тебя и меня, я сделаю,- во имя твоего же блага,- тебя всецело принадлежащим мне, расширяющим мои возможности реализовать свои интересы выгодным образом", не понимание своих потребностей, обычная раз и навсегда данная способность такому человеку лишь к подобному циклу отношений "идеализация в ответ на восхищение собой-разрушение идеализированного образа партнёра через обесценивание", при этом нужно помнить нарциссическую личность отличает от мазохистической то, что нарциссической личности нужно не моральное торжество через страдание, а моральное превосходство для подтверждения своей огромной самоценности, значимости и грандиозного Я, иногда у некоторых отличающихся нарциссизмом личностей совсем бывает плохо с моральностью,

 она срабатывает лишь когда им самим выгодно и толкуется в выгодную сторону, от обссесивной личности нарциссическая личность отличается тем, что у неё могут быть навязчивыми мысли о самопринятии, о самоуважении, о своей ценности, о себе , от компульсивной личности нарциссическая отличается тем, что Ее навязчивые действия могут быть только напоказ и для того, чтобы продемонстрировать свою грандиозность, свою ценность, обезличенную Любовь к человечеству, чтобы достичь святости в своей смысловой реальности и не просто иметь возможность оказаться в раю, а в качестве святого принимать молитвы смертных или были показателем всемогущества и влияния на Мир , или в тайне надо, чтобы подобной личности молились после смерти, например, от шизоидный личности нарциссическая отличается тем, что все Ее фантазии сконцентрированы на себе, на своей значимости,на проблемах самоуважения, на самопринятии, на принадлежности к значительным, сверхграндиозным или святым людям, на том, что она быть в центре внимания, в центре яркой жизни, на том, что она ценна , грандиозна и превосходит многих , на идеальной любви, не просто уникальна, а исключительна, сверхнеобычна, превосходя простых грешных смертных и грандиозна, делая великое благо для мира, избегание у нарциссической личности будет не от пресыщения , перенапряжения от стимуляции, а будет а) из-за боязни , что люди разоблачат Ее , увидят слабости, неидеальность, отразят слабости и неидеальность, покажут это, ткнут в это носом б) из-за зацикленности на саморазвитии как достижении именно превосходства и сверхсовершенства , в) как манипуляция в форме бойкота без объявления и объяснения причин ; партнер для нарциссической личности лишь функция, от которого она очень зависима, а поскольку для нарциссической личности партнер функция, то партнер ДОЛЖЕН выполнять ряд обязанностей ради поддержания выгодных интересов и расширения возможностей нарциссической личности, быть полезным, поскольку у нарциссической личности, как она считает, на это особое право, а так же - для подпитки Ее постоянным восторгом и восхищением, никакого принятия усталости, психологической истощённости , раздражительности, ситуативной агрессивности партнёра тут быть не может, сам по себе партнер не так уж и интересен, интересны его исключительные качества, которые окружающие могут считать идеальными, к которым нарциссическая личность может примкнуть, присвоить и опереться в своей пустоте, нарциссической личности по сути нужно только восхищение собой, нужна иллюзия поддержания грандиозного Я нарциссической личности, то есть партнер нарциссической личности нужен для того, чтобы он нарциссической личностью восхищался на безусловной основе и для того, чтобы постоянно соответствовал во всем требовательным, не-реалистичным ожиданиям нарциссической личности, иначе обесценивание и разрыв отношений; отличает нарциссическую личность голод по восхищению и одобрению, эмпатия (сочувствие) если и есть, то поверхностность в эмпатии, которая распространяется иногда лишь на каких-то персонажей в книгах, с которыми можно отождествиться, но не на живого партнёра, который в отношениях с нарциссической личностью и "здесь-и-сейчас" переживает сложные чувства, ощущает, что ему тяжело, плохо в отношениях, кричит из раны своей внутренней боли и захвачен болью, тут эмпатии не будет, -"ибо не ври , тебе не плохо, что ты выдумываешь; тебе не тяжело; о чем ты говоришь, не ори" в целом в жизни нарциссическую личность отличает принятие и понимание лишь своей позиции, при взгляде со своей колокольни , зацикленная сконцентрированность на себе и на том, как Ее видят, иногда может быть и ипохондрия (страх физической и психической болезни, из-за этого зацикленность на здоровье и чрезмерная концентрация на здоровом образе жизни), зацикленность на образе, который нарциссическая личность создаёт , на потребности в восторженном одобрении и соответствии Ее требовательным не-реалистичным ожиданиям и отсутствие интереса к телесным касаниям в близости на основе любви, зная это какой тип личности можно предположить у колдуньи? Встречались ли вам такие люди? Когда? Чему конструктивному  учит опыт, зашифрованный в метафорах сказки для тебя (вас) ,как применить этот опыт ( то чему учит история) в  твоей реальной̆ жизни? что конкретно можно сделать, чтобы применить в жизни то, чему учит история?

Развивают умение понимать особенности людей ,  направлены на развитие соотношения метафор с конкретной реальностью и конкретным действием, которое можно совершить, чтобы стремления воплотились в обыденность

«колдунья, наверное,как ее … компульсивная, ей навязчиво хочется заколдовывать и флейту-кугиклы, но она еще и нарциссичная личность по всему видно и моя такая была, прям такие вещи и творила, прям исполняла всякое такое»; «я не знаю, но , наверное, она была такая мазахистка, страдать любила, раз обратно хотела к тому, от кого сбежала, ну и нарциссичная у нее прямо поведение такое, ну у меня иногда такой девушка была, которая ушла, прямо  все фантазии о душах близнецах и все такое, бежать от нее надо»

 

 

 

Примечание комментарии

Правильных ответов нет, ответы говорят о внутренних переживаниях, кроме сложных вопросов о типе личности колдуньи, колдунья описана так, что она воплощает черты нарциссической личности,  если колдуньи, например, приписывают через мазохиские черты, то , вероятно, какие-то такие черты есть скорее у слушателя или в его жизни было много таких людей, если мы точно уверены . что у подростка сохранен интеллект. Вам важно слушать о обсуждать, уточнять переживания. В сказке вскользь используется слово Бог в разных местах, но если подросток не верующий, для него это просто может быть внутренний голос творческих озарений его совести,  о чем в тексте тоже говорится, не больше, вы хорошо бы понимали, что не делаете подростка из атеистичной семьи религиозным, отчуждая его от  этой атеистичной семьи, вы работаете через метафоры с его переживаниями.   Любой подросток мужского пола, попадающий в замкнутый, как, вероятно, представляется, круг вязких, отношений близкого характера с девушкой подростком, подвергающей его скрытому, хищническому манипулятивному насилию через капризы, игры в добро для внушения стыда от своей ничтожности перед ее правильностью, манипуляции через молчание, которому , с той или иной степенью сознательности ожидается , что припишут разное значение и фантазии и в надежде будут болтаться на крючке надежд, которые дает такое молчание, словно рыба не живая, не мертвая, в вечной надежде, через перекладывание вины, как и девушка-подросток, попавшая в вязкие отношения с парнем , который проявляет манипулятивное насилие по отношению к ней, всегда, еще с самых незапамятных времен, как правило, имели некоторые предпосылки к вступлению в такого рода отношения, питая на определенном этапе, естественные для них, но рискованные по сути, надежды, ожидания и представления:

 Такие подростки мужского пола и женского пола попадающие в эмоционально-психологическую зависимость от тонко манипулирующих молчанием или иными действиями, стремятся обрести свою, независимую, отдельную от родительского пространства и опеки, жизнь, почувствовать свою независимость от мамы или папы или от обоих, причем любым путем, любыми средствами, стремятся скорее создать какие-то серьезные , единственные, вечные отношения, как стереотипному средству для достижения желаемого в виде независимости от родителей и обладания негласным статусом взрослого, серьезного и порядочного человека , а потому часто выбирает первого, более менее, подходящего, активного подростка противоположного пола, проявляющего большую инициативу;

 Такая девушка –подросток неосознанно испытывает влечение только к очень активному партнеру, причем агрессивность и возбудимость путает с активностью, при таких условиях этот активный подросток как ее выбор обычно со скрытым пороком агрессивности или чего-то иного странного, выходящего за пределы нормы, хотя сама является нередко «пай-девочкой» и через рационализацию (разумные уговоры самой себя, защищающие ее психику от травмирующей, жестокой правды, которая скрыта в реальной жизни и реальном облике партнера) окультуривает, оправдывает порок, иногда даже жалеет за это подростка, такой парень –подросток в эмоционально-психологической зависимости неосознанно испытывает влечение только к очень активной девушке, причем ее психопатологические странности психики , будь то психотический эпизод в форме иллюзий восприятия или слышания голосов или видения образов принимает за духовность, тонкость и духовное пробуждение, за исключительную необычность и/или поведение сочетающее единство противоположных тенденций, где есть одновременно соблазнение и страх соблазнения, непоследовательность, путает эти проявления с женственностью, возбудимость такой девушки, импульсивность путает с активностью, при таких условиях этот подросток противоположенного пола как выбор обычно со скрытой странностью –пороком. Хотя тут важно помнить, выбран такой парень-подросток со скрытым пороком или девушка подросток со скрытым пороком-странностью нередко именно «пай-девочкой» или «пай-мальчиком» и через рационализацию в этих отношениях все оправдывается (разумные уговоры себя, защищающие психику от травмирующей, жестокой правды, которая скрыта в реальной жизни и реальном облике выбранного партнера). Тем самым, не замечая такие внушаемые рационализирующие пай-мальчики и пай-девочки, попадают в эмоциональную зависимость от подростка с очень глубоко скрытым пороком-странностью, который видится как уникальность. А при такой ситуации для такого «пай-мальчика» или «пай-девочки» в эмоциональноц зависимости, в ее собственном сознании, в ее душе, состояние партнера со скрытой странностью смешивается с собственным состоянием и их нельзя отделить друг от друга, с этого этапа их партнер с очень скрытым пороком-странностью в полной мере начинает психологически «питаться» их силами, невольно разрушает их, невольно использует их, не выдерживает никакое их недовольство, но сами такие со скрытым пороком –странности не могут удерживать, выдерживать и возвращать в приемлемой форме никакое недовольство. Как правило, такие «пай-мальчики» и «пай-девочки» не слышат никакие здравые речи об опасности таких отношений и еще рады счастью нестабильности, выглядящей, словно веселые горки, то в идеализации их на пъедистале преувеличения достоинств и отрицания слабостей, то в обесценивании их через упреки в придуманных недостатках или раздутых до глобальности слабостях и сбрасывании с пъедистала, в подобных первых отношениях. И все это пока такой партнер в первой любви не перейдет к грубому, бесчеловечному психологическому насилию или не будет жёстко разрушен образ такого «пай-мальчика» или «пай-девочки» через обесценивание и пока не разрушатся полностью эти отношения... Но иногда, как это не страшно, и этого оказывается недостаточно, чтобы принять зрелое решение, выжидая, оценить ситуацию и предпринять шаги к тому, чтобы освободиться и восстановиться, попросить в этом помощи, такие зависимость свою от манипулятивного тонкого-насилия и от чувства оставленности и отвержения принимают за вечную, подлинную любовь, они считают это верностью, выходящей за пределы всего человеческого и обыденного …

Несмотря на очевидное постоянство скандалов в этих отношениях, отсутствие у другой стороны желания что-либо понимать и давать отклик, не умение удерживать , выдерживать и возвращать в приемлемой форме недовольство, при этом требование от другого находящегося в зависимости полного спокойствия, не смотря на очевидное причинения боли, постоянное влечение к этому манипулирующему избеганием в молчании, сочетающемся порой с полным психологическим слиянием в близости, где нет ничего собственного никаких своих интересов и мыслей, активному подростку со скрытой порочной странностью и желание, чтобы такой человек , будь то девушка или юноша, был представлен в жизни подростка. Все время навязчивое желание все больше и больше проводить времени с таким манипулирующим подростком, посвящение всех интересов желаниям манипулирующего подростка будь то юноша или девушка и полный отказ от собственных, все другие увлечения теряют яркость и значимость.

При очередном обрыве отношений и обесценивании - паника, минимум осознанности и максимум некотралируемой навязчивости переживаний, заставляющих не слышать речи, говорящие о рискованности таких отношений, их противоприродности и странности, подросток чувствует и слышит в этот момент лишь содержания собственного бессознательного, с жёсткими установками в Сверх-Я ( сферы психики связанной с ценностями, то есть внедренными в процессе воспитания смыслами, убеждениями заменяющими мышление, например «я должен любить одну и если все показывает , что отношения разрушились, я все равно должен любить одну даже, если на самом деле уже ничего не чувствую , кроме боли, я должен, иначе я не буду хорошим мальчиком или девочкой). Это заставляет его не разбираясь отдалится от любого общения, иначе же ему (ей) могут понравится другие люди и он (она) чего доброго еще раз влюбится, испытает влечение, надо всех избегать именно поэтому, отталкивать, за этим сокрыта именно навязчивость всех переживаний, связанных с поглощенностью этой идеей. Желания вернуть отвергшего человека и все переиграть становятся непреодалимыми, хотя очевидно, что ничего переиграть невозможно, ибо базовые черты личности построены у другого отвергшего на очень сглаженном, скрытом пороке-странности , где есть склонность порождать восхищение в ответ на восторг собой , который всегда неминуемо сменяется обесцениванием, то есть издевками, принижением, преувеличением недостатков, недовольством и раздором, в котором разрушается положительный идеализированный образ другого, теряется его ценность и эта «идеализация-обесценивание» реализуется по кругу, навязчивое желание вернуть такого отвергающего человека поглощает и привыкание к этой навязчивости уже само распоряжается человеком. Здесь воли Я (сознательных устремлений и возможности принять какое-то самостоятельное решение) уже нет, Я-усилий уже не применить, ресурс не собрать и человек в этой поглощенности меняется не в лучшую сторону, его прежнего уже нет, как будто бы не он сам в этом поле опыта действует, а нечто само затягивает, то здесь уж усыплена Воля, в том числе Воля к жизни, самосохранение, влечение к Жизни, все полностью отдано поглощенности навязчивого желания вернуть отвергшего и все переиграть, ничего иного уже не хочется, ибо в нём уже нет того, что могло бы хотеть, испытывать какие-то желания, зависимость захватывает, идея, что все можно переиграть и это нужно, чтобы считать себя порядочным хорошим мальчиком или девочкой погружает в забытие и , растворяя в этой идеи –убеждении всё, это убеждение заменяет собственное мышление, как бы невольно сама идея уже  использует, приманивая надеждой на негу удовольствия, смешанного с болью, когда наконец он все переиграет и будет идеально-порядочным мальчиком или девочкой. Вспыхивают чувства сонной навязанности, воплощающие свойства зависимости. И зависимость предстаёт усвоенными из вне установками- убеждениями , которые воплощают то, какие должны быть отношения Я ( отношения сознательных убеждений) со сверх-Я (ценностями, усвоенными из вне в процессе воспитания ) через чаяния-надежды о приближении Я-Идеала, нет  возможностей понять, что стремятся к неизбежной ранящей ситуации с человеком подросткового возраста со скрытым , стертым-пороком –странностью, у которого отношения всегда развиваются по кругу «идеализация-обесценивание» и заканчиваются переживанием оставленности, покинутости, такому подростку в зависимости бессознательно кажется , жизни нет без отвергающего человека старшеподросткового возраста и вне зависимости от него , так ДОЛЖНО БЫТЬ, это так прекрасно и совершенно, даёт ощущение погружения в бессознательное через постоянное фантазирование и мечтания и ослабляет давление Сверх-Я ( то есть представлений о том, какие ценности присущи и каким идеальным надо быть) . И жестокое Сверх-Я, со всеми усвоенными из вне одномерными, жёсткими, невариативными, однонаправленными, негибкими ценностными установками-убеждениями, которые заменяют мышление и звучат внутри как лозунги «любить можно и должно только одну, даже если уже ничего не чувствуют, кроме боли», делают слепыми к тонкостям реальности, со всеми усвоенными из вне интрузивными ( внедренными помимо воли)  желаниями соответствовать ожиданиям,воплощает процесс влечения к полному сонному забытию, то есть в какой-то степени к покою смерти. Такая склонность к зависимости, конечно, маскирует спрятанную глубоко детскую психологическую травму покинутости и потери, зависимость даёт защиту от воспоминаний о всех потерях, но защиту для человека от этой имевшей место когда-то психологической травмы покинутости , причём защиту, истощающую «Я», сознание, поэтому и неудачную защиту, но все же огораживающую , а все чтобы не вернуть вихрь переживаний, воплощающих эту раннюю травму, связанную с неинтегрированным переживанием психологической оставленности, покинутости в глубоком детстве, - психологической покинутости, оставленности по тем или иным обстоятельствам, возможно от истощения матери от большой нагрузки и депрессии и чрезмерной стимуляции ребенка депрессией. Без сонной зависимости есть риск синдрома отмены, тогда ничего не чувствуется, все расслабленно туманом сна , кроме периодических вспышек тревоги, дрожания тела, приступов головной боли, приступов бессонницы, субдепрессии, то есть пониженного настроения, не желания что-либо делать, заметное снижение прежнего уровня памяти и внимания, и только смесь боли и подлинной любви заставляет обычно очнуться и то не всегда …При этом главное именно то, что ничего здесь нельзя делать насильно, невозможно причинять добро, нельзя действовать без Того , чтобы ждать его (ее) желания вмешательства, без просьбы «помочь» и подлинного желания принять помощь и при прояснении как именно такому человеку нужно помогать? Что именно сделать?- если так происходит без его (ее) желания, весьма высок риск попадания в отношения укладывающиеся в треугольник Карпмана. Этот треугольник -метафора манипулятивных отношений в анализе сказок и фантазий, которую предложил С. Карпман, который был последователем психоаналитика Эрика Берна и изучал сюжеты отношений в текстах сказок. Здесь, если человек попадает в нездоровые , незрелые отношения треугольника Карпмана, манипуляция складывается так, есть:

 

▪ Манипулятор, который играет роль жертвы

▪ Манипулятор, который оказывает давление, принуждает или преследует жертву — преследователь, в этом случае сама эмоционально-психологическая зависимость как переживание, а может жертва становится преследователем  отвергшего человека

▪ Манипулятор, который вмешивается, когда его совсем не просят , который только по форме желает помочь ситуации, чтобы спасти слабого, но на деле речь идёт о бессознательном чувстве власти.

Из этих игроков-манипуляторов спасатель — манипулятивная роль в треугольнике, здесь спасатель-манипулятор — это не тот, который помогает кому-то в чрезвычайной ситуации, или в ситуации, когда его просили о помощи или тогда, когда он спрашивает у другого: нужна ли его помощь? Это тот, кто имеет смешанный или скрытый мотив бессознательной власти , который на самом деле выгоден ему - «тому, кто спас